Big Brothers
karma police members
ЗЕРКАЛО

Прошло несколько дней, и Паулюс сидит в гостиничном номере и смотрит на себя в зеркало. Перед ним у зеркала - пустые бутылки из-под виски, остатки сигар, разбросанный пепел. Взгляд Паулюса тяжелый и мутный. Иногда он испуганно озирается по сторонам. На нем – белый фрак. Белый фрак и больше ничего.

Белый фрак, но вновь, как и тогда, когда его прорвало у гроба отца, он чувствует страх и потерянность. Вот садится муха на его руку, обхватившую ствол.. он этого не замечает. Он глядит себе в глаза, и смотрит в них так глубоко, как никогда еще не смотрел, и ему страшно... Каждая клетка его тела словно кричит ему из зеркала: я – плоть, я плоть, я тленна, я – не ты… но ты умрешь.. умрешь... а пустота из глаз его вмещает в себя все... и эти крики... чтобы хоть как-то вырваться из наваждения, он бьет себя по щеке, но глаза его не упускают самих себя в отражении ни на секунду, и он продолжает видеть свой труп, смотрящий на него из зеркала...

- С чего же все началось? – вдруг шепчут его губы, и в глазах мелькает какой-то огонек. – уж не с того ли случая, когда я ударил ножом плоть того мертвого ублюдка по кличке кит? Это было так давно… нет, это было как будто вчера.. Да, вот я выхватываю нож из руки саулюса и всаживаю его в уже мертвую плоть с отрезанной головой... раз, другой, третий, четвертый… а зеленые листья шуршат на ветру... а муравьи ползают... как же я тогда смог остановиться? А! Саулюс! Саулюс оттащил меня от трупа… мой брат… брат… которого я убил.

Паулюс вздрагивает... Нет, нет, это произошло гораздо раньше, может, еще тогда, когда он жил в каунасе, когда был жив еще его отец. Когда он работал в соласе охранником… и паулюс тотчас же зацепился памятью за один эпизод того самого дня… А паулюсу тогда снились сны, страшные сны, в которых дети с лукавыми глазами взрослых стучались к нему в дверь… к нему, спящему на рабочем месте… и он не отпирал им дверь. А они лезли через крышу, через окна… и вот этот мальчик, которого Паулюс наблюдал в камеру и видел, как тот украл мороженое.. и паулюс заводит его в мониторную, на свое основное рабочее место. И спрашивает:
- Как тебя зовут?
- Андрюс.
- почему ты украл мороженое?
И мальчик молчит, и смотрит на него своими ясными глазами…
- почему ты украл мороженое?
И мальчик снова ничего не отвечает, и тогда Паулюс спрашивает:
- Скажи телефон своей мамы..
И мальчик называет его, и Паулюс набирает номер и говорит:
- Здравствуйте, меня зовут паулюс. я работаю охранником в торговом центре «Солас». Ваш сын Андрюс украл мороженое. Отпускать его или подождать вас?
- О, господи, как же это он так. – отозвалось в трубке, - Спасибо вам, пусть идет домой, отпустите его, пожалуйста.. уж я накажу его как следует. он у меня попляшет, придурок!
Паулюс положил трубку...
- Иди, - говорит Паулюс мальчику.
Мальчик стоит, дрожа и не шевелясь.
- Иди, - говорит Паулюс.
Мальчик уходит. Паулюс остается один.

И Паулюс остается один, а мальчик идет домой к маме, и Паулюс ни черта не знает, что ему делать с этим мальчиком, этим миром, этой непогодой, этой мрачностью, с этой нескончаемой каунасской ночью, с этой невыносимой секундой, которая и не думает кончаться.. тик-так. Тик-так. А паулюс все здесь, в соласе, в царстве тьмы.. Ямайка не снилась ему тогда даже в самых прекрасных снах!

и вот он слышит скрипку.. откуда она взялась? паулюс этого не знал, но она снова звучала в его голове. затягивая, затягивая.

и теперь, находясь в дешевой гостинице на ямайке, облаченный в белый фрак, Паулюс сидит за столом и смотрит себе в глаза, и рука его – на стволе. за окном светит солнце, дует ветерок, он слышит голоса двух идущих мимо гостиницы ниггеров... и снова эта скрипка...

что изменилось? что произошло? где что-то пошло не так?

Или же все началось еще раньше, когда ему было четыре года, и он с отцом был на рыбалке на молу… а под молом – камни… и его отец сидит на краю и рыбачит... И видна только его спина и надетый на его голову капюшон. И в округе – никого… и слышен только крик чаек да плеск тихих волн… и маленький паулюс отворачивается на секунду, увлеченный причудливой игрой света, а когда возвращает взгляд – на месте отца нет никого. Никого. Паулюс мелкими шажками развернулся на 360 градусов. Никого. Его отец исчез. Его забрало морское чудовище. Он просто испарился, он тихо утонул.. о, этот ужас и детская истерика... Это воспоминание четко запечатлелось в его мозгу, оно навсегда останется в его памяти.. позже ему рассказали, что у отца запуталась леска. И его не было максимум 2 минуты.. он был там, чуть ниже края, на камнях.. но тогда паулюс этого не знал, он просто видел, как вдруг навсегда исчез его отец.

- навсегда. прости, брат...

Да, да, а с тех пор минуло мгновенье и – вжжжжик… - и Паулюс, он же Каин, он же братоубийца, сидит напротив зеркала и созерцает свой собственный труп.

- Или может, определяющим мгновением был вплетенный в волосы цветок?... или ее последние два звонких крика на травяном поле?

...Вдруг он видит кого-то в сером халате и капюшоне позади себя. Он резко оборачивается, но нет, там никого нет. Он поворачивает голову обратно к зеркалу. Нет, ему показалось. Он снова начинает упорно смотреть себе в глаза, словно желая вернуть того человека в сером капюшоне… но ничего не получается, и кровь начинает стучать ему в уши, и он словно слышит смех… назойливый, надоедливый отвратительный смех. Сознание паулюса начинает падать в бездонный колодец, и оттуда смех слышно еще более отчетливо…

Паулюс не замечает, как поднимает револьвер и стреляет в зеркало, разбивая его вдребезги.

Тут же где-то снизу воет собака. Паулюс нервно улыбается, прикуривает сигарету и ждет, отбивая пальцами дробь по револьверу.