Как назвать влагалище вежливыми словами

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: cento miles (список заголовков)
21:35 

Опрос-

cento miles
кто это видит и читает?

Вопрос: Отметьтесь, кто видит это голосование и прочитал этот вопрос.
1. Я! 
7  (100%)
Всего: 7
03:56 

cento miles
Аккаунт Big Brothers забанен на сутки. Но владельцам почему-то можно постить записи. Пишет влад, один из трех великолепных владельцев данного сообщества.

Причина бана (цитата):

Как вам объяснить вежливыми словами, что название с использованием влагалища лучше "пизды", которая была в предыдущем варианте, всего лишь процента на три, но тоже недопустимо на главной странице сайта? И мат в свеженькой записи, которую вы зовете почитать поднятием дневника по СМС тоже не годится для продвижения. Вы хотите выставить нас на посмешище, чтобы мы придумывали новые правила в ответ на каждую вашу новую фигню? Нам это не интересно. Персонально для вас сообщаем: будем банить ваш логин на срок, возрастающий вместе с количеством новых выебонов (попытка говорить на вашем языке, чтобы было понятно). -- benlondon (судя по почте)? Ты ли это? ))) Я тебя прошу, хорош выделываться. -- нос

Это пишет влад, бенлондон не имеет к этому никакого отношения. Я считаю, что попытки подстроиться под чью-либо "бесплатную" крышу ни к чему хорошему не приведут. суета сует. я считаю, что игра не стоит свеч. впрочем, я могу продолжать.

всем передаю пламенный привет.

01:50 

cento miles
кебаб

однажды то место, где покупаю я
КЕБАБЫ,
было закрыто. я стоял,
глядя на закрытую дверь, и с горечью осознавал,
что война поджидает меня за каждым
углом
я вспомнил о беслане, о норд-осте,
о чечне и о знакомом своём одном
по имени максим,
собравшись с духом, я пошёл в другое место,
где сожрал другой кебаб, похуже классом.
мне было стыдно.
кебаб из другой точки, кебаб-ублюдок,
ты - как гопник в компании поэтов,
но я сожрал тебя, сожрал из принципа.
я долго не мог отойти от обиды,
неделя была испорчена.
однажды я должен был пойти на свидание,
у меня было три пятьдесят,
я мог бы купить розу, красивую красную розу,
но я купил КЕБАБ,
cожрав, я понял, что никакие розы, свидания
и никакие бабы мне не нужны.
КЕБАБ, КЕБАБ, КЕБАБ,
КЕБАБ, КЕБАБ, КЕБАБ,
КЕБАБ, КЕБАБ, КЕБАБ.

@темы: влад

01:49 

cento miles
кривой зуб мудрости

все больше понимаешь свои ошибки,
все больше признаешь истины, как-то:
чувствуешь себя хорошо? пройдет
бросаешь писать? пройдет
идешь по направлению к смерти
и ничто не заставит тебя больше размениваться?
пройдет.
ни на что не способен?
тоже пройдет.
решил, что ты мощный и великолепный? ошибка.
ты в отчаяньи? это просто нервный срыв.
учишься ждать, ждать, ждать.
но это так просто по сравнению с тем,
что приходится быть среди людей среди бела дня,
когда ты идешь в магазин или куда-то еще.
живешь в общежитии и хочешь уединиться с женщиной?
тебе придется идти в душ, а потом выходя видеть их внимательные лица,
сидеть на работе, везде где они есть
и ждать вечера, когда ты наконец сможешь открыть
бутылку, ах ты мир, большое больное скопище
многочисленных ходячих мясных туш (кое-какие мозги и затерявшиеся между двумя кусками мяса души),
все больше и больше. все дальше и дальше.
джим, сидящий на балконе в лос анжелесской гостинице,
готовый прыгнуть вниз,
бальзак, раскуривающий сигару и пишущий еще с сотню
своих страниц за этот вечер,
буковски, уходящий в запой,
буковски, женящийся на одной из своих женщин
селин, путешествующий по направлению к америке,
селин, ожидающий смерти,
смеющийся селин,
ницше, сидящий в своей комнате, полуслепой и сходящий с ума
от осознания того, что он - вовсе не сверхчеловек,
вновь пишущий ницше,
хаксли, принимающий лсд,
бомж, роющийся в мусорке,
миллионы русских солдат, идущих на смерть
высоцкий с гитарой на сцене,
высоцкий, нежно разговаривающий с мариной влади по телефону,
моя мать, выращивающая цветы,
моя мать, говорящая, что придушила бы меня еще в пеленках,
кабы знала, в какую сволочь я
превращусь,
мой отец, решающий кроссворды, мой отец,
снова решающий кроссворды,
святые отшельники в лесу
артуро гатти, ложащийся в 9 раунде,
гитлер,
проститутка на таити,
человек с тремя ногами и двумя функционирующими детородными
органами (я слышал, у него любящая жена и 11 здоровых детей)
человек с двумя головами (он зарабатывал себе на жизнь тем,
что расхаживал по трактирам и демонстрировал, как пьет –
маленькая голова всегда забавно морщилась при этом) -
от пьянства, кстати, он и погиб,
прохожий за окном с позвякивающими бутылками в сумке
все больше понимаешь свои ошибки
все больше понимаешь, что и других не избежать
все больше понимаешь, что можешь умереть когда угодно
все больше понимаешь, что ты можешь не умереть еще 80 лет,
все больше понимаешь, что смерть - это, должно быть,
друг,
все больше прощаешь всем и все,
все больше питаешься от собственного света,
легкие, печень, почки, сердце
стареют,
а ты становишься все сильнее и сильнее.
куда все это приведет? все больше понимаешь,
что это не имеет такого уж большого значения.
это просто нервный срыв. это пройдет, - говоришь себе,
но это ничего не меняет, а потом ищешь алкоголь по комнате, не находишь его,
берешь валерьянку, пьешь ее и
засыпаешь, как младенец в своей койке,
и ангелы кружатся над тобой. пока мир продолжает
двигаться, пока... то да се да то да се.
ах, да, недавно в моем общежитии не проснулся строитель,
уборщица все так же подметала окурки в коридоре,
"ты прикинь, какой-то строитель умер сегодня" - сказал мне сосед
"перепил наверное, засранец" - сказал я
и ко мне подошла моя женщина,
и я поцеловал ее. "сходим сегодня в бар?" - спросила она,
"да, почему бы и нет?" - я затушил окурок и пошел в душ,
а потом в мир, к солнцу и людям, по своим делам,
которых в тот день, черт побери, у меня было немало.
ну что ж, все очень просто: я разобрался
со своими делами, а потом мы сходили в бар.

@темы: влад

01:43 

cento miles
федор

нам было лет по 8
его звали незамысловатым именем
федор
мы были друзьями и сломали
дверь в подвал дома, где он жил,
и нашли там ведро, в которое
срали бомжи, мы натаскали в это ведро
много пластмассы, бумаги и
прочего мусора
и подожгли. сделав это мы ушли
искать еще топлива.
вернувшись, мы увидели, что из подвала
валит густой дым. мы забежали внутрь
и федор начал топтать огонь в этом ведре, забыв
очевидно
про бомжей.
его ботинок оказался весь в дерьме.
и пока он чистил его разными листьями,
я сказал:
- а прикинь, весь твой дом сгорел бы.
- ага.
- где бы ты жил?
- в подвалах. и срал бы в ведра...
мы, схватившись за животы, валялись
на траве.
потом он ударился в религию
под влиянием матери, и от общих знакомых я однажды услышал
что он не собирается трахать свою девушку
до свадьбы.
еще какое-то время спустя я узнал
что он все-таки трахнул ее,
так как решил. что это как раз при соитии
происходит брак...
ах, федор, хитрый ублюдок,
даже религия тебя не испортит.

@темы: влад

01:37 

cento miles
итальянская запись. из дневника.

я опять хорошо нарезался

детство - такая забавная штука. могу сказать, что я с тех пор изменился ровно настолько, насколько тупы и ограниченны люди. нечто вроде причастности ко всему тому, что происходит вокруг. у меня был друг, с которым я был неразлучен с 1 по 10 классы. потом он ударился в религию, влияние авторитарной матери, рос он без отца и мало прислушивался ко мне, хехехе, как бы там ни было, а время мы проводили неплохо. записывали голоса на магнитофон, передачи разные делали, творчески, так сказать, развивались. мило, не правда ли? но еще милее было то, как мы проводили зимние вечера... воображение у обоих было богатым и мы одновременно "влюбились" в одну девочку с нашего класса. даже имя ее помню: Лена Рощенко. он был пассивен в попытках "завоевать" ее, очевидно, что он и в самом деле был в нее влюблен, я же не сильно боялся выглядеть кретином, и в классе четвертом провожал ее однажды домой несмотря (или благодаря?) на ее сильное нежелание этого. хотелось федору показать как надо. она не вертела хвостом, просто не понимала, откуда это все внимание, неожиданно обрушевшееся на ее белокурую головку, помалкивала большую часть времени и в общем была серой мышкой, души в ней как-то видно не было, но все мальчишки были влюблены в нее, в общем, я ее провожал. "влад! я позову бабушку! ты хочешь меня изнасиловать!" "э-э-э... изнасиловать?" "уйди от меня!" "э-э?" из окна высунулась старуха и заорала на меня. я крикнул ей нечто вроде: "пошла нахуй!" - и кинул в окно снежок, а стрелком я всегда был метким. потом я убежал, но вернемся к зимним вечерам. мы с федькой (а это имя того старого кореша) знаете что делали? мы СОРЕВНОВАЛИСь между собой "за право обладания ею". не уверен, что мы знали, что это, "обладать", и тем более мы не знали, что это, "она", то есть леночка, отличница, что сьебалась в спецшколу после 4 класса... черт его знает что с ней теперь. в ней и тогда не чувствовалось ничего необычного. каждый вечер мы: бросали снежки, соревнуясь в меткости, в дальности броска. у нас была такая игра, "раунды". там был стадион, и мы должны были пройти путь, не делая ошибок, не оступаясь - с камешка на камешек, перелезть через стену, пропрыгать на одной ноге через бордюр, прочесть заклинание... соревновались вдвоем. кто достойней. вы только вообразите, какое благородное желание! сколько искреннего прекрасного пафоса! мы ведь занимались этим вдали от посторонних глаз, доверяя друг другу. если бы я или он посмеялись над этим вместо того чтобы участвовать, другой просто выбил бы глаз тому кто посмеялся и все... да и не во влюбленности совсем было дело - в самом процессе. мы ведь забывали о ней после первого же броска. "бля, ты глянь, почти попал! охуеть!" "ща, смотри, как проф кидает!" "хахаха! тоже мне проф! проф - это я!" мы были не влюбленными пареньками, мы были героями, побеждающими время и пространство. у многих детей есть такие игры и каждая из них по-своему уникальна. познакомились мы с ним на драке в первом классе. я был самым крутым, пиздил всех, ебнул и федору. и федор ебнул меня головой в ответ. цитирую себя дословно (никакая не аллегория, насчет мата, правда, неуверен): "бля, охуеть, привет! меня зовут влад! как тебя?" "Федя" "Федя, давай Вадика вместе отпиздим?" "давай!" мы вместе отпиздили Вадика... все мальчишки одинаковы, а Вадик заплакал... ссыкло. ну так вот: Федора я уже лет 5 не видел, желания как-то не было, но я всегда с удовольствием выслушиваю отчеты людей, которым он случайно повстречался. значит так: крутится федор, как и все мы, а коммерческая жилка у него всегда была. теперь он женат, они из одной и той же церкви (баптисты, кажется). в свободное время федор играет на синтезаторе в церковной группе. песни разные христианские. еще в 10 классе, помню, он пригласил меня на воскресную службу. посмотреть, мол, как играет, и на одном из моментов ко мне подходит пастор, кладет мне руку на плечо... я чуть не обоссался. "сын мой, чувствуешь ли ты святой дух?" "э-э? святой дух?" "да, сын мой" "э-э-э! не уверен!" "хм. странно. обычно все его чувствуют на этом моменте" - сказал он словно не мне. этот хитрый ублюдок на деньги паствы КУПИЛ СЕБЕ АВТОБУС, но это совсем другая история... я пообещал ему, что обязательно почувствую святой дух, а себе я пообещал, что никогда больше не вернусь в это место. никогда не уступлю настойчивым просьбам федора. уступил только раз. и то: только потому, что после вкушения плодов духовных покорная паства вкушала плоды земные... это меня прельстило, и я вкушал этот бесплатный вкусный хавчик вместе с ними. это почти окупило мои страдания во время службы. с тех пор федора я, кажется, больше не видел, но надеюсь, он попадет в рай, как и обещал, а я, как он и предрекал, - в ад. каждому по способностям, от каждого по потребностям. вернее наоборот, но это неважно после того, как всадишь поллитра неразбавленного вискаря, как я только что. штормит немного, ну да ладно. было бы круто, если бы дети не вырастали, а так и дохли, 12-летними. и конечно же, чем меньше детей, тем лучше. никогда не любил большие компании, большие компании детей в том числе. Федор *******. запомните это имя. он парень в общем-то неплохой и если вы в страхе, если вы боитесь пернуть, когда говорите "я люблю тебя..." - то лучшего человека вам не найти. и не забывайте, конечно же, о том, что пердеть, говоря "я люблю тебя..." вовсе необязательно. с уважением,

влад

(зимняя ночь, болония, за окном кто-то радуется тому, что Италия победила в футбольном матче, будь это даже матч между двумя итальянскими командами, я же допиваю вискарь что на дне - за любовь... и во славу... старой... доброй... ИТАЛИИ!!! пусть процветает - и остается такой же вечно молодой, как я, она сама или ни то ни другое, так как все это всего лишь ложь, ненадолго этой зимней ночью выпущенная мною! хахаха!!!)

http://fliiby.com/file/315434/m7x1d0zs4u.html

@темы: влад

11:54 

cento miles
Oh, look, Teddy!

не пройдет и ста лет, как никого из тех, кого я знаю, не будет в живых, это странно, не правда ли?

это сводит меня с ума; это то, что позволяет мне делать вещи, о существовании которых мои соседи не имеют представления.

мы уходим туда, откуда пришли, и в этот вот момент кто-то понимает это лучше, кто-то хуже.

прикольно: у нас есть тела, и мы можем сходить в супермаркет, или искупаться в море, или выбросить мусор...
кто-то даже ставит мировые рекорды по легкой атлетике..

а мы скучны говоря о спасении, когда вот он, миг, возьми его, он и так твой,
все они были подарены, когда первый из людей взглянул на небо.

какие могут быть философские споры, когда ванна наполняется водой и воздух окуривается дымом?
(мартышка бьется головой о край раковины и ногти пальцев моих ног улыбаются)

тысячи верят в то, что они особенны, когда им просто нужно выпить. кровь, кровь, кровь!

воздух земли загрязняется, реки земли отравляются, посетители казино едят печени друг друга,
и психушки и монастыри полнятся, полнятся, полнятся.

мало кто достоин жизни и еще менее кто достоин смерти.

ветер вечности продувает кости всех умерших одинаково, но я вижу:

чьи-то кости смеются, если могила их узка.

где приобрести чей-нибудь череп? я давно хочу украсить свою комнату:

мне просто необходимо разговаривать с кем-нибудь перед сном.

@темы: влад

11:53 

cento miles
я здесь же и останусь.

даже в конвеере есть свои волшебные черты
я называю это концентрацией ощущения
а мне еще и повезло
это пивной завод здесь
изготовляется пиво
работники пьют и изобретают способы убить время
это искусство я к примеру напеваю песни и нашептываю стихи
одни и те же, но какая разница, если это всего лишь концентрация
ощущения
сейчас же я уже дома сижу на скамейке
и попиваю винцо
ничего не изменилось
только теперь я на этой скамейке, а
тогда сидел на той
вам желаю того же самого
я никогда не рождался,
я никогда не умру. я всегда тут
сидел.

@темы: влад

12:34 

cento miles
сказка про одного упрямого мальчика

в тридевятом царстве,
в тридесятом государстве
жил-был мальчик, который очень хотел
выпить

никаких других мечтаний или желаний
у него уже больше не было -
и мальчик был безумен, и мальчик был отчаян,
и еще у мальчика не было денег, а он очень хотел
выпить

он устал, а заснуть не мог, он был упрям,
но необходимость в конце концов принудила его
обратиться к помощи леших, кощеев и кикимор,
что захватили великую власть
в том тридевятом царстве! в том тридесятом государстве!

"ЦЕНТР ПРИЕМА КРОВИ" - вот, куда направились стопы его!
вот, до чего он дошел!
последняя его надежда! последний оплот!

а внутри его ждала кикимора со словами:
"первый раз?"
"да" - отвечал он стиснув зубы
"нужна ваша медицинская книжка, анализ крови, пасспорт..."
и опять эта необходимость, необходимость вежливости!
"да" - отвечал он стиснув сердце
"да! и в первый раз вы сдаете кровь бесплатно!.."

...но это было выше его сил - и он вышел вон из помещения...

сел он на лавочку и пригорюнился
"кровопийцы!" - подумал он и горько расплакался,
осознав всю потрясающую ужасноть сделанного им
открытия

а не горько ли, не горько ли
осознавать, что всю его жизнь, всю драгоценную его жизнь
придется ему платить собственной провью
за несколько глотков жизни!...

и я там был, но яд я пил, и я видел...
о! я видел это очень много раз!
и часто грешное сердце мое замирало: а вдруг?
а вдруг осуществиться невозможное? а вдруг?

НО ДОБРАЛА ФЕЯ ВСЕ ВРЕМЯ ПРОХОДИЛА МИМО,
НЕ ЖЕЛАЯ ПАЧКАТь СВОЙ НАКРАХМАЛЕННЫЙ КАМЗОЛ.

@темы: влад

21:55 

cento miles
джон фаравэй в болонии

джон фаравэй прогуливался по болонской via rizzoli, слегка помахивая тростью, с год назад эдак купленной в каунасском магазинчике одного евро, где он преподавал английскую лексику студентам вильнюсского университета... в каунасе, разумеется, не в магазинчике. что джон фаравэй делал в болонии он сам представлял плохо. в вильнюсе ходили слухи, что он преподает английскую лексику студентам болонского университета, но слухи, они ведь и есть всего лишь слухи, и джон старался им не доверять. он не знал, что он делает в болонии. в тот день он просто прогуливался по via rizzoli слегка помахивая тростью, с год назад эдак купленной в каунасском магазинчике одного евро... хм, что-то и здесь солнце светит по-другому, подумал джон фаравэй, - не то что в Л.А.... где я никогда не был, впрочем.
улицы кишели неграми, наркоманами и проститутками - но кто он, джон фаравэй? вроде бы не турист, и как бы не иммигрант. что-то среднее. как и в литве. как и в америке.
джон сел на лавочку и закурил. "чертовы дорогие сигареты" - подумал он.
к нему подошел толстый негр с книгами. около 17 штук. "вот, - сказал негр по-итальянски, - вот хорошие книги, почитать можно..." "я не говорю по-итальянски", - сказал дхон фаравэй по-итальянски, наученный уже опытом, что говорить эту фразу неграм по-английски, когда сидишь на лавочке, это то же самое, что просто вычеркнуть из своей жизни 10 или 20 минут. джон фаравэй любил жизнь. именно поэтому у него с ней были плохие отношения.
а дальше произошла удивительная вещь... негр не сказав ни слова, улыбнулся и отошел. джону понравился этот негр. у джона поднялось настроение. он решил поесть.
в макдоналдсе он первым делом, конечно же, подошел к кассиру.
- говорите по-английски? - сказал он.
- подождите минуту...
кассир окликнул скромную японку. та отрицательно покачала головой. потом кассир окликнул филлипинца. тот тоже отказался. наконец, нашелся продвинутый итальянец.
- yes, sir? - не без гордости заявил он.
- дайте чизбургер, - сказал джон по-итальянски.
- ха! и для этого вам понадобился переводчик с английского? - рассмеялся кассир.
- дайте чизбургер, - сказал джон по-английски.
чизбургер появился перед ним. джон сьел его за 10 секунд. потом джон поклонился и направился к выходу. ему потребовалось около минуты, чтобы найти отверстие в мусорке, куда он хотел выбросить оберточную бумагу, после чего он вышел.
джону не понравились кассиры, а есть он все еще хотел. пробравшись сквозь толпу, он зашел в бар, где продавались кебабы. кебабы в болонии были действительно потрясающими. таких он не ел даже в клайпеде. а это кое-что да значит, да, это кое-что да значит, - подумал джон фаравэй и сел с кебабом за стойку. вскоре в бар зашел еще один негр, только худой, и не с книгами, а с салфетками, сигаретами и прочей дребеденью.
- о!!! здравствуй, красавчик!!! - заорал негр, по-дружески поднимая правую руку.
- я... не говорю... по-итальянски... - сказал джон фаравэй.
- LIFE IS NOW!!! - радостно заорал негр.
- я ем, ты что не видишь, что я ем?
- hey, bello, I have something for you! - сказал негр.
- мазафака, я ем, понимаешь? я ем!
- мы друзья! мы старые друзья! белый, черный - какая разница? - сказал негр и похлопал джона по плечу.
посетители бара, медленно пережевывая пищу, наблюдали за тем, что происходит. тогда джон фаравэй мрачно встал и не озираясь на дружелюбного негра, который что-то ему дружелюбно кричал, вышел вон. в дверях он огляделся. негр уже уплетал остаток его кебаба. "он заслужил его, подумал джон фаравэй, но он мне все равно не нравится."
джону фаравэю стало так нестерпимо грустно, что хоть помирай. ну или на худой конец иди в библиотеку. в библиотеку SALA BORSA, где можно взять бесплатно напрокат музыкальные диски, видеокассеты и даже книги. туда и направился джон фаравэй. книги его уже давно не интересовали, но он все равно взял парочку, которые и начал листать, усевшись в кожаное кресло посередине зала. одна из книг называлась "чемодан" довлатова. ничего особенного, но джон зачитался. он и не заметил, как эта девочка уселась рядом с ним на кресло.
- извините, - сказала она, - я вижу, что у вас в руках Русская Kнига. вот эта, что тут лежит, тоже Русская?
- да. хотите почитать?
- если можно...
- можно.
- а где тут Русский Отдел?
- вон там, за кассами.
- спасибо.
джон украдкой поглядывал на нее. она читала его книгу. она напомнила ему главную героиню русского фильма "афоня". эдакий советский пятачок. если это не шпион или проститутка, конечно. впрочем, одно другое не отменяет. он положил книгу на спинку кресла, встал и сказал:
- не могли бы вы тут побыть некоторое время, я пойду покурить.
- о, да-да, конечно... - залепетала она.
джон вышел на улицу. закурил. солнце светило не так, как в Л.А., но все же оно хоть дело и близилось к вечеру светило. это несколько обнадеживало. джон зашагал по улице, держа трость, купленную в магазинчике одного евро в одной руке, и открытую бутылку вискаря, купленную тут уже, за углом, в другой. он шел и то и дело прикладывался к бутылке. с бутылкой у джона отношения ладились куда лучше, чем с жизнью, бутылка была более понимающей.
"кинуть пятачка - святое дело, а?" - обратился джон к бутылке и рассмеялся таким добродушным смехом, которому позавидовали бы миллиарды китайцев.
быстро темнело, но джон не боялся темноты. тем более что и кошелек, и мобильный у него недавно украли подлые марроканцы, которых он тоже не боялся.
джон смешался с толпой, и в тот день в его жизни не случилось больше ничего интересного. разве что придя домой, джон обнаружил, что его брюки разошлись прямо в райoне жопы, а при таких обстоятельствах как-то неудобно... жить, что ли? однажды один бандит выбил джону два передних зуба, и около месяца джон расхаживал по городу, не боясь улыбаться. а брюки... а что брюки?!
сильно опьяневшему джону уже было сложно ответить на свой собственный вопрос. тогда он снял брюки (я говорил, что дело уже происходило у него дома?) и повесил их сушиться на батарею. хотя они были совершенно сухими. повесив их, джон ненадолго успокоился.
окружающий мир мог снова ненадолго заняться своими делами.

@темы: влад

21:52 

cento miles
2 вампира

городские власти включили фонтаны
пели птички и все было хорошо,
прогуливаясь,
возле церкви, я увидел этого инвалида,
которого видел часто и который все старался испортить мне настроение
я думал, все хорошо, и он
пропал
но он появился тут снова, и он сказал мне
он говорил это каждый второй раз

"добрый день... не найдется ли у вас..."

"нет, старик! нет у меня ничего!"

"извините..."

он смотрел мне в спину

вечером я вернулся туда снова,
его уже не было

я достал сигарету и закурил, глядя на
статую марии магдалины.
я иногда проходя мимо
отпускал грязные шуточки в ее адрес

я смотрел на нее минут 10, думая извиниться,
но потом ушел не извинившись я ненавидел ее больше
обычного.

а тем временем птички перестали петь,
сгущались сумерки и вместе с ними пришла прохлада,
я зашел в ближайший бар...

на следующий день моросило, я шел на работу и думал о
том, какая блядская
у меня работа,
я остановился и сказал ему:
- ты блядский вампир!

следующим утром светило солнышко и птички
пели снова
я возвращался с работы,
он увидя меня, отвел взгляд.
я был ему неприятен.

возможно он думал, что я опасен для его покоя
так же как и он для моего.

между нами еще не все было кончено.

@темы: влад

10:00 

cento miles
неплановая запись.

день победы


я работал охранником в небольшом продовольственном магазине,
напивался я там каждый день и иногда,
от страшнейшей скуки,
начинал работать.

в день победы, 9 мая,
светило отвратительное солнце.
мои коллеги отправились на пьянку.
какой-то бомж украл яблоко.
(я вышел из убежища, но пораскинув мозгами,
зашел обратно)

вскоре в магазин зашел седой старик, обвешанный медалями,
десятки медалей,
с ним была его женщина, преданно ведущая его за руку,
они являли собой полутрагическое зрелище,
(бомж опасливо огляделся и взял еще одно яблоко)

я вышел и сказал им (специально по-литовски):
- с днем победы вас, дорогие мои!
они уставились на меня и в конце концов женщина сказала,
с достоинством подняв голову:
- мы не понимаем... по-литовски.
- с днем победы вас, дорогие мои! - сказал
я по-русски;

возникла пауза,
их старческие глаза, озаренные светом
патриотизма,
смотрели мне вслед
с благодарностью и надеждой

а потом они купили хлеба и сыру
и ушли к этому отвратительному праздничному солнцу, ни
слова друг другу не говоря,

потом было что-то, и еще что-то, а потом
было еще что-то, но

вечер все-таки наступил, и
прохладная ночь вслед за ним

в то время меня обуревала навязчивая идея
уйти к чертовой матери в армию,
но останавливала меня мысль о том, что
армия - это говно собачье,
да и война - говно собачье
да и почти все - говно собачье,

я сидел там, за мониторами, и это тоже было говном собачьим,

ну что же, старик? с праздником тебя; я понимаю
твои проблемы, понимаешь ли ты
мои?

@темы: влад

11:39 

cento miles
Миша С. Для тебя.

кузнечик, прыгающий к солнцу в банке из-под огурцов

То, что признаешь ошибки, способствует тому, что чувствуешь себя лучше. Но это ни черта не значит, что ты перестал эти ошибки совершать. Ошибки меняют одна другую, но в то же время как можно назвать ошибкой то, что привело к правильным выводам? Если вообще могут быть правильные выводы. И еще любовь, и теории, и душа, и смелость, и в общем все это вызывает только удивление и восхищение. Или должно вызывать. А если не должно, то вызывает. Короче говоря... Примерно в 10-11 часов того холодного октябрьского вечера я сидел в баре. Там и сям были развешаны рыболовные сети, играла тихая музыка, много света, много зеркал, много яркости. Бар производил впечатление хорошего ресторана. Я думаю, это и был хороший ресторан. В это время такие заведения мне казались чем-то новым. Я размышлял и удивлялся тому, как все странно устроено почти весь вечер, но моим размышлениям постоянно мешала женщина примерно сорока лет, которая разговаривала в это время со мной. Кто она я не знал и не хотел знать. Я выпил виски из граненого стакана. Потом сделал несколько затяжек и, затушивая бычок, сказал:
- так как ты говоришь? Ты не куришь, так как не хочешь, чтобы твой рот при поцелуе напоминал пепельницу? Это интересно. А почему ты не пьешь?
- я же за рулем.
- ах, ну да. Ну а я вот выпью... интересно, который это стакан?
- 15.
Она купила мне 15 порций хорошего виски. Почему? Я впервые задумался над этим. Она помнила, сколько именно стаканов она заказала. Чего ей надо? Я был почти удивлен. Я осознал, что понятия не имею, где нахожусь. Я совершал свою обычную прогулку, когда остановилась эта машина. Открылось окно, и из него вылезло ее уродливое лицо, которое радостно поздоровалось со мной, а потом предложило выпить. Я не знал, кто она. Но оказалось, она меня знает и помнит. Я сказал: знаешь, у меня нет с собой денег, давай в следующий раз, как-нибудь потом. Она сказала: залезай, я проставляюсь. На ее носу была волосатая родинка. Это настолько меня впечатлило, что я без лишних вопросов залез в автомобиль. Потом были какие-то расспросы, ну а потом бар, где передо мной появлялись все новые и новые стаканы... у меня уже было возникло легкое подозрение, что меня хотят сдать на органы, но мне было все равно, мне вообще все было все равно, так что я даже не додумал эту мысль до конца. Меня парила только компания. Оставалось только ждать. И пока я приканчивал 15 стакан, она сказала, что выйдет в туалет ненадолго, на что я сказал хорошо, я, мол, тут посижу, и чтобы ее пропустить мне пришлось встать и прислониться к стене, а она прошла, потершись об меня грудью. «ведь это я пьян, а не она» - подумал я. Слишком улетевшим и отстраненным я был весь день, и реальность успела свить вокруг меня паутину. Я имею в виду, что я находился в задумчивости и чудесной печали и не реагировал на то, что происходило вокруг. И все то время в баре я ничего не замечал, пил себе и все. Смотрел на свой красивый граненый стакан, а в нем хороший виски, и я переливал его из полного стакана в пустой, приподнимал до уровня глаз, смотрел сквозь него на мир, и была какая-то сосущая душу тайна. В мире или стакане или во мне, какая разница. А теперь я начал париться. Я огляделся. В баре были посетители. Они переговаривались между собой и отправляли в свои рты куски еды. Изредка посматривали на меня. Мне показалось, они намного лучше понимают, что происходит за моим столом, нежели я сам. Мне не нравится чувствовать себя дебилом, поэтому я снова закурил. Худшее было то, что я полностью зависим от этой женщины. Ни денег на такси, ни на то, чтобы оплатить счет. Я подумал о ней. Что она сейчас делает? Ссыт? Срет? Поправляет пизду? Морду? Она зашла.
- ну вот, я готова, - сказала она и положила мне руку на колено.
- готова к чему? – спросил я.
- к этому самому, - сказала она, - ну, к главному...
Она соблазнительно посмотрела мне в глаза. Ее глаза говорили о том, что у нее не все в порядке с печенью. Ее глаза были в 5 сантиметрах от моих. Я опять подумал о том, кто же из нас пьян. Мне не нравилось, что происходит, так что я сказал, как можно улыбчивее:
- слушай, давай тогда я докуриваю, и мы едем отсюда?
- больше ничего не хочешь выпить?
- нет, спасибо.
- а у тебя какая связь? – спросила она.
- в смысле?
- ну, мобильная связь.
- tele2.
- а у меня omnitel.
- хорошо.
Мы помолчали. Прошло время.
- запиши номер, - сказала она.
Я подумал и сказал:
- твой номер?
- да.
Я записал ее номер.
- просто хочу, чтоб у тебя был мой номер, - пояснила она.
- хорошо.
Мы опять помолчали.
- так что, согласна с тем, чтобы свалить?
- да, я тоже хочу отсюда поскорее убраться, - сказала она.
Она смотрела, как я докуриваю. Поначалу я курил медленно, как актер, и думал о том, как же мне сделать так, чтобы нам обоим было хорошо. Мне не подошел вариант о том, что я, мол, шурую пальцем у нее в пизде. Поэтому я сказал: ЛАДНО. И затушил очередной бычок.
- так почему ты не куришь? – спросил я.
- почему не курю?
- да.
- я же уже говорила... потому что я не хочу, чтобы мой рот...
- а вот МОЙ рот НАПОМИНАЕТ пепельницу, - вырвалось у меня, - и еще я ПЬЯН. Хочешь целоваться? Я МУЖЧИНА. Я ЕБАНЫЙ ЗАВОЕВАТЕЛЬ! Мне можно целоваться даже если я вылез ИЗ ГОВНА!
- не ругайся.
- а то, что мне на все насрать только говорит о том, что я молодец. А то, что я об этом говорю, говорит о том, что...
- влад, подожди, о чем ты?
- я говорю, давай к чертям собачим ЦЕЛОВАТЬСЯ!
Она рассмеялась и подсела поближе. Я схватил ее за уши и поцеловал. Почему я схватил ее за уши? Этого я не знал. Все, что я знал, так это то, что в моем рту шурует ее язык с невероятной скоростью, а ее рука тянется к моему хую. Но ее тупость меня не возбуждала. Ее тупость не была открытой, и я убрал ее руку. Эта женщина внушала мне отвращение. Многие женщины внушали мне отвращение. Многие мужчины внушали мне отвращение. Не могу сказать, что с тех пор многое изменилось. Она отстранилась. Пока я натягивал куртку и прижигал еще одну сигарету, она расплачивалась. На улице было холодно. Туманно. Я был пьян. Она нет. И еще эти мутные фонари на стоянке...

Мы не сказали друг другу ни слова. Поехали. Знаете, как это бывает: не знаешь, где находишься, в автомобиле играет музыка, кто-то везет тебя куда-то, и темнота, темнота, темнота. Туман. Я заснул.

Не знаю, сколько я спал, но когда я проснулся, машина уже стояла. Это был лес. «Влад,» - она потрогала меня за плечо. «А?..» - я проснулся. «Выйди из машины.» «Слушай, у меня вопрос: мы делали это?» «что?» «мы ебались?» «нет, а теперь выйди из машины». Все тот же ледяной голос. Я повиновался. Не успел я оглянуться, как МАШИНА УЖЕ ЕХАЛА. Господи, неужели это все из-за проклятого вискаря? Прошло семь секунд. Машина полностью пропала из виду. Она углубилась в туман. В машине было уютно. Снаружи не очень. Но я не испытывал обиды, злости или ненависти. Только облегчение. Я слышал гудение автомобиля еще с полминуты, и мои мысли крутились где-то между: «я совсем не понимаю людей» и «черт, какой я бухой». Больше мне ничего не оставалось: я зашагал по тому же пути. Ну что ж, подумал я, я ведь именно так и хотел закончить вечер...

Но не рассказ. Я шел, продираясь сквозь густой туман. Вернее я кое-как плелся, разве что не падал, хотя к этому было близко. Через пару бесконечностей я подошел к остановке. Город. Закрытые бары, редкие машины, туман. Я сел на лавочку. Ну все, подумал я, это конец. Я не мог с нее встать. Лес и прогулка не отрезвили меня. Только отняли последние имеющиеся силы. Я сидел на лавочке, когда подошли эти два мента. Я не люблю ментов, но к этим двум у меня особое отношение. И вот почему: они подошли ко мне, потрогали за плечо и сказали:
- молодой человек, Вам бы лучше поехать домой. Здесь крайне опасный район. Вас могут ограбить. Где Вы живете? – неторопливые литовские голоса.
Я назвал улицу.
- а, значит вам нужно сесть в 8 маршрутку. мы придем минут через 10... и чтобы к этому моменту вы уже ехали домой...
- хорошо, - сказал я.
Никогда бы не поверил, что менты могут назвать кого-то на Вы. Кроме тех, кто старше их по званию, разумеется.
Ну что ж, они ушли. Я попытался встать. Не вышло. Я вновь попытался встать. Безрезультатно. Я собирался с силами минут 5, а потом снова попытался. Бесполезно. Мимо меня проехала 8 маршрутка. Они подошли снова.
- вы же сказали, что поедете домой! Почему вы этого не сделали?
- знаете, я просто-напросто не могу встать. Я слишком пьян.
- а почему выпили так много? Девушка ушла с другим?.. – голос мента был грустным. Он мне сочувствовал.
- почти, - сказал я.
- да, жаль, - сказал он. Другой что-то передавал по рации.
Все верно: я был достоин хорошего ко мне отношения.
И потом они ОСТАНОВИЛИ МНЕ МАРШРУТНОЕ ТАКСИ. Правда, заплатить пришлось самому. Менты не изображали из себя святош. Это было хорошо. Они пожелали мне удачно добраться домой. Я, кажется, сказал спасибо. А может и нет. Теперь уже не помню. Да и неважно. Я проехал несколько кварталов. Потом попросил остановить. Еле вылез из маршрутки, упал на колени. И проблевался. Ох, как я блевал!.. а потом, усевшись на травку рядом, я закурил и стал думать о том, где же это я, мать его, нахожусь. Все было отлично: всего несколько кварталов от дома. Я поднялся и шатаясь побрел по направлению к дому.

Через сорок минут я уже был там, в своей грустной кровати. Часы показывали 03:48. я взял мобильный и написал смс: «а ведь я любил тебя когда-то, еще тогда, в клубе...»
Я думал, она не ответит, но ответ вскоре пришел:
«Влад, - писала она, - в каком еще клубе? Мы вместе учились на юридическом. Я так и не поняла, почему ты оттуда ушел. Ну и не возвращайся»
Да уж, подумал я, на это ты точно можешь рассчитывать.

Да, кстати, об университете: он был сплошным скопищем придурков и идиотов. Мне не дано понять, откуда в их башках все эти концепции. Но не сами концепции послужили причиной, а то, что все они были мудаками: что студенты, что преподаватели. Мудаками, подлизами и действующими из-под тишка. Но даже не это. Не знаю. Я просто уехал в другой город. Где поступил в другое место, тоже, правда, паршивое. Но там отмазывали от армии и давали скидку на проезд. Этого было вполне достаточно. Да и преподавали к тому же русский и английский языки. Так что волноваться мне приходилось не больше, чем обычно. Но это потом, а пока я лежал в кровати и думал о том, какая безрадостная жизнь меня ждет, сколько парок меня ожидает...
Тяжелые мысли одолевали меня, пока их не одолел сон.

А утром я зашел к другу. Рассказал ему о том, какие добрые менты мне попались, и мы вместе поудивлялись этому, и мой друг сказал, что, мол, может господь учтет им это и подыщет местечко получше уже приготованного. Мы посмеялись. А потом я рассказал ему о том, что чуть не поебался с сорокалетней женщиной, и все, что я рассказал, было сплошной ложью. Девственником я не был, но те несколько раз были настолько отвратительными, что я не хотел об этом даже думать. Мы провели день так же, как и сотни других, которые, как ни прискорбно, всегда меняли друг друга, при том в одно и то же время. Ожидание чуда? И только и оставалось, что сидеть возле подъезда и философствовать, выходить в пшеничное поле, находящееся рядом, попить пива, торчать по вечерам у общего знакомого, которого скука тоже превратила в отъявленного лентяя. Или еще вот так: от ограниченности способов времяпровождения мы садились в автобус, выходили на конечной, переходили дорогу. Хорошо, если у нас были деньги на КЕБАБ (я всегда брал острый). Тогда мы были действительно счастливы. Но чаще всего денег на кебаб не было, и мы просто садились в другой автобус и ехали обратно. Мы сходили с ума каждый вечер и тот не был исключением. Правда, на этот раз появилась еще одна тема для разговора. И только. Хорошие и желанные женщины все куда-то подевались, их не было рядом, и мы лишь по слухам знали, что они существуют. И когда я вернулся домой, никто меня не ожидал, и, думая о грязных шлюхах, я печально подрочил... Я часто дрочил, думая о шлюхах.

А ту сорокалетнюю женщину я больше не видел. Думаю, разъезжает дальше по городу в поисках молодой крови. В любом случае, спасибо ей за те 15 стаканов прекрасного виски. Тогда я не мог позволить себе ничего дороже пива.
А что касается нашей монотонной жизни, разбавленной вышеописанными «приключениями», то, думаю, ложью было бы жить иначе. Это была Клайпеда, и мы были полными мудаками, но никому до нас не было дела, как и нам до всех них. Мы имели полное право сходить с ума по-своему, садиться в машины к сорокалетним дурам, пить за их счет, терзаться, а потом говорить, что «на эту суку у меня не встал, но зато хотя бы побухал на халяву». Мы имели полное право содрогать мир до основания, выкрикивая всякую философскую чушь из окна. И каждый вечер был попыткой пробиться на другую сторону, и в общем-то мы были классными парнями: и тогда, когда исходили пеной, и тогда, когда веселились, и тогда, когда мечтали или грустили. Чего стоило хотя бы то, как я прочитал «Контрапункт» и то, что было после этого! А Бодлер? А Буковски? А мильтоновский «Потерянный Рай»? А «Записки из Подполья»? А «Игрок»?
Я перечитывал их и перечитывал, и это было единственным спасением от родительских претензий. И еще эти вечера, я думаю, они сильно повлияли на то, какой я теперь, и эти разговоры, мол, «вот бы сейчас никого у меня не было, и мы хорошенько выпили бы, а? Вот именно сейчас, не через час, не завтра, не послезавтра, не через неделю или год, а вот именно сейчас... больше никогда мы этого так не захотим! Так, как сейчас. Так сильно...»
Друг соглашался, и мы продолжали ждать. И я был прав. Несмотря на всю ту хуйню, которую совершил или только собирался совершить в ближайшем или далеком, внушающем влечение и страх, будущем.

Ну и что, я, конечно же, допивал пиво, и мы расходились домой, к своим печальным кроватям, и ложились спать, и все становилось вполне приемлемым. Но следующий день наступал, а что делать дальше, мы не знали, и в общем-то так никогда и не узнали. Просто многое изменилось. Но люди все равно шатались по городу, и солнце все равно светило, и бары все равно работали, и кот прыгнул на стенку, и дельфин выпрыгнул из воды, и все великие писатели и композиторы были уже давно мертвы, и это было в порядке вещей, и травка пробивалась сквозь асфальт, и солнце всходило и заходило, и иисуса распяли, и о будде ходили легенды, и это было вполне нормально. Точно так же, как нормальным было то, что мы были потерянными подростками. Как однажды сказал наш общий знакомый, «кузнечиками, пытающимися допрыгнуть до солнца». Впрочем, он сам был полным пидорасом.

И те дни прошли, и кроме нас о них никто не знает, и вряд ли когда-либо по-настоящему узнает.

@темы: влад

14:40 

cento miles
Джон фаравэй

джон фаравэй прогуливался по каунасской аллее свободы, размахивая тростью, недавно купленной в магазинчике одного евро. солнце пекло нестерпимо. в Л.А. солнце светит по-другому, - подумал Джон Фаравэй.
джон фаравэй не был чистокровным англичанином: тут и испанцы, и русские, и литовцы, и поляки, и у него было двойное гражданство - американское и литовское. в тот год он преподавал английскую лексику студентам вильнюсского университета. надо заметить, что джон фаравэй был еще и художником. не то, чтобы талантливым - но картины помогали ему говорить "нет" там, где всякий сказал бы "да" и "да", где всякий сказал бы "нет". он рисовал женщин, и рисунки его были странными - вот у одной вместо головы - клюв, у другой в руке - сердце и вместо волос - змеи, а у третьей на лице - пизда. джон фаравэй любил прогуливаться по аллее свободы по выходным, ну и не только по выходным, понятно.
к нему подошла молодая девушка в белой одежде. она держала в руках книги. около семи штук.
- здравствуйте. не хотите ли приобрести...
- нет, детка, - сказал он, - я уже давно забыл, как читать.
она даже не улыбнулась.
- но может, вы пожертвуете несколько литов на постройку нового монастыря?
- в такую жару?! ха-ха! на монастырь? ну уж нет! - сказал Джон Фаравэй и расхохотался, похлопывая ее тростью по бедрам.
- извините... - сказала она.
- не извиняйтесь. все хорошо. - сказал джон Фаравэй.
она отошла.
ну что ж, он решил зайти в библиотеку. второй этаж - как раз над рестораном. поднявшись, он спросил, сколько книг он задолжал.
- 4, - ответила библиотекарша.
- 4? а не могли бы вы дать мне еще столько же?
- нет. сначала заплатите... она прикинула в уме - 20 литов.
- всего-то?
он достал из бумажника предпоследнюю купюру.
- вы можете взять только одну. мы не даем больше пяти. и поспешите. мы закрываемся через 5 минут.
джон взял первую попавшуюся книгу германа канта. как-то забыл, что того философа звали иммануил. он вспомнил об этом только на улице. черт, подумал он и хотел уже было выбросить книгу в урну, но тут вспомнил о той монашке. он подошел к ней.
- у меня для тебя кое-что есть, детка.
- на монастырь?
- для тебя лично. если не понравится, продай. знаменитый философ. кант.
он всучил ей книгу и зашел в ближайший бар, находившийся в 10 шагах, он выпил там 3 бокала темного пива, а та девочка продолжала подходить к людям на улице, только уже с восемью книгами, но никто не обращал на нее внимания, потом джон достал карандаш и начал рисовать ее портрет, у него это плохо получалось, и он сжег салфетку в пепельнице, потом он заказал сигар и закурил, и люди все так же ходили мимо, многие из них были в солнечных очках, а одна дама везла перед собой коляску, и в ней спал ребенок.
в округе не было ни одной проститутки, ни одного негра, ни одного наркомана. было нестерпимо жарко. на полупустой бокал уселась муха. джону фаравэю стало грустно.

@темы: влад

00:07 

cento miles
спасибо полюбившейся рубрике о запросах.

посвящение в рыцари

раньше я смотрел в зеркало
и я видел
лицо

теперь я смотрю в зеркало и я вижу
маску

время убивать.

но я не хочу убивать.

я хочу посвятить в рыцари
первого, кто проведет сквозь эту дверь
строителей рельсов.

@темы: влад

00:04 

cento miles
Дебют

Анжелика вышла на сцену, постояла там какое-то время, произнесла: "Ромашки!" - и сосредоточилась. Выражение её лица обещало мне несколько весёлых минут.
На одной из репетиций на просьбу Наташи о предварительном прочтении Анжелика торжественно заявила, что хочет сделать всем сюрприз, и уже тогда я понял, что сюрприз будет сделан именно мне. Несколько дней до этого Наташа по секрету поведала мне, что та постоянно просит у неё совета, как доказать мне, что она... - тут Наташа сделала паузу и быстро проговорила, - не является падшей женщиной... и что у неё есть ДУША...
Мне понравилось это. Я ни разу ещё не чувствовал неестественности в высокодуховности и благородстве сдающих своих лучших подруг женщин. Хотя возможно, у них все было оговорено заранее.
- Да, интересно, спасибо, - сказал я, - Только зря она так, я ведь не думаю, что она "падшая женщина"... Ты понимаешь.
Наташа сказала, что понимает. Я прижёг сигарету, и вспышка озарила её лицо. Оно было скромным и хитрым, и она смотрела на свои туфельки.
Я подумал об Анжелике.
И вот она здесь, стоит на сцене, произносит название, кашляет, прочищая путь эпиграфу (что-то из Пушкина), настраивает себя на должный манер и через пять секунд начинает читать. И тембр, и интонация, и яростная жестикуляция, и не менее яростная мимика, и СМЫСЛ её произведения – всё, кажется, убеждено в когерентности её и зрительских душ. Между ней и зрителями протянуты невидимые нити, и она – великий маг и чародей, она знает предназначение каждой нити. В первой части Анжелика рассказывает про то, как одиноко ей одной, про то, как бродит она по полям, паркам да аллеям, про то, как собирает ромашки она и спрашивает у них: "Любит или не любит..", а те ей отвечают, что любит, а она всё равно не верит, и наверное, правильно делает... и что она села на одинокую осеннюю лавочку и расплакалась.. В общем, несмотря на претенциозность, себя уважающему человеку это ещё с грехом пополам можно стерпеть. И голос её звучал почти сносно, и брови переигрывали самую малость. Но тут началась вторая часть... Прошло двадцать лет, объект любви, естественно, нагулялся и, естественно, захотел покоя и домашнего уюта... Куда же ему идти? Шагая уверенным своим шагом по дороге жизни, он растерял всё, что было у него когда-то: и деньги, и друзей, и подруг. Не растерял он одного: воспоминания о её страстной привязанности... Он бросается ей в ноги и просит прощения за то, что не разглядел в ней того, что сейчас ему ясно, как божий день, и что он любит её, любит её... Ромашки не врали! Он любил её всё это время! Он будет любить её вечно! Но, увы... не может быть всё настолько чудесно... Она уже лет десять, как замужем, и у неё подрастает сын... сын, так сильно похожий на него, её вечную любовь...
Произведение заканчивается тем, что Анжелика говорит: "Но я другому отдана и буду век ему верна..." - оставляя героя, очевидно, в горьких слезах и невыразимых мучениях. Постскриптумом Анжелика, захлёбываясь, говорит:

- Любовь - это дар, который даруется не каждому... Но в силах человека раздуть это пламя, безумное пламя любви... и потонуть в этом пламенном потоке... в пламенном потоке любви... и познать высшую сущность Бога...

Стоит ли говорить, что кланяющаяся Анжелика с невыразимо трагическим лицом была награждена "безумным пламенем вдохновенных аплодисментов"?
После того, как всё закончилось, пришло время высказывать мнения. Анжелика была в центре всеобщего внимания. Остальных старались не замечать, так как остальные не были одеты в блестящие платья и для остальных выступление не было дебютом. Мнения всех сошлись на том, что манера исполнения Анжелики замечательна, что произведение Анжелики замечательно и что особенно замечательно в нём отсутствие счастливого конца, этого всеми ненавистного хэппи-энда, этой банальности, этой пошлости.
Анжелика была холодна и сурова, как никогда. Дерзко посмотрев на меня, она с презрением в голосе спросила моего мнения.
«Мне кажется, - говорю, - что первая часть прозвучала немного естественней, чем вторая... Но молодец, конечно. Было здорово», - добавил я и не соврал.
Неприступная как дореволюционная Бастилия Анжелика улыбнулась несвойственной ей волчьей улыбкой и отвернулась.
Близилась её двадцать восьмая весна.

@темы: влад

21:59 

cento miles
первая свобода

первая свобода, которую помню:
мне 3 года, у родителей гости, включая бабушку
я смотрю на нее и понимаю, что хочу к ней в гости
я выхожу из дома, иду через поле,
перехожу дорогу, нахожу ее дом
вижу ее окно на первом этаже
и понимаю, что не знаю, что мне делать дальше
я кричу: "бабуля!" - или что-то подобное
и жду. не дождавшись никого,
я возвращаюсь домой
взволнованная мать: "где же ты был?"
я: "ходил к бабуле"
"так она же здесь!"
я смотрю на свою бабку
смотрю внимательно
и начинаю что-то понимать
в тот вечер, по рассказам матери,
я смеялся и взволнованно говорил
первый в своей жизни настоящий связный
монолог
что-то о солнце, что-то о машине,
что-то о поле, что-то о седой бороде,
что-то о ветре, что-то о кошке,
я был в прекрасном расположении духа.
я был счастлив.

@темы: влад

19:10 

cento miles
Мое знакомство со страхом

Произошло на лужайке садика, куда я ходил, он был недалеко
От дома, где мы жили, я помню забор, я помню цветы, я помню рассвет

Была глубокая ночь

Я уверен, на часах было не более 5 вечера и только-только сгустились сумерки
Но моя память говорит мне что это была глубокая ночь

Для меня так оно и было

С воспитательницей была моя мать, они говорили о чем-то

Да и вообще все дети собрались и их родители – тоже,
Я не знаю по какому поводу

стрекотали сверчки, в воздухе был разлит запах цветов

Я смотрю на фотографию того вечера...

Я в белой рубашечке, с бабочкой, стою посередине, руки опираются на бедра
Я улыбаюсь
Как будто я взрослый

Остальные.. не буду о них. Пусть сами расскажут, если живы

Но дело-то вот какое:
Прежде чем все закончилось, мы играли в мяч с пацанами и мяч кто-то пнул слишком сильно, тот упал далеко
Туда где не было света

Мы побежали забирать его
“сторож! Там сторож!” – закричал один из них
я оборачиваюсь, а никого из друзей уж нет, и я один

И я словно бы не понимаю, где свет и как к нему возвратиться
А расстояния-то метров 30

“ах чертеныш! – говорит сторож – сейчас пристрелю!”
душа моя ушла в пятки

я побежал. я чувствовал себя так, словно бы я уже мертв.
Я бежал со скоростью света
Прибежав, я хотел всех предупредить об опасности.
- сторож! Сторож! – кричал я. Там сторож!

я дрожал как осиновый лист

у сторожа никакого ружья не было, может, никакого сторожа даже не было
но я был испуган до смерти
мама меня обнимала, видя мою взволнованность она говорила:
тебя никто не тронет… тебя никто не тронет…

я знал, что я уже в безопасности.

я был ребенком, и боялся потерять жизнь куда более, чем боюсь потерять ее сейчас
Мне не страшно посмотреть в глаза никакому сторожу

Где были мои глаза, видящие во тьме? Где был я?

@темы: влад

19:07 

cento miles
джорджик и самолеты

я вышел на балкон,
а кот по имени джордж лежит там и щурится на солнце

8 этаж, у дома, на траве,
постелены два одеяла, на них - дети
играют в куклы

между мной и домом напротив
медленно пролетает чайка,
крылами она не машет

голубое небо

чайка, огромная, как самолет

джорджу все равно,
по крайней мере зеленые глаза его все так
же щурятся, а усы даже не пошевелились

в детстве я был на таком же 8 этаже,
только другого дома, другой страны,
и я видел ту же чайку,
такую же большую и так же без усилий парящую

увидя ее, я сильно испугался

родители объяснили мне потом, что
чайки не опасны

и вот я здесь, все та же чайка,
мне так же страшно, а джордж

щурится на солнце, готовый вмиг ее прищучить, если та
сглупит.

@темы: влад

01:09 

cento miles
Хочу предварить этот рассказ следующим: мы все проживаем много жизней в течение нашего существования. пусть так будет всегда.

удачный неудачный день джона фаравэя

В коридоре уборщица мыла пол. Она это делала каждый рабочий день, и иногда ее швабра стукалась о дверь в комнату Джона. Часто на него, лежащего в грязной холодной комнате на грязной простыни с прокуренными дырками, с мусором разбросанным по всей комнате, с мышью, что постоянно где-то шебуршалась под кроватью, это наводило ужас. так же случилось и в этот раз. И примерно так он подумал проснувшись... “пустые бутылки, мусор на полу.. какого черта? Люди приходят, мусорят, уходят, а я должен убирать. А если я смертельно заболею? Тут и подохну? Впрочем, мне похуй, мне на все похуй! Я ни о чем не сожалею! Похоже, я единственный просветленный человек в этом городе!», - джон достал первую сигарету из пачки. Он продолжал лежать на кровати, смотря в потолок, пуская дым. Музыку на этот раз джон включать не стал. не хотел обнаруживать свое присутствие. За окном шел снег, из щелей дуло.
Холодильник гудел, а простынь джон не менял уже около полугода. При этом ни одна женщина которых он приводил к себе не имела ничего против. Все они спали на этой кровати. Никто не жаловался. Они вот знали на что шли, а джон вот не знал. Джону не нравилось то, как он живет, на что он живет, зачем он живет. Ему прямо вот сразу, прямо с утра захотелось поговорить с кем-нибудь по душам, но в комнате не было его друзей, друзья были далеко, в комнате не было никого, так что джон несколько раз повторил вслух: «блядь, блядь, блядь, ох, блядь» и погримасничал перед зеркалом.
Пару дней назад его уволили с работы. Он был коком в ресторане. Уволили его скорее всего за просветленность. Джон же постоянно приходил на работу похмельным и не раз был пьяным и во время нее. А после – так каждый раз. Джон подумал о том, что было бы неплохо прибраться в комнате, проветрить накуренное помещение, но в бумажнике была зарплата... к тому же джон не первый день чувствовал высокую температуру. Он постоянно чихал и глаза его слезились. Организм не выдержал темпа. Джону нужно было в аптеку. Он затушил сигарету и снова лег в постель. На некоторое время закрыл глаза. Лучше лежать и не вставать вообще сегодня.
В конце концов Джон отбросил одеяло и встал. Потом... Одевшись, умывшись, выпив чаю... скурив еще пару сигарет.. и заперев за собой дверь... вышел. Джон прошел мимо уборщицы не поздоровавшись.
Да, дежурная внизу, у входа, поздоровалась, да, она попросила сигарету, да, Джон достал одну из пачки, да, разговаривать о ее любовнике, который ее бросил и кинул на большую сумму денег на этот раз не стал, да, он аргументировал это тем, что спешит на работу. Да, других разговоров у них никогда не бывало. Гражина (так звали эту пожилую женщину) крикнула ему в спину, что она держится! что она сильная женщина! и никому ее не сломить! джон конечно же крикнул в ответ: «Вы большой молодец!» И вышел наружу.
Преступный каунасский район. В нем полно гопников, цыган, алкашей и сумасшедших старух и стариков. Ему пришлось спуститься по длинной лестнице, потом перейти мост, потом какое-то время поблуждать по старому городу прежде чем он нашел аптеку. и взяв там то, что ему было нужно он не отправился в бар, он не купил алкоголя, чтобы выпить его дома... прибираясь и жаря мясо... варя картошку на общей кухне, где никого не будет.. домой он вообще пока что не хотел. Зимой в литве как и много где еще смеркается рано, и этот снег, и эта предновогодняя слякоть, и эти сумерки... эта пронзительность... в воздухе... джон никак не мог пойти домой. Он знал, что его там не ожидает ничего, кроме холода, тараканов, шебуршащей мыши, невыматой посуды, щелях в окне, грязной простыни да нескольких призраков прошлого. К корешам Джон идти не хотел. Они тоже его не сильно ждали. Да и «друзья» из них были паршивые. К тому же они предпочитали телевизор веселухе. А Джону как-то очень хотелось веселухи.
Так что он зашел в ближайшее казино. Ноги сами привели его туда. Мозг был словно как в тумане. Rival hotel Casino, самое яркое и неоновое место в каунасе. Оттуда не видно плохой погоды, оттуда не видно вообще ничего. Это как спуститься в приемную ада. Правда, и на улице ничего особенного не увидишь. Каунас – мрачный город. А ведь существуют пальмы, а ведь существует моря и океаны, и некоторые говорят, что даже любовь где-то существует, подумал джон фаравэй. Адский привратник снял с него куртку. Джон подошел к кассе, но внутри никого не было. Охранник предложил ему подождать за барной стойкой. Так что Джон сел за барную стойку.
- пиво, будьте добры...
- Позвольте узнать, - сказала ему барменша, - на какую сумму вы будете играть?
Джон наверняка выглядел бедным.
- Ну, литов на сто, - сказал он.
- Я налью вам бесплатно, - сказала она и ему не понравилось, как она это сказала. Бесплатное пиво... Джон глотнул его и развернулся на стульчике. И оглядел помещение.
что такое казино он знал не понаслышке. Почему там нет окон? почему там нет часов? почему они подмешивают в бесплатный алкоголь кислород... почему они улыбаются, почему радуются твоему выигрышу, почему делают сочувствунные мины, когда проигрываешь, почему тут так все ярко и роскошно? Вопросы для детей дошкольного возраста. ставишь на число, а казино ставит на весь стол. Ты внутри, и пока ты не вернул карточку и адский привратник не надел на тебя куртку, тебе не уйти.
Сплошной развод. Все начинается с того, что у тебя забирают одежду и проверяют документы или карточку. Джон не имел карточки по каким-то своим соображениям, а документы с некоторых пор предпочитал иметь при себе – в нагрудном кармане. Джон сам сюда зашел, джон знал об условиях. И вот, он зарегистрирован, и вот он за барной стойкой. Рассматривает кто на этот раз находится в этом месте забав пролетающих мимо духов.
Одни и те же «просветленные» лица. Человек средних лет в галстуке... синей рубашке... усами... сосредоточенным лицом... играющий то за рулеткой, то за карточным столом. Женщина по имени Дануте, заядлый игрок, сидящая за барной стойкой и пьющая мартини. Человек с блокнотом, делающий какие-то вычисления и всегда проигрывающий. Несколько незнакомых джону парней... крупье, охранники, кассиры и барменши, администраторы, привратники.. и он.
Джон сидел и пил бесплатное пиво. Бесплатное? Джон достал бумажник и вытащил оттуда 200 литов. На эти деньги он сыграет сегодня, остальное ни при каких условиях не вытащит из бумажника. Джон себе это крепко пообещал. Эти шестьсот с лишним литов – все, что у него есть. Играть при таких обстоятельствах очень опасно.
- Ну, как, Дануте, сегодня у тебя игра? – спросил подошедший к барной стойке бородатый мужик игравший перед этим в black jack и кажется выигравший.
- Да сегодня не очень, - призналась Дануте.
Любой игрок знает, что пока ты внутри, жизнь прекрасна, сколько бы ты не проиграл, и в этом и состоит главная ошибка игроков – после той, конечно, что они вообще заходят внутрь. Игроки чувствуют, что если у тебя есть хотя бы один лит, у тебя есть шанс. У Дануте наверняка еще была пара литов. Она собиралась с мыслями и со своей женской интуицией, которой очень любила хвастать, когда выигрывала.
На самом же деле шансов нет ни у кого.
Кассирша появилась через несколько минут. Джон достал из бумажника еще 50 литов и разменял на фишки 250. подошел к рулетке, поглядел на прыгающий шарик. Сел сбоку. Игра не была оживленной. За столом был только математик ставивший на какие-то числа и неизменно проигрывавший и что-то записывающий в свой блокнотик. он был в шляпе.
Джон поставил 50 на первый блок. Выпало 14. джон проиграл. Тогда он разменял две фишки по сто на 100 фишек по 2. Чтобы ставить на числа. и продолжил игру...
Вскоре к столу присоединилось несколько залетных молодых парней лет 30. они были пьяны, говорили по-русски, крупье называли на ты и вели себя фамильярно. Они были желанными клиентами. Значит, часто проигрывали. Один из них был похож на чурку. Да он кстати и был чуркой. Они ставили только на числа и только фишки стоимостью в сто. Одну фишку на одно число, на два или на четыре. Они ставили по несколько фишек сразу. Пили брэнди, и разговор их был оживленным. Из разговора стало ясно, что они проводят в казино и клубах не заходя домой уже 3 сутки. Им нужен был душ и сон, но еще больше им нужна была игра и публика.
- будет 7 ...
- мне кажется, 17.
- Ну тогда еще сотню на 27 и .... 25...
- И 35.
- Эй! Человек! Еще брэнди! Спасибо! Сколько мы в плюсе?
- 2 штуки!
- Очень хорошо!
По их виду и по тому как они себя вели Джону стало ясно, что они вероятней всего вернулись из заграницы, где работали какое-то время.. или с моря.... или просто получили зарплату... или взяли кредит.. или ограбили киоск.... или продали машину, угнанную или нет. И что они под амфитамином. В казино собираются люди, падкие до порока. Порок затягивает. А любая наркомания так или иначе связана с грязью. Сложно отличаться святостью, если ты пал не успев даже проснуться.
Им везло. Парень кинул одну фишку на число 3, и выпало 3. «черт, вот же интуиция у меня! Я же ЗНАЛ, что выпадет 3!» он забрал выигрыш, фишку с удачного числа по светской привычке игроков забирать не стал, крупье закрутил шарик, и снова выпало 3. тут уж и чурка, с которым выигрыш парень делил пополам, закричал от радости. Зрачки у обоих были ненормальными... Парни ликовали.
Джон ставил на те числа, на которые не ставили они. Очкастый парень, которого для себя Джон обозначил математиком, ставил и на то, и на другое. Парни выигрывали постоянно. Джон же постоянно проигрывал. Математик то отыгрывался, то еще больше проигрывал. В конце концов, у Джона закончились фишки. Он разменял еще 200 и сотню сразу поставил на черное. Выпало красное. Джон поставил еще сотню на красное, думая отыграться. Шарик был на красном, но в последнюю секунду выпало 35, черное, крупье сгребла все фишки кроме 100вой одного из выигрывавших парней и выплатила тому 3500. больше никто ничего не получил. тысячную фишку парень шутя покидал в отверстие для чаевых. Промахиваясь.
- знаете, если попадет, мы уже не сможем вам ее возвратить! – игриво сказала крупье.
- Конечно-конечно! Она ваша! Если вам повезет!
Чурка хохотнул. Парень кинул еще раз и снова промахнулся.
- Не судьба... слушайте, мне надоел этот стол, - сказал он. Давайте пересядем за другой!
Крупье:
- если никто не возражает, мы перейдем к другому столу!
Она хлопнула в ладоши и совершила еще несколько других казино-ритуалов. Охранники как наблюдающие боги. Математик думал было запротестовать, его мозг очевидно был настроен только на этот стол и уже долгое время... Но возражать таким веселым игрокам, к тому же играющим не по-маленькой да так остро - глупо и математик сдался. Он больше был игроком, чем математиком. Перешли к другому столу. Джон стоял не подходя, обдумывая ситуацию. Он уже проиграл 450 из 665 литов, что у него были. На 450 он мог бы жить месяц. У него остается 215. глупостью было бы идти менять 200. но джон пошел. И разменял.
Пока он был у кассы, то заметил... как в казино... странно озираясь зашла... старушка с палкой. На вид ей было лет 70. Уж кого-кого, а такого человека Джон тут встретить не ожидал. Чего ей тут надо? Она игрок или у нее не осталось других шансов? Джон решил понаблюдать за тем, что она будет делать. Она подошла к кассе и попросила одну фишку за 5 литов. Получив ее, она подошла к столу. На нее все сразу обратили внимание.
- можно поставить? – спросила она слабым дребезжащим голосом.
- Конечно-конечно! – сказал тот что был с чуркой и даже вскочил со своего места, желая уступить.
Но сесть она отказалась. Поставила фишку на число 19, математик в последний момент поставил столько же на 16. «Ставок больше нет» - сказала крупье. И о чудо! Выпало 19! старушка забрала выигрыш, поблистала своими старушичими глазами и пошла к кассе! Все проводили ее странным взглядом. «Ей сон что ли какой сегодня ночью приснился?» – подумал Джон фаравэй. кто она? она отвлекла внимание играющих только на минуту, но джон не переставая думал о ней. Как стильно она выиграла. Зашла ведь всего на одну ставку. Джон снова разменял две фишки по сто на сто фишек по два. И стал ставить только на 14. все 100 раз подряд. И все сто вращений выпадали другие числа. Джон надеялся на успех до последней ставки. Математик кажется по-тихоньку проигрывал все это время, парни проиграли около половины выигрыша и кидали фишки уже не каждое вращение и не так безшабашно. Предпочитали пить брэнди и кофе. Просто наблюдали за игрой. Джон не сильно отличался разнообразием. Ставил только на 14 и только по 2 лита. Наверное, математик записывал и его ходы. На сотой ставке Джон встал и отошел несколько подальше. Я глупец, подумал он. Достал свой мобильный старой, почти антикварной модели и написал смс следующего содержания:
- Игнас! приезжай к rival hotel. Я проиграл 600 литов, все что есть. Мне нужна трава!
Это был его коллега по работе. Простой каунасский парень. Нечто вроде его кореша. В первый же день, как они познакомились, они после работы вместе покурили гашишу в машине. И выпили.
Джону не хотелось думать о том, что у него кончились деньги. Ему не хотелось выходить наружу. Джон знал, что ЕГО ТАМ ОЖИДАЕТ БЕЗЫСХОДНОСТЬ. Джон был бы не игроком, если бы не подошел к кассе снова. Он достал последние 15 литов и на все взял талон для игры в аппараты. И сел за один из них. Тот назывался ТРОЯ. Как фильм. К этому времени как раз пришел ответный смс: «сейчас приеду, больше не играй». Джон вставил в аппарат свой талон. На экране засветился кредит. 150. Джон начал нажимать на кнопку. Нажав несколько раз, он посмотрел, сколько кредита осталось. Там светилось 1560. это означало 156 литов. Более, чем в 10 раз больше того, что он поставил. Это было невероятно. Как выпала выигрышная комбинация джон даже не заметил. Несколько обрадованный, он вытащил талон и на мгновение задумался. Выходить ли ему отсюда, взять ли пива или сыграть до конца.
Джон решил сыграть до конца. Это было глупо, но раз уж на то пошло.... И Джон все деньги обменял на фишки.
Подошел к столу и поставил около 40 на разные числа. Парни уже были за барной стойкой. Играл один математик. Дануте с мужиками сидела за столом с black jack. А Джонни все ставил и ставил. И не проиграл ни одной ставки. Вся удача, что рулетка может приносить, на этот раз доставалась одному ему. Это наверняка потому, что парни устали и тепепь они за барной стойкой – не мог не подумать он. и продолжал ставить на числа, на цвет, на блоки и постоянно выигрывал. не оставлял чаевых. считал это плохой приметой в казино. После той, что туда вообще зашел, конечно. К тому моменту, как игнас появился у стола, джон отыгрался почти полностью. Игнас попросил его прекратить играть, но джон сказал:
- вот, все что у меня есть. здесь около 600. я поставлю еще 50 на черное. и все.
- Как знаешь... но лучше не делай этого! Ты и так уже неплохо отыгрался!
Выпало 4. черное. тогда Джон поставил двухлитовую фишку на число 14 и стал пересчитывать деньги. Их оказалось на 20 литов меньше, чем когда он пришел. Самое время уходить, - подумал он. И выпало 14.
- с одной фишки! – вскричал математик.
- Да, но я ровно 100 раз перед этим ставил на нее и промахивался.
- Да, я видел...
- Запишите это.
Но математик кажется уже не слышал.
Как раз в этот момент чурка сел за стол рядом. Джон решил сделать последнюю ставку. 10 литов на первый блок. Он потянулся, чтоб положить фишку.... положил и.... возвращая руку обратно... случайно рукавом задел пиво чурки. Пиво пролилось на джинсы последнего. Хорошо хоть не на стол. Джон сердечно выразил чурке свое сожаление. Но тот был недоволен. «я прошу прощения» - сказал джон. Но тот был пьян и не отпускал джона. Тут было дело чести. Он здесь победитель, а тут какой-то .... хрен... проливает ему на джинсы пиво. «ты хоть знаешь, сколько они стоят?» - спросил тот. Джон повторил фразу Д’Артаньяна: «Уверяю вас, я сделал это нечаянно, а сделав это нечаянно, я извинился. По-моему, этого достаточно» «Этого ни черта не достаточно! – сказал чурка, - Ты знаешь, сколько стоят мои джинсы? И что я сейчас буду делать с мокрыми джинсами?» «Они высохнут через несколько минут» «Ни хуя!» «Извините, - сказал Джон крупье, - но мне пора идти» Он взял со стола свои фишки, чурка же не желал его отпускать. Пошел вслед. Все замахивался, словно желая ударить. Но ударить джона у него не хватало смелости. Все, чего хотелось же джону – так это поскорее уйти из казино. У него был кое-какой выигрыш и достаточно эмоций на сегодня. Он направился к кассам. Чурка продолжал быть рядом и наезжать. Его друга не было. Наверное, куда-то к этому времени уехал. Игнас же стоял рядом но предпочитал не вмешиваться в разговор. Тут же стояло несколько администраторов, которые ничего не могли поделать. Охранников не было вообще. Чурка не отставал. Все продолжал замахиваться. «Арунас, арунас, ну не надо, ну пожалуйста не надо!» - вот что говорил чурке взволнованный администратор.
В конце концов в ситуацию вмешался Игнас: «эй, Арунас, ну чего ты, действительно, так разбушевался? Он же нечаянно!»
Но Арунас замахнулся и на игнаса, так что игнас замолчал. И вскоре куда-то исчез.
- ладно, черт с вами, сказал джон, стоя уже в куртке. – звоните в полицию.
- В полицию? – ужаснулся администратор. – не надо в полицию. Разберитесь как-нибудь так.
Чурка предложил пойти в туалет разобраться. Джону ничего не оставалось кроче как согласиться.
- ну вот и хорошо, - сказал администратор.
Джон зашел в туалет первым и резко развернулся. Чурка сказал:
- ладно, хуйня все это. Я видел, ты выигрывал. Заплати мне за моральный ущерб 200 литов и на этом закончим разговор.
Джон ответил так:
- да ты что? С ума сошел? У меня нет для тебя денег.
- Ты дашь мне денег!
- Ты их не получишь!
Чурка стоял, покачиваясь от опьянения, что-то соображая, потом сказал:
- ладно, тогда ты высушишь мои штаны.
- Без проблем – сказал джон.
Арунас снял джинсы, вручил их джону и направился в толчок поссать. Это была его фатальная ошибка. Джон положил джинсы в раковину и включил воду. После этого он вышел из туалета и направился к выходу. Администраторы, официантки и некоторые скучающие игроки смотрели ему вслед. Выйдя из казино, джон побежал. Петляя по дворам, джон пробежал несколько кварталов, потом, встав возле какого-то подъезда, передохнув и закурив, он набрал номер игнаса.
- ты где? – спросил джон его.
- Возле фонтана. А ты? Джон! Послушай меня! Беги оттуда! Беги!
- Да все в порядке, - сказал джон. – я сейчас подойду к фонтану.
Джон натянул капюшон... на улице уже давно было темно. Метель... мороз... Джону кажется повезло, Джону кажется повезло вдвойне. Или даже втройне. Он прошел полный круг, к тому же выиграл. Черт побери.
Возле фонтана стоял игнас.
- нда – сказал Джон вслух, завидя его - Ангелы определенно меня любят! Мне везло в последние минуты как Игроку из Достоевского, разве что у него была работа и любовь, у меня же нет ни того, ни другого!
- Не ходи больше в казино, - сказал игнас.
- Конечно! ты что! сумасшествие пойти еще! – сказал джон, но уже знал, что на следующий день пойдет в игровые автоматы.
Игнас кажется поверил. Какая разница. Джон рассказал, как там что закончилось, и они закурили косяк, который игнас скрутил в туалете казино. Игнас не знал, что в казино камеры и подслушивающие устройства есть везде. Но с другой стороны... скрутить косяк в туалете казино... какой администратор будет против желания клиента? Разве что игнас клиентом в полном смысле не был.
- вчера видел начальницу, - сказал игнас, когда косяк был уже скурен - она спросила меня, сидишь ли ты на казино. Она тебя часто видит у входа.
- Да? – сказал джон – и что же ты ей ответил?
- Я сказал, что ты азартный человек, но с твоим разумом все в порядке и ты играешь всегда по-маленькой.
«Так вот почему меня уволили», - подумал джон. Но все это уже неважно. Его уволили давным-давно. Очень давно. Все это далеко позади. У джона есть немного денег и свобода от работы. Больным джон себя уже совсем не ощущал. Так, знобило слегка ото всех этих переживаний.
- Как на работе, кстати? – спросил джон. – так же?
- Да, только заказов меньше. Снизили зарплату официанткам. Одной заплатили вообще 300, кажется. Так она пришла к начальнице разбираться... Попросила лист с бухгалтерскими расчетами. Та ее послала. Началась ссора. Начальница ударила ее кулаком по лицу. У нее фингал. Это показывали в новостях, видел?
- Нет.
Джон снова пересчитал деньги. 200 с лишним литов чистого выигрыша! С ума сойти! С 15 литов! Так отыграться! Вот это случай! Вот это судьба! Что бы он делал, если бы не пошел тогда к аппарату? Или если бы остановился, выиграв те 156? Или если бы не пролил пиво? Или если бы не вышел из ситуации так ловко? А что если Джон снова его как-нибудь встретит? Джону не хотелось об этом думать. Ему сильно повезло. Хотя выигрыш составил всего 200 литов.
- пойдем в магазин, - сказал он. Возьмем чего-нибудь выпить. Еды какой-нибудь. Вызовем такси... кстати, сколько у тебя травы?
- Осталась половинка.
- Нужно еще грам.
- Тогда надо дойти до B.O. это недалеко.
- Ну тогда пошли, выпьем там заодно по пиву...
И они пошли. Ветер дул в лицо, и идя джон чувствовал, что деньги, что имел в бумажнике, давно перестали быть заработанными, они стали выигранными. И отношение к ним соответственное. Все, что джон заработал, он проиграл, а что выиграл – имеет в бумажнике. Джон был случаем вытянут из пропасти и шел, думая об этом. Возвращаться в казино ему не хотелось. Он получил все то, что хотел, к тому же на этот раз бесплатно. Однако... куда девались женщины? – подумал джон. Куда девался синатра? Куда девался элвис? Где мои друзья? Где же веселье? Где вся эта так нужная мне веселуха? Все на улице казалось гораздо унылей, чем он предполагал. Мимо прошло несколько женщин. Джон обернулся, глядя им вслед.
- джон! Пошли! Здесь чертовски холодно!
Когда они зашли в бар, джон заказал два пива и два виски по сто. Свои сто он тут же вмазал. И взял еще. Джон снова был победителем, но никто об этом не знал и Джон праздновал в одиночестве. Даже без Игнаса. тот ни игрок, ни неигрок. Игнас просто хотел денег за травку, которую они курили вместе.
Джон въебал еще рюмку и стал думать о разных грустных вещах, пока Игнас подтанцовывая возвращался из туалета с очередным скрученным там косяком.

@темы: влад

главная