Как назвать влагалище вежливыми словами

URL
22:24 

могила

Big Brothers
karma police members
могила



Эдгар Аллан По
1809-1849
читать дальше

@темы: ассоциируемый участник, литература, могила

14:13 

cento miles
норкоманская байка о синих птичках

Каждая работа с которой уволился кажется такой далекой… у вас тоже наверное такое ощущение есть. как будто это не вы стояли там, за кассами, за конвеером, за столом, компьютером или на кухне… где угодно. никакого удовольствия вспоминать или думать обо всей этой бесовщине у меня обычно не бывает, но сейчас, несмотря на свое шаткое социальное и бедственное финансовое положение я чувствую, что горизонты вновь раздвинулись и мне ничего не страшно.. похуй дым. никаких горизонтов. сегодня я... копал землю... на даче... крякал, вздыхал, сопел, пердел. мне не платили за это денег... да и начальства не было... я просто копал землю… там будет расти морковь… возможно, когда-нибудь на той вспаханной земле кто-то кого-то впервые полюбит, кто-то кого-то зачем-то убьет… ну, кошки там будут срать гораздо чаще – это точно. Вон их сколько, у соседей.

я пишу это для собственного успокоения, думаю о женщинах и - обо всех этих коллегах, обо всех этих начальниках… о разном говне. оно не выходит у меня из головы. я же уволился неделю назад. а теперь думаю о том, ... о отм, о сем..

Этот рабочий хаос… особенно бабы любят его наводить… при этом прячась за спины начальников… уродливых двигающихся чудовищ... они ответственны… они суетливы… значит якобы беспокоятся… значит якобы боятся… значит якобы работают… какое дерьмо. Мне приходит на ум только один ответ на вопрос зачем им это: они суки ебаные. А эти вопросы… особенно парни любят их задавать… “эй, Влад…. Ну как, работается?” "Хорошо быть поваром, да, Влад?" интересно, что бы он еще спросил, если бы я вонзил ему нож в горло, которым в тот момент резал мясо? Я бы и вовсе ничего не ответил, но он бы переспросил – и тогда я за себя точно не ручаюсь. “Да, работается, чувак” Есть еще рабочий флирт. Я не идиот, не импотент, не чмо и не гей, но я действительно его ненавижу и презираю. Официантка подмигивает, а ты задираешь ей юбку, и она убегает, хихикая… надо было просто дать ей по роже, я так считаю… так было бы проще… простое увольнение и всеобщее осуждение… а так… она подмигнула снова… а сама воняет потом… забегалась вся, ну работа у нее такая, я-то понимаю, но флирт… флирт. вот этого я не понимаю.

Есть еще начальство. Да хоть последнее… ладно, думал я тогда, жратва бесплатная, печешь себе пиццы, поебываешь официанток или посудомоек – и все… ну да, флирт. я сам себе противоречу, но куда уж безо всех этих противоречий: мы все из них сотканы, как и нас окружающий мир… поебываешь себе… посудомоек… о них я напишу как-нибудь отдельно… одна из них была очень хороша... ее фотография до сих пор лежит у меня на столе... ладно. ну, думаю, пора идти на кухню… когда-нибудь доработаюсь до такого, что открою свой ресторанчик… лучший в мире… все будут счастливы в нем… И все такое… ах, да. Начальник. посудомойка просто отвлекла мои мысли... Он выглядел мрачным и обозленным… не в тот момент конкретно, а вообще… это было написано у него на лице… один из тех самых мудаков, знаете ли. Хотя в тот момент он выглядел веселым, инициативным и жизнерадостным. Это мне показалось подозрителным. И было это 1 сентября!

1 сентября, и сердце подсказывало мне, что место мое на кухне, а не в школе. Работа учителем меня почему-то пугала намного больше, чем кухонная поеботина. Я думаю, это оттого, что кухонная поеботина - это временно, а учитель - похоже на диагноз. Но это мне подсказывало сердце. Никогда не слушайте сердце. Разум же говорит, что за возню с детьми платят в 4 раза больше, чем на кухне. Но у меня нет квалификации - так, диплом специалиста. ее надо получить. за нее надо заплатить. деньги надо одолжить... дела поправятся еще нескоро.

может, просто забухать, закурить, занаркоманить, загулять, ограбить киоск, уйти с цыганами и покончить с собой? может.. я всегда об этом помню. я жду своего часа... который может и не настать.

шеф... приносит чили перец однажды...
- Потрогай его, а потом оближи палец! – говорит он…
трогаю... облизываю…
- ну как, остро?
- Да нет, не остро… я просто люблю острую пищу. Этот не острый.
- Не острый? Разве? А ты знаешь, что сделай? Ты пойди в туалет, вот сюда… И потрогай свой приборчик теперь этой рукой… ВОТ ТОГДА ТЕБЕ БУДЕТ ОСТРО! ХАХАХАХАХАХА!
Конечно же, я не ответил. Я был чем-то типа свободного художника, а тут я снова на работе... мне нечего сказать.
“Почему ты не смеешься? Разве это не смешно?” – говорит он мне. “Нет, почему же, - отвечаю, - эта шутка очень острая”. Он не стал смеяться. Очевидно, ему не понравился мой ответ...

“работай!” - сказали они мне тогда, словно этой фразой должно начинаться мое светлое будущее. все карты были в моих руках, как видите… "работай!" – сказали они мне. тот самый злобный маньяк это сказал. Правда, он был энергичным, инициативным и жизнерадостным… я уже говорил, да?

столько говна, ЕГО ТАК МНОГО. оно торчит из ушей, из носа, изо рта, ноздрей, пупка, волос, мозгов... оно повсюду! оно течет... он капает... куда ни глянь, везде работают, едят, ссут, срут, ссорятся, мирятся, блюют, целуются... а я копал сегодня землю…. за еду… ах, не совсем... это же семейная варка... тут все бесплатно... родные должны стоять друг за друга горой... но меня ненавидит мой брат, мой отец мертв, как и моя бабушка, а с матерью, с которой я живу уже больше двух месяцев, отношения у меня складяются плохо. все дело в том, что я наркоман и пьяница. нoркоман. человек норки. правда, это не совсем так. трезвость меня тоже прет - если она редкая. так же дела обстоят с алкоголем и наркотиками.

Как бы там ни было, а мне с трудом представляется все это обдумать и переварить. мое место – не на кухне, не в школе, а где-нибудь на необитаемом острове с полями марихуанны неподалеку от дома, оснащенного погребом, полным лучшим вином и виски… лет на 200 вперед… и 3 рабынями… одной желтой, одной черной и одной белой… мне многого не надо. У меня умеренные желания. хватило бы и виски на самом деле... да! как можно больше вискаря, дамы и господа! как можно больше! пусть все бегают голыми, пусть оживет все вокруг, пусть звезды попадают с неба, заводы разрушатся до основания, феи спляшут стриптиз и все умрут от оспы... вот былo бы круто!

но пока этого нет... и я коротаю этот вечер в печальном одиночестве.. самое время рассказать вам историю. да хотя бы про любовь. это та самая тема. Для меня любовь это боль. А боль для меня это любовь. В этом есть что-то усталое и мазохическое. Но не буду в это вдаваться. оставлю это вам.

Просто хочу написать об этой суке... женщине... Давно уже хотел. но слог как-то не подбирался. надоело мне его искать, его ждать. какая черт побери разница?.. как выйдет, так выйдет. все равно я это пишу просто так. коротая этот вечер. я совсем не смотрю телевизор, а хорошх книг так мало... самое время понаслаждаться беседой с воображемыми читателями. они все стерпят. и мой мат... и мои признания... и мои преувеличения...

как же ее описать... Она невысокого роста, походка у нее стремительная и мало напоминающая женскую… Топ, топ, топ… как 45 килограмовый слон. или буйвол. глаза карие… глаза обманщицы… губы тонкие… мозг странный… я никогда не мог его поймать… или преугадать. одна из причин в том, что обычно от людей я ожидаю чго-то хорошего... мeня до сих пор можн купить на мои детскиe мечты, а пoтом развести по полной... она всегда разговаривала со мной так, как со мной надо разговаривать, чтобы… ну, играла на чувствах… так это кажется сегодня называется… ее сердце... было полным противоречий… и в общем и целом крайне жестоким... сплошь и рядом бывает.

Это было в том самом прекрасном мрачном общежитии, в котором я прожил 4 сказочнейших года своей лишенной смысла жизни.. наше романтическое знакомство. Я был на 2 курсе, она приехала на первый. Так вышло, что она оказалась у меня в комнате, ау меня было много алкоголя, как всегда... и несколько гостей... рыжий парень по имени гитис... знатный норкоман. и парочка молчаливых литовских парней. которые ничего не излучали. сoвершенно ничего. было много алкоголя, как я уже говорил… и феи танцевали стриптиз выражaясь метафорически… я чувствовал это… И мне было так радостно в глубине души… так тихо… серьезно! даже рыжий почувствовал что-то насчет фей! И сам решил сплясать! Запрыгнул на стол и давай… трусов не снял… ничего кроме сосков и небритых подмышек не показал. Я выпиваю 100 грам зеленых девяток… и говорю “давай, я покажу как надо!” запрыгиваю на стол, растегиваю ширинку, достаю член и трясу им прямо перед ее лицом… намек был тонким, хоть и недвусмысленным... все дело в том, что она слишком внимательно на меня смотрела перед этим… слишком пристально… Илона ее имя… она смеется… ей очень весело… ей очень понравилась моя выходка… я больше так никогда не эксперементировал… наверное, правильно делал… Я и не помню, как мы оказались в постели. это было на седующий день. но не буду же я о таких вещах... скажу, что это было очень хорошо... мне нравилось, как она стонала. мне все в ней нравилось. я был в большой беде.

Но сначала был первый поцелуй… если кому неинтересно читать все это, тот может не читать. Я пишу это для собственного успокоения. и просто для того чтобы скротать вечер. а не для того чтоб кто-то дрочил или зевал... Все поцелуи и до и после не были настолько чистыми… почему у меня теперь н дрожит сердце от таких вещей? или дрожит так мало... это был пик. Как луна, которую не остановишь. Как солнце, совершающее свой путь. Как и земля, огонь, вда, ветер... как и все вокруг. Та точка была высшей... в плане целомудрия. Я испытал чувство … которое не могло не смениться чувством тревоги вскоре… ощущение близости боли… той самой боли… были пики тревоги... пики ревности... агония боли... и многое другое... но хождение по кругу еще не закончено. не уверен, что может быть кoнец. хотя это вполне вероятно.

3 года прошло с тех пор...

все было хорошо – две недели. А потом… мы расставались каждые 3 дня “навсегда”! И каждые 3 дня мы вновь сходились. Не уверен, что это магическое число 3 так влияло, просто я работал каждые 3 сутки… возвращался с работы, по расписанию, расставался с ней тоже как по расписанию, сходился с ней на следующий же день, тоже как по расписанию… боль была постоянной… для нее не нужно было расписания… часто бывало, что я рыдал во время секса… представляет, ккой хороший секс это был? даже сейчас жалко себя становится. Бывает. хм... ну вот, пожалуй, самый характерный случай для примера.

Вечер... две сдвинутые кровати в моей комнате... пепельница... тогда еще не разрисованные обои... завтра на работу… и у нас эта ночь… но отношения наши не ладятся, и я на грани. завтра я ее не увижу… что там в ее голове за это время произойдет? Кто ее внимание увлечет? сколько успею пережить я? Я не знаю… у нас эта ночь. И я на грани… она что-то рассказывает. Рассказывает, рассказывает… лепечет... о своих бывших любовниках... о своих планах... меня это порядком достало.. нo я люблю ее... и я боюсь с ней ссорится сегодня вечером... я боюсь того, что может произойти... а мне на работу... вставать через нексолько часов... на первый рабочий день. и она имеет надо мной власть. Именно поэтому мне так больно.
- так мы будем трахаться или нет? – вырывается у меня злобно.
Она замолчала, потом.. последовал ураган. Среди прочего она проорала, что у меня нет души. Почему-то именно это меня задело за живое… ведь в тот момент я весь состоял из сплошной души.
- все! – ору я, - я УХОЖУ ОТСЮДА к ЧЕРТОВОЙ МАТЕРИ.
Натягиваю ботинки… сам без трусов…
- влад, ну куда ты пойдешь? сейчас 2 часа ночи.. тебе вставать в 6. если хочешь, я пойду …
это решение меня поразило. Изумило. Испугало. Привело в ужас.
- нет! – говорю – только не это! Ты должна быть здесь…
снимаю ботинки.. сажусь на кровать… сижу…
- влад…
- нет! Я все же ухожу отсюда к чертовой матери!
И снова я надеваю эти ботинки. Все еще без трусов.. Я никогда так громко не орал. "УХОЖУ ОТСЮДА К ЧЕРТОВОЙ МАТЕРИ!" Я до сих пор уверен, что это делал кто-то за меня. И надевал ботинки – тоже не я… сам же я был смущен и печален и ушел на время в другие миры... более безопасные для моего здоровогo рассудка.

Она не ушла. Она осталась. “ложись рядом, - сказала она” я лег рядом… слезы текут… через полчаса я говорю все же... шепотом… просто подсознательно мне хотелось ситуацию опустить до уровня фарса… ‘"не представляю, - говорю, - как это я к тебе снова смогу прикоснуться…” “ох, влад…” – говорит она и переворачивается на другой бок… она дергает ногами через 10 секунд… сопение я слышу уже через 5… я, конечно же, не заснул. сложно было встав с кровати тк все оставлять... но я должен был идти на работу... должен же я был обеспечивать походы с ней в рестораны... себе водку... пивo... вино... сигареты... так что я ушел. день выдался серым... все время моросил дождь. и я сутки работал… в ту ночь на работе мы с коллегой спиздили выпивку из закрытого бара, который нам нужно было охранять… отвели камеры в стороны… все делали в перчатках и с фонарем… ну, выпили, да, после. куда уж без этого?

Так оно все и было, пока я не решил, что пора этому положить конец. Через полгода расставаний каждые 3 дня… я трахнул кассиршу… трахаю, а в руке уже мобильный, и рука сама строчит смс… “получи боль, сука” – вот что я ей писал, “я тебе изменил”. Следующий день был очень плохим. Я пожалел о случившемся. Крепко пожалел. Но решение уже было принято и поступок совершен. Как все эти факты звучат теперь странно... теперь все по-другому. Теперь грех лишен смысла, а любви нет. и грехa нeт. одно ведро с помоями. Я много глупостей сделал после этого и делаю по сей день и буду делать в будущем, говна пожеще, похлеще, еще глупее, но изменить ей с кассиршей... ей, этой моей любимой... моей луцшей.. с ней... о господи. это было для меня тогда не просто глупостьй, а крайне смелым поступком. Я же знал, что будет дальше.. На это мне потребовалось больше смелости, чем.необходимо я полагаю обычно для самоубийства. Всю свою душу мне пришлось пережать грязным жгутом. Вот так я попрощался с юностью. Любил я ее – ой, лучше и не говорить...

Она ушла не сразу… месяца через полтора… я в то время крепко пил. Бутылки по 3 водки в день. В моей комнате горит только одна лампочка… красная… остальные давно перегорели… а сам я слушаю шопена… 48 ноктюрн in c minor... пью водку и слушаю шопена… смотрю в окно… на то, как покачиаются листья... на то как ветер безжалостно их мотает... а деревья высокие... мое окнораспахнто... и ветер сильный... а у меня шопен играет громко... курю одну за другой… я за то время набрал кг 15… И все плохого веса.. слишкм много пил... еле ходил… не мог сидеть… срал кровью… когда срешь кровью, понимаешь, что такое блюз. Блюз – это когда ты срешь кровью. Так я вот слушаю шопена… сижу себе, пьью… покуриваю сеигареты… И тут заходит она. В том самом… в том самом облегающем платье... моем любимом.
- привет! – говорит.
- Здравствуй…
- А что ты такой спокойный? Может, ты нашел другую?
Она это специально? я весь состоял из боли – какое спокойствие?
- нет, - отвечаю.- Очень зря! Потому что я нашла другого! Он моложе тебя, но не такой мудак, как ты!
Очевидно, она имела ввиду мое пьянство… и не только... я сказал:
- это наверное хорошо…
- да!
И она ушла… и она ушла надолго… и я остаюсь один... наедине... со своей болью... в своем аду... я ложусь на кровать, выключаю музыку... душа болит... я отношусь к этому как исследователь. немного стиля во мне осталось даже в такой ситуации... птичка ты моя синяя, говорю... все в порядке... все будет хорошо... мы с тобой прорвемся... (я так к душе обращаюсь) все будет хорошо, синяя ты моя птичка... я люблю тебя... ты хрупкая моя бедная... ну потерпи... ты же знаешь, я люблю тебя и нам с тобой будет хорошо. все хорошо, любовь моя, птичка ты моя синяя... и мало-помалу я чувствую, что птичка утешается, успокаивается, засыпает что ли... сам я смотрю в одну точку.. вроде стихло, думаю, надо закурить сигарету... я стараюсь это сделать как можно медленней... не дай бог разбужу птичку... медленно... очень медленно ... прижигаю... ЧЕРТ. она возвратилась. боль. мне больно. думаю, остальное рассказывать уже будет излишним. я старался наслаждаться этой чистотой, этой болью как можно больше. никогда я не переживал ничего так остро. когда я почувствова, что больше не могу... я напился. следующим утром то же самое. и снова... и снова... самый сильный запой в моей жизни.
я не помню, предпринимал ли я какие-либо попытки. наверное да. но я хочу думать, что нет. пусть будет нет. я уволился с работы... уехал в клайпеду... потом в болонию... я действительно страдал. дажe странно как-то. но это же любовная история, верно? я очень страдал. я был очень одинок. и я увидел ее через год.

она к этому времени уже жила с каким-то каунасским бандитом. я как раз возвращался из италии и приехал в каунас часа в три ночи. мороз. метель. решил не ждать до семи утра. поехал в общежитие... ночные фонари... до боли знакомые дороги. высокая дверь общежития. я здесь не был 1000 лет.
- куда мне тебя засунуть? - спрашивает заспанный комендант.
- да никуда. я только на эту ночь. сейчас зайду к гитису, к марюсу... они все равно не будут спать, как меня увидят.
комендант впускает... я поднимаюсь к рыжему... ну, гитису, тому, что танцевал стриптиз... гитису... он любит грибы, травку, колеса и многое-многое другое... "о, влад!..." - говорит он. "это ты..." но вставать с кровати не хочет. иди, говорит, к марюсу. я задет, но виду стараюсь не подавать. марюс же просыпается сразу, относится ко мне более услужливо, мы выходим на кухню, разговариваем там долго... несколько часов... базар, базар. о том, о сем. я чувствую уже, что попал несовсем туда, куда хотел.
- как илона? - спрашиваю.
- она то в бараке, то у того, своего парня. ты же знаешь...
- знаю.
- чего ты о ней постоянно спрашиваешь? ей на тебя насрать.
- ты думаешь, я не знаю? мне тоже насрать.
марюс вздыхает. очевидно, он мне не верит... захожу в умывальню через какое-то время... там стоит девушка у раковины, чистит зубы... ЭТО ИЛОНА. стоит спиной ко мне... у меня задрожали колени. пересохло в горле. перехватило дыхание. душа ушла в пятки. заколотилось сердце. я раскрываю рот. она оборачивается... это не Илона. колени все равно дрожат. душа все равно в пятках...

я послонялся по этажам, здороваясь с сонными жителями... которым на мой приезд было плевать... послонялся, послонялся... и поехал в клайпеду...

а увидел я ее как вернулся. и то - не сразу. но на свидание мы пошли только еще через год. в течении этого года - так, перекидывались фразами... все было ясно. она меня забыла. у нее короткая память. а я-то ничего не забыл. НИ-ЧЕ-ГО. а потом свидание... посидели тогда в ресторане. она трогала мои руки. я читал ей есенина. возбужденно. был не в себе. реально не в себе. купил вина. ебнул. мы прогуливаемся, а я то и дело прикладываюсь к бутылке. не пей! - говорит. прячу бутылку под куртку, и она забирает ее и хорошенько к ней сама прикладывается. мы идем и разговариваем на повышенных тонах, но мы так не ссоримся. мы так миримся. мы тк прощаем друг друга. хотя... я с трудом понимаю что происходит... я кричу на нее и она смеется.. словно бы она гордится сейчас идти рядом со мной... тогда она уже ушла от того бандита в спортивных штанах. в смысле это не она от него ушла в спортивных штанах, а это он носил их. была после беременности. после выкидыша. ее чуть не пристрелили за побег. бандит в спортивных штанах чуть не пристрелил. у меня тоже хватает новостей. но мне грустно... мне грустно на нее смотреть. какая боль. какая жалость.

в конце свидания, возле тех самых высоких бараковских дверей, она подставляет свои губы для поцелуя... но я не целую ее. она уже совсем не та, что раньше. как и я. у нее "другая жизнь". мы расходимся по своим каморкам, и я сажусь за стол и рыдаю, рыдаю, рыдаю, рыдаю... совсем скис бедолага. никто не видит, никто не слышит. трясусь весь, сопли текут... печально мне... по радио играет самый обыкновенный блюз. но я больше не сру кровью. просто что-то я потерял навсегда. возможно, я упустил какой-то шанс. все мы его упускаем. но я на него многое поставил и печально мне.

она забрала мой юношеский пыл. сейчас на меня заглядываются только офицантки. но они воняют потом. пора привыкать к реальности. я почти привык. ну есть еще посудомойка, конечно... но о ней я напишу в следующий раз

к чему я это расказываю? к собственному успокоению и чтобы скротать этот печальный вечер. о чем я рассказываю? простая история среднестатистического гражданина. а вы разве до сих пор слушаете? вот так сюрприз...

похожие чувства во мне вызывают теперь только маленькие девочки. у них тоже все обнажено и они не жгутся. сексом ведь не пахнет. помните это пушкинское "жил на свете рыцарь бедный..." как он влюбился в давно мертвую деву марию? как он колол и резал неверных? как он потом умер и дева мария вытащила своего пылкого поклонника из ада? большинству пап, я думаю, известно это чувство, что испытывал рыцарь по отношению к деве марии, но только по отношению к своим дочерям.. близкое к религиозности чувство. недостающее звено в отношениях между мужчиной и женщиной. в нем есть святость... как и в сексе с женщиной, нутро которой тебя сводит с ума... как и в убийстве надоевшей жены... как и в первом поцелуе... первом побеге из дома... когда как говорил моррисон "душа пьяна и открыта и ищет себе друзей и наставников"... я редко выдаю точные цтаты... маленькие девочки... одну из них я учу английскому на дому. всегда задерживаюсь больше положенного. ей очень понравился армстронг и та история, как родилась песня "what a wonderful world". и ей не понравился элвис.... "он употреблял наркотики" она боится этого слова... как боятся рычания тигров люди, спрятавшиеся в норки... она выводит буковки, а ты сидишь рядом и любуешься ее солнечными волосами... "до свиданья, влад! я уже почти выучила те слова!" "молодец, аня!"

она вырастет. убежит из дома. вернется. потерянная дочь. обретенная дочь. поймет ли она когда-нибудь истинное значение этих слов, если где-нибудь их прочтет? как знать, как знать...

я бы хотел убежать. где-то когда-то я читал о странном свидании на луне. в кафе. они стреляли из пистолетов по лунной поверхности и там оставались дырки, как в сыре.. и они пили вино.... так бывает только единожды. а убегать можно бесконечно.

быть может, в зимбабве... или в Ниде... или на Венере... можно найти свою фортуну, свою любовь и бессмертие... в самом побеге смысла, наверное, нет, но он точно есть в прекрасных мечтах юности... и в смерти, которая достойна уважения. и во всем что чисто... но чисто не в плане греховности, а в плане устремленности веры, чувства. грех может быть чистым. добродетель может быть грязной. смысл еще есть в боли и в том, чтобы ее избегать. я так думаю... эти мысли меня успокаивают... мою синюю птичку... все ведь будет нормально. и со мной, и с моей синей птичкой. разве нет?

а пока что... я продолжаю сидеть в этой ночи, один, продолжаю пить пиво и продолжаю удивляться тому, как же это я так много букв написал этой ночью. написал так много, а ничего толком и не сказал. ну и ладно. ну и ладно.

@темы: влад

04:06 

Big Brothers
karma police members
влад берет длинную паузу. до встречи, многочисленные поклонники, хахаха!

14:52 

Глава 6

Big Brothers
karma police members
AIN’T IT TIME WE SAID GOODBYE

Саулюс… Ох, Саулюс… Надо отметить, что это произошло, когда Паулюс жил в Каунасе... дело в том, что Саулюсу нужно было выйти из дома, развеяться, подышать немного воздухом, но Саулюс не мог себя заставить. Он сидел на диване в грязных белых трусах, без интереса прислушиваясь к ругани соседей сверху. Было часа два ночи. В комнате Саулюса был потушен свет, так что со стороны казалось – Саулюс добропорядочный гражданин, он засыпает в одиннадцать и встает в семь, он чистит зубы, жарит себе яичницу, варит кофе и шагает в автомастерскую.
Соседи ругались без вдохновения. Немудрено, думал Саулюс, в какой-то момент совместной жизни, вдохновение исчезает.
Вдохновение.
Рядом с ним на диване лежал ноутбук. Последние несколько дней Саулюс занимался одним проектом. Проект требовал средств, но это того стоило. www.angielovestoys.com.. Энджи любит игрушки. Милый и невинный сайт. Разноцветный латекс, дилдо, затычки для ануса, садо-медведи. Энджи была двадцатичетырехлетней шлюхой, раздевающейся перед камерой и исполняющей любые твои желания. В разделе «About me» сайта было написано следующее:

Name – Angie
Age – 24
Height – 167 cm
Breast cup – 75B
Eyes – Hazel
Hair color – Blue
Tattoos, piercing – YES (pierced tongue, pierced chin, pierced belly button, tattoo on the left shoulder)
Experience - 4 years
Solo – YES
Lesbie – YES
Anal with toys – YES
B/G hardcore – NO
Fetishes – YES
BDSM – MAYBE

Но было еще кое-что, о чем Энджи умолчала, и Саулюс не винил ее за это. Настоящим именем Энджи было Дангуоле, она жила в Клайпеде, сидела с Саулюсом за одной партой три года и первый поцелуй Саулюса был с ней.
Smothering – SURE.

**
Саулюс долго качал головой, не веря. Дангуоле, Дангуоле. Все можно понять, всему есть объяснения. Все может произойти, и Энджи…
- Pass ur tool over cum-hole 2 anus. Slow, - написал Саулюс в чат и откинулся на диван.
Энджи прислала в ответ подмигивающий смайлик и потянулась к игрушкам.
- Not that. Use pink.
После того как Саулюс стал платным членом закрытого раздела ее сайта, что стоило ему 24,96 евро за месяц, он действовал скорее по наитию. Минута привата платным членам обходилась вдвое дешевле, чем случайным посетителям.
В первый день он попросил Энджи достать советскую школьную форму. На следующий день он вернулся и провел полчаса, просто разглядывая ее, в коротком коричневом платьице, с фартуком и косой. Он не показывал своего лица, не показывал свой член, камера его ноутбука была направлена на постер Rolling Stones, висящий на стене.
Неделю Саулюс тратил по сорок евро в день. Сайт жрал деньги с его кредитки, не задавая лишних вопросов. Энджи всякий раз спрашивала его, что ей делать, как себя вести - Саулюс отвечал, чтобы она просто сидела. Ее это нервировало, но деньги капали, а остальное не имело значения. Хуй Саулюса не шелохнулся.
- Поставь на повтор песню Angie.
- Меня часто просят об этом.
В этот раз Саулюс не стал включать свою камеру. Если Энджи и удивилась, то виду не подала. Наверное, с анонимными дрочерами проще работать.
- Я хочу увидеть бабочку, - написал Саулюс.
Энджи взяла платок и стала махать им словно крыльями.
- Нет. Ты еще не бабочка. Ты – зеленая гусеница.
Энджи легла на пол и свернулась в клубок.
- ЗЕЛЕНАЯ!
Энджи на несколько секунд пропала из кадра. Когда она вернулась, на ней был короткий зеленый топ и зеленые трусы.
- Гусеница растет. Поиграй с собой.
Энджи извивалась на полу, работая дилдо.
- Наступает время окукливания. Гусеница вьет кокон.
Энджи растерянно посмотрела в камеру.
- Веревка, - подсказал Саулюс.
Веревка нашлась. MAYBE, вспомнил Саулюс и ухмыльнулся. Энджи сбросила одежду и принялась плести кокон.
- Оставь сиськи, - написал Саулюс.
Энджи замотала себя по грудь. Кокон вышел не слишком плотным.
- Созреть кокону поможет титфак.
Бабочка росла. Существо в коконе изменялось, следуя божественному замыслу. Оно превращалось во что-то иное, не похожее на то, что было раньше. Саулюс барабанил по ноге, наблюдая как Энджи старательно работает смазанным дилдо. Разве это не чудо? Разве это не проявление божественной любви, любви ко всем созданиям своим, разумным и неразумным?
- Лети, - наконец сказал Саулюс.
Энджи вырвалась из пут, залезла нагишом на подлокотник дивана и с криком: я лечу, принялась бегать по комнате, размахивая руками.
Саулюс хохотал. Это продолжалось около пяти минут.
- Никогда не надоест, - произнес вслух Саулюс. - Мы творим по велению души и сердца. Мы – чистые идеалисты.
Энджи остановилась, словно услышав это. Саулюс включил камеру ноутбука и направил ее на себя. Он смотрел, как на лице Энджи медленно проступали эмоции. Легкое удивление, недоумение, узнавание. Руки дернулись прикрыть наготу. Но надо отдать должное – она быстро пришла в себя. Тогда Саулюс написал на литовском:
- Привет, Дангуоле. Как дела?
Тут же она отключилась.
Саулюс смотрел в темный квадрат, где еще проступало непотухшими пикселями ее лицо, и ухмылялся.

**
Он навел справки. Располагая определенными возможностями, сделать это было не трудно. Дангуоле жила там же. Он помнил ее двор, с тихой облезлой осиной, с грохотом мывшейся посуды, доносившимся из окон. Он помнил, как сидел на ее кухне, ел курицу, слушая торопливый рассказ про домашнее задание, про кошку, про дуру Алину, он ел, а когда поднимал свои глаза, то видел ее лицо, и уже не мог ни о чем думать.
Ее отец когда-то был видным партийным деятелем Литовской ССР. С распадом союза все это исчезло, однако отец словно не заметил произошедших перемен. Он по-прежнему считал себя высшей кастой, и потому сын плебея, который ел курицу на кухне, был ему не по душе. ЕГО курицу. На ЕГО кухне. Саулюса быстро выставили из дома Дангуоле, а через какое-то время и ее саму перевели в другую школу. Последний раз Саулюс видел ее случайно, в окне проезжавшего автобуса. Пухлые губы шевелились, она читала книгу.

Саулюс сидел во дворе дома Дангуоле и курил. Он натянул капюшон пониже, в его планы не входило спалиться раньше времени. В кармане куртки лежала хорошая веревка, он купил ее вчера в супермаркете, за 2 лита моток. Он не знал, зачем это сделал, в его планы не входило ничего такого. Соседи снова ругались после полуночи. Саулюс схватил немытую сковородку и принялся бить ею по стене, крича:
- КАК ВЫ МЕНЯ ЗАЕБАЛИ! Я УБЬЮ ВАС, СУКИ!..
Не было никакого плана. Чистая импровизация. Труба в контрапункт с веревкой, лежащей в кармане. Саулюс ждал, что произойдет.
К дому подкатила черная тонированная Volvo S60. Лица водителя не было видно. Из подъезда выскочила Дангуоле, села на заднее сиденье, машина уехала. Саулюс поднялся и пошел в магазин. Там он купил бутылку водки, буханку черного хлеба, вернулся обратно. Спешить было некуда – в автомастерской была не его смена. Вороны кричали от невыносимой мерзости жизни. Саулюс кормил их черным хлебом, пытаясь подловить одну и прихлопнуть. Но вороны были тертые жизнью, просто так их было не прищучить.
Незаметно кончилась водка. Темнело.
Дангуоле вернулась пешком. Саулюс издалека услышал звук ее шагов. От водки в его голове гудела туго натянутая высокая чистая нота. Саулюс был абсолютно трезв. Он поднялся и стал в тени дома, ощупывая веревку в кармане. Когда она приблизилась, Саулюс вышел из тени и откинул капюшон.
- Дангуоле, - сказал он.
Она остановилась. Он был прямо перед ней, чувствовал ее запах, ощущал вставшие дыбом волоски на теле.
Она посмотрела ему прямо в глаза. Пора кончать с этой сукой. Пора кончать. Он выхватил веревку и набросил ей на шею. Сжал.
- Са… у… люс… - сказала она без звука, одними губами.
- Я лечу, - ответил Саулюс свистящим шепотом. – Я лечу.
По ее телу пробежала дрожь. Через несколько минут она затихла. Саулюс опустил обмякшее тело Дангуоле в грязь, развернулся и пошел прочь, почти побежал.
Angie, жалобно пел в его голове Мик, Angie, ain’t it time we said goodbye.

21:58 

Глава 13

Big Brothers
karma police members
ДЕВУШКА, ЛЕЖАЩАЯ ПОД ДОЖДЕМ

потом погода резко испортилась, нет, скорее испоганилась, начало часто лить. Это делало проблематичным их пребывание в палатке. Нет, место, конечно, они выбрали удачное - прямо под кронами сосен, в минуте от дюн, но дождь с ветром крутили свои варки и навевали грусть, и Паулюс становился все мрачнее и раздражительнее.
Сегодня Паулюс не ночевал в палатке уже не первый раз. обычно он предупреждал, что его не будет, не говоря впрочем почему.. а вчера днем не сказал ничего кроме того что едет в город за кое-какими покупками. «Наверное, опоздал на последний паром и скоро будет... - подумал Саулюс и закурил последнюю сигарету – впрочем, он последнее время выглядит усталым... он словно слегка не в себе...»
С дюны Cаулюсу открылось суровое балтийское море... суровые волны... суровое небо... суровые чайки летают... как всегда добывают себе корм... они никогда не кончают жизнь самоубийством... Наверное, именно эта мысль губит литовских суицидников, - подумал саулюс. – именно вот эта мысль о чайках! дождь и чайки!
Но кроме чаек из животных на берегу был еще кто-то. Саулюс не сразу ее заметил. Неподалеку (где-то в 150 метрах) у самой воды танцевала девушка... в белом платье... Саулюс машинально присел на корточки. «какого черта она тут делает одна?» – подумал он. Девушка Саулюса не замечала. На берегу была только она одна. Когда прибой отбывал, она, подобрав платье, с которого стекала по стройным загорелым ногам вода, подбегала к морю, но не касалась его, а потом с визгом и хохотом отбегала обратно. Вот она зачерпнула воду в ладони и взмыла ими в небо и вода разлетелась!.. на тысячи брызгов!.. и ей это, кажется, очень понравилось... Она повторила это много раз! Потом упала на песок и замерла... Саулюс продолжал наблюдать. она вскочила и продолжила танцевать... «для себя и чаек, наверное, больше ни для кого... разве что для Бога?» Саулюс несмотря на похмелье чувствовал себя Богом... но он был уверен, что это не совсем грех, скорее неисследованная еще область христианской духовности... (саулюс это сам придумал.) Он вообще стал похож на мечтателя в последнее время, лежал себе часами на песке у палатки.. пил вискарь... и только и делал, что смотрел на небо или море...
метрах в 20 от девушки лежала сумочка, накрытая курткой, и босоножки. Рядом несколько чаек искали дохлятину. Эти точно не надеялись на хлеб.

В конце концов, с сумочкой в одной руке и босоножками в другой она медленно пошла по направлению к переправе. Она была слева, а переправа – справа, так что когда девушка проходила мимо, лежащий на дюне саулюс мог рассмотреть ее задницу... она была вполне приличной. сама девушка была симпотичной, чистокровной литовкой лет 18. Такие в деревнях рождаются. И зовут их обычно - Габия, Угне или Дангуоле. Саулюс не раздумывая пошел вслед. он совершенно не прятался, но и не шел агрессивно быстро. Он чувствовал себя заинтригованным. она не оглядывалась.
- да кого тебе бояться? если ты... «являешь себя пред очами господа»? кого тебе бояться - каких-нибудь маньяков, бандитов, хулиганов? Или меня? – бормотал саулюс...


Наступает вечер, и братья сидят у костра и пьют пиво... Жечь костры на косе запрещается... и дождь уже перестал... но так уютно сидеть у костра и пить пиво... к тому же увидеть их могли только с вертолетов.. А вертолеты в этой местности летают редко. Так что нечего волноваться...
Братья не волнуются. Теперь у них снова есть все, что нужно. Паулюс притащил много пива, воды, сигарет и жратвы. Еще он взял литровую бутылку джэка дэниэлса, пачку сигар и жидкость для разжигания костров. Паулюс передает брату косяк.
- а красивую девку ты подцепил сегодня? – снова спросил он.
- я же тебе уже говорил. – сказал саулюс, - Отличная смелая девушка. Если она придет, сам увидишь.
- сюда придет?
- паулюс, я уже рассказывал. Она обещала придти сюда после заката. Сейчас как раз закат. Ты не помнишь, что ли? Или накурился в говно?
- брат. Расскажи эту историю еще раз. А то мне сложно в это как-то поверить...
- с самого начала?
Паулюс кивнул.
- ну хорошо. Ладно. Держи косяк, брат. Слушай. Я вот зашел на дюну и увидел, как девушка танцует в дождь у моря. одна. когда она стала уходить, я пошел а ней. она не оборачивалась и не ускоряла шаг. Если бы она это сделала, то быть может была бы уже привязанной вот к этой сосне, - саулюс постучал по ней костяшками пальцев, - поначалу я не решался подойти. Подошел только у переправы. Я поздоровался и сказал, что видел, как она танцевала у прибоя и что мне очень понравилось. Она совсем не удивилась. В общем, вела она себя не как типичная литовка...
- все они одинаковые, брат..
Саулюс промолчал. Потом продолжил.
- она сказала, что чувствовала, что за ней следят. Но сказала, что у нее не было ощущения опасности....
- хахаха! их часто подводит интуиция, брат!
Саулюс поводил палкой по песку..
- брат, ну так что же было дальше? – спросил паулюс и швырнул пустую бутылку из-под пива далеко в лес...
- ну а дальше ей нужно было подождать паром, и я пригласил ее в бар. Людей не было. Она рассказала, что занимается балетом... что у нее год назад умер парень... которого она очень любила. Что она сирота и родом из шяуляя и сюда приехала автостопом... ее зовут Угне и ей 18 лет. Блондинка. Голубые глаза. Я в свою очередь рассказал, что мы тоже сами по себе, живем дикарями на косе и что у нас есть один проект, который со временем приведет нас на землю обетованную...
- и что она?
- сказала, что и у нее есть проект... она там что-то говорила про гуманитарную программу, которой она принадлежит... но это не секта... она верующая... она не сказала, какой проект... но сказала, что придет сегодня к нам его обсудить. Одна. Я, кажется, вошел к ней в доверие. Я так понял, знакомых в клайпеде у нее нет...
- отлично!
- паулюс, мне очень не нравится твое состояние в последние дни – сказал
Саулюс, - ты какой-то дерганый стал. чем ты занимаешься в клайпеде?
- брат. у меня, видишь ли, тоже есть один проект... как-нибудь после расскажу... одна работенка намечается... я тебе как-нибудь потом расскажу.. как домой вернемся. К тому же у меня мандраж, мне некуда девать свою силу... да, кстати, эту.. угне... разве не надо встречать?
- нет, она сказала, что придет сама. Настояла на этом.
- понятно... – сказал паулюс – и что было дальше?
- ну а дальше я посадил ее на паром, снова сел в баре, выпил бокал пива, а там и ты на следующем пароме появился...
- ясно.
- слушай, брат, я тебя прошу: даже не думай о том, чтобы ее убивать. У нас нет причин этого делать. Она смелая... и живет не зря.. мне кажется, она чистая. К тому же многое остается невыясненным. Нельзя верить каждому встречному. Я ей верю, но когда дело касается безопасности наших жоп... ну ты понимаешь... Я тебе обещаю: когда-нибудь мы сыграем в блэкджек на то, кто будет первым ебать в глазницы труп какой-нибудь мартышки, а эту оставь в покое. Брат! Ты должен научиться ждать. Революция начинается с послушания, брат!
Паулюс ничего не ответил, прижег потухшую сигару, отпил пару глотков из большой бутылки и отправился поссать. Саулюс неодобрительно покачал головой и подбросил дров в костер...
И через каких-нибудь сорок секунд появилась Угне.
- брат! – крикнул саулюс, - к нам гости! Познакомься с угне! Угне, привет! Ты вовремя. Я уж думал, не придешь...Угне выглядела прекрасно: молодая, очень загорелая литовская девушка.
- нет, я пообещала, что приду и я пришла. Мне было как-то странно сюда идти, и я даже думала несколько раз повернуть назад, но я стараюсь выполнять свои обещания... – она улыбнулась. голос у нее был звонкий, чистый. Красивый.
Из леса вышел паулюс. Нет. Скорее выбежал. Дальнейшее сложно описывать. Это было невероятно. Господи. Он выбежал без яростных криков или веселых приветствий. оперативно, но тихо. Девушка застыла. В руке у него был топор, которым они рубили дрова... В волосах – красный цветок. За ухом – перо. На лице – мазки чем-то черным. Подбежав на достаточное расстояние, он бросил топор в девушку..

Как он все это успел организовать??? Что за маскарад??? Он это заранее подготовил??? И что важнее - где это он успел так наловчиться??? Топор вошел прямехонько в череп... Девушка и хрюкнуть не успела! Для последней это был последний миг. Она «сидела», «прислонившись» к той сосне и истекала кровью и мозгами. у всех нас есть мозги – умные люди согласятся. Она истекала кровью и мозгами и была мертва. Пришла сюда сама, смело, одна. Она танцевала под дождем. У прекрасного мудрого моря... "Пред очами господа." Ее глаза были раскрыты. Больше она никогда не будет танцевать... Саулюс так и стоял с открытым ртом...

Такого хардкора он никак от брата не ожидал. Такая жесть! Выбежать из леса!..
С топором!..

Паулюс же методично исполнял над девушкой свой ритмичный шаманский танец... он тряс головой и вращал руками, изгибаясь, как змея. вскоре он остановился, достал член и поссал, стараясь попадать на раскроенный череп и лицо, то, что от него оставалось... саулюс закрыл рот и потянулся за сигаретами...

паулюс был первым, кто нарушил молчание. «такое привычное. для этого. места.» – подумал саулюс.
- ну что, брат? Сыграем? В блэкджек?... Хахахаха!

..............................

- слушай, брат, - сказал паулюс, - ты уж меня прости. Если это было так неожиданно для тебя. Не хотел. Но и ты должен в свою очередь понять, что чистых женщин не бывает! Все они исчадия ада! Ну по-крайней мере моего! Да и твоего, разве нет?
- не совсем, брат... видишь ли, брат... нам нужно наверняка знать, что наши жертвы неисправимы. а эта мне была симпотична.
- прости, брат. но уж очень мне было нужно...
- да. в любом случае, остается надеется, что никто не знает, что она здесь. Завтра подгоним грузовик к ближайшей дороге, а я разберусь пока с местом преступления.. – сказал саулюс, решив оставить проповедь на более подходящий случай.
- на вот, возьми, - паулюс кинул брату сумку. Саулюс обнаружил там чистый рулон марли и бутылочку с марганцовкой. – зачем это? - спросил он.
- марганцовка! Смой ею кровь с сосны и топора, да и всего вообще! Одежду ее лучше сейчас сжечь, труп я разделаю и сложу в мешки. Сейчас только выпью немного...
..............................

..............................

Все дела они закончили только к 5 утра, когда уже снова рассвело, и заалел этот ебаный розовый рассвет... Дождя на этот раз – как и не бывало. Паулюс недавно ушел за грузовиком, а саулюс караулит эту грудку черных мусорных мешков...
костер уже погас. саулюсу не хочется его разжигать. Саулюсу грустно думать о женщинах. Он старается не думать, но не может...

В тот же день братья уехали с косы обратно в клайпеду. На том месте саулюс соорудил крест из нескольких связанных прутьев. Труп они увезли в другой лес, тот, где был похоронен кит. Им нужно было решать кое-какие вопросы, в первую очередь квартирный вопрос. Они не могут уехать или заняться чем-то более-менее серьезным, пока у них нет денег. Коса была больше прихотью саулюса. В глубине дущи он надеялся обрести там покой и умиротворение... и быть может просветление.. После убийства это стало невозможным. Впервые в жизни саулюс чувствовал себя растерянным и по-настоящему беспомощным. Как будто это паулюс - старший брат.

продажа квартиры – единственный вариант... разве что паулюс там что-то говорил про работу... но если ты работаешь, ты много не получишь, а им нужно было все.

так закончилось их 40 дневное пребывание на косе. Об Угне братья больше не заговаривали.

21:01 

Глава 8

Big Brothers
karma police members
ДУШ ПАУЛЮСА

- ну, вот и отцу пиздец, - подумал Паулюс, когда услышал в трубке короткие гудки, - вот и отцу пиздец...

Отец всегда казался ему глыбой, утесом, способным устоять перед любыми бурями. Теперь и этот камень был источен жизнью. Теперь и он исчезнет в Небытии. За окном дул холодный ветер. Общага возвышалась над Каунасом, словно громоотвод, притягивающий к себе непогоду. Снег в этом месте никогда не падал Рождественскими хлопьями, он всегда был колючим и норовил залезть под одежду, принося с собой болезни и чувство отчаянья.

- мне надо спрятаться. Снова спрятаться.

Ветер надул небольшой сугроб на подоконнике внутри его комнаты, Паулюс всегда рассматривал возможность заклеить щели окна исключительно как гипотетическую.

- может быть мне нравится страдать?

Его немного смущало свое последнее увлечение резать себя, но ощущение боли и вид крови отрезвляли его.

- спрятаться, спрятаться.


Единственным местом в общаге, где можно было спрятаться, был душ. Только там Паулюс чувствовал себя гармонично (он ненавидел это слово, но именно оно отражало это всеобъемлющее ощущение покоя, чистоты и неуязвимости). Под душем было тепло, капли горячей воды разбивались о поверхности, смывая с Паулюса все лишнее. Он говорил с собой и отцом. Иногда вслух, иногда про себя, только ухмыляясь и дергая густыми бровями вверх-вниз.

- что ж, отец, вот ты и добрался до финиша, - Паулюс стоял под струей воды, с его ног слезала запекшаяся от порезов кровь, - ты спросишь меня жалко ли мне тебя? Нет, отец. Ты был хорошим мужиком, и не более. Не думай, что из ложного чувства жалости к кому-то, кто является частью моей семьи, я буду распускать тут сопли. Все равно во мне есть только половина от тебя. Общая кровь - одна на двоих - у нас только с братом. Ты так интересовался вечностью... вот, теперь ты и изведаешь то, что она есть такое на самом деле. Каждый получает свое. И вечность мы все однажды получим всем скопом. по очереди всем скопом!

Раны Паулюса немного саднило, но он не обращал на это тактильное ощущение никакого внимания.

- смотри, отец, как я могу жалеть тебя? Я второй год в эту лютую зиму хожу без зимних сапог. У меня нет денег, я недоедаю. Вокруг меня люди, наполненные всей возможной мелкой человечностью. А ты уходишь, чтобы узнать самую главную из всех загадок. Тебе повезло гораздо больше, чем мне. Мой час тоже однажды придет… тоже однажды придет… но ведь не сейчас? ты первый на финишной черте. А я пока могу только выпить за твое здоровье. И мне все равно, что это звучит цинично.

Паулюс подставил под струю лицо и глотнул горячей воды.

- я пью эту воду за твое здоровье, отец.

02:07 

Глава 4

Big Brothers
karma police members
честно - я не знаю, зачем я выкладываю здесь это. и почему именно два-три раза в неделю. если узнаю - расскажу. итак, глава 4, роман "БРАТЬЯ РАМАНАУСКЭЙ".

ПОТВОРНИКИ ВЕЧНОСТИ.

- слушай, брат, - сказал как-то паулюс саулюсу за работой в гараже.. – я так давно не был в клайпеде... и все, что вижу теперь – это работа, бар, кровать, работа, бар, кровать... что в клайпеде вообще есть? чем тут социум дышит... так сказать, элита...
- в клайпеде нет элиты, брат. – ответил саулюс мгновенно, - Здесь все – провинциальные фаршмаки. Бессильные, бесполые. Есть пара уродов, пара психов, но это крайние случаи. Им просто срывает башню иногда... от ревности... от зависти... они никогда не попадут на ямайку... варятся в своем говне... и способны они обычно только на разные мелкие пакости... Говно. Это уже само по себе достаточное наказание. Но есть и другие. Менее «агрессивные», ха-ха. Они мне вполне понятны, правда, словами я этого объяснить не могу... пингвины... хотя... сейчас, брат. секунду...
Саулюс вставил наконечник шланга в нипель последнего, четвертого колеса. Когда табло показало нужные цифры, саулюс вытащил шланг, вкрутил колпачок и повесил шланг на место. Затем он посмотрел на часы, уже час, до баскетбольного матча жальгирис – ритас остается 8 часов... работа на сегодня вся сделана, он достает сигареты из нагрудного кармана, садится на капот и закуривает...
- знаешь, брат, есть такие персонажи, которые воспитываются наверное.... так, что считают свою духовную ограниченность, скудоумие и... даже не наивность, а... так сказать, пиноккизм... исключительными...
- Продолжай, брат. Это интересно. Только вот я не совсем понял про пиноккизм... - Паулюс тоже закурил.
- пиноккизм – это когда люди живут свои говняные жизни, кормят своих маленьких бесов, но при этом совершенно убеждены, что они исключительны.... и возвышенны... обладают возвышенной душой... только потому, скажем, что читают кастанеду... или там что-нибудь про просветление... борхес или кафка... или блок... ну вот они собираются в группы... и организовывают литературный кружок... или клуб, как они любят его называть... они не могут не сбиваться в стайки... в кружке они жгут свечки, пьют зеленый чай, едят печенье и читают стихи собственного сочинения... про осень, про взгляды прохожих... про вечность... хвалят друг друга... критикуют... делятся опытом медитации... братья-очевидцы... у них наверняка какие-то отношения даже между собой есть... парни посвящают стихи дамам... у них там духовное общение, как бы. У них нет ни кишек, ни крови, ни говна в кишках... Cостав кружка почти не меняется...
- так...
- Я с ними даже знаком... когда-то я туда наведывался. Как шпион... и баб снимал... а какие клички они друг другу выдумывают! «Суровый самурай дождя» «Адский буран любви» «Первый воин света»... может, они и прикалываются так, конечно... только уж очень плоско. Мне не было смешно. Хотя нет. Вру. Адский буран любви – девственница! Хахахахаха!
- я не удивлен.
- кстати, отгадай, как они себя называют! Ну в смысле свой клуб?
- дай подумать... может, какие-нибудь «куртуазные маньеристы»?:
- нет, брат! Ни в коем случае! «Куртуазные маньеристы» – в этом чувствуется намек на говнореволюцию.... а наши друзья презирают революционеров! За антигуманность! За жестокость! Всех революционеров! Кроме пиноккио!.. или питера пена! Хахахахаха!
Паулюс натянуто улыбнулся. Саулюс отсмеялся вдоволь и сказал.
- а кружок наших перезрелых поэтов называется «потворники вечности», брат! «потворники вечности»!
- потворники вечности? И что же они? «потворяют»?
- совершенно верно! Потворяют... хахахаха. раньше я там снимал баб...
- а теперь?
- а теперь я повзрослел. Мне кажется, это не стоит того. Давненько я к ним не наведывался... Кстати, сегодня какой день недели?
- четверг.
- о! Нам повезло! они и собираются по четвергам. В 5. И сидят обычно до 8. сам увидишь что такое пиноккизм! У тебя есть планы на вечер? Мы можем их навестить...
- зачем?
- как это зачем? – брат пристально смотрел на брата. – я думал, тебе нужны развлечения... или, так сказать, разрядка... погоди! – саулюс показал брату указательный палец и быстро юркнул вглубь гаража. Через мгновенье он вышел оттуда с двумя бейсбольными битами. Одну из них он бросил брату. Та приятно легла на правую ладонь...
- что ты об этом думаешь, брат?
- мне нравится...
- перчатки и маски. Сам понимаешь.
- еще бы.
- ну ладно, брат. У нас сейчас обеденный перерыв... Пошли в бар, возьмем по кебабу и пиву... сейчас как раз будут спортивные новости... Нет, нет, биты оставь здесь... Ха-ха-ха!

В 5 часов братья уже стояли напротив здания со странной вывеской «Общество потребителей».
- Это точно здесь? – спросил паулюс.
- здесь-здесь, брат... не переживай... вот они уже идут, видишь?
Их автобуса вышла компания из двух девушек и одного парня. У всех троих несмотря на недождливую погоду были желтые зонтики. Девушки выглядели крайне безвкусно.
- но это не самая главная их проблема, - сказал саулюс, - ты еще услышишь, как они смеются...
И действительно: не успел саулюс договорить эту фразу, как раздался этот ужасный фальшивый пошлый смех. Смех пиноккио. Девушки смеялись, а парень густо покраснел и отшучивался. Наверное, не смог донести до них какую-нибудь свою очередную поэтическую мысль... впрочем, братьям это не было известно наверняка. Расстояние мешало услышать разговор... компания с зонтиками зашла в здание.
- мы подождем еще час. Чтобы наверняка знать, что сюрпризов не будет. – сказал саулюс. – обычно в кружке собирается человек 5-7.
Через минуту в здание зашло еще несколько человек. Девушка. Еще одна девушка... Старик.
Братья ждут.
- еще пять минут... – сказал саулюс. – потом заходим...

Возле двери в помещение братья остановились...
- я захожу первым, - сказал саулюс, надевая перчатки...
- ладно. Я сразу за тобой.. идем?
- да. – саулюс постучал в дверь...
- открыто! – услышал он звонкий девичий голос...
Саулюс распахнул дверь и забежал внутрь, паулюс устремился в помещение вслед за ним... их взглядам представилась следующая картина: в небольшом помещении друг напротив друга, развалясь в креслах, сидели «потворники вечности». Все они были одеты в карнавальные костюмы. Краснеющий парень, которого они видели на улице, был одет в костюм бэтмена, старик – в костюм гнома. Девушки были облачены в наряды фей и принцесс. На столике посередине комнаты стоял чайник с длинным носиком... В кружки был разлит зеленый чай... В блюдце красовалось печенье... повсюду в комнате были развешаны модные японские фэн-шуй штучки... «Что за чертовщина?» - подумал Паулюс. «Они окончательно спятили, что ли?» Вместо того, чтобы испугаться двух парней с бейсбольными битами в руках, они завидя их, весело рассмеялись. Фея в голубом костюме сказала:
- что же вы, мальчики, опаздываете? Чай уже остыл...
Саулюс положил брату руку на плечо...
- да ничего. Все равно мы не хотим пить чай...Мы пришли не за этим...
- А за чем же? – сказала девушка в зеленом платье.
- марина, - развязно сказал краснеющий парень. – это невежливо... надо сначала предложить гостям сесть... а уж потом предлагать чай...
- садитесь, дорогие гости... - сказала марина.
Братья раманаускэй продолжали стоять так, напротив них, и изредка переглядываться. Паулюс не мог уловить одного: кто здесь главный? Они все вели себя так, словно бы им не может угрожать никакая опасность.
- кто у вас главный?
- главный?.. а главных у нас нет. Мы тут все одинаково... («Просветленные...» - подумал Саулюс. «Слабые» - подумал Паулюс.)
- главные...
- а почему вы называете себя "потворниками вечности"?
бэтмен налил себе еще одну кружку чаю:
- многие гонятся за формой, забывая про содержание... - сказал он, - а вечность была вечно... потворствовать вечности - значит быть ее стражами, быть воинами света... истинное просветление достигается только путем потворствования вечности...
- именно так! - сказала девушка в голубом. - все так и есть!
- а почему на вас эти костюмы?
- костюмы помогают нам в потворствовании.
паулюс стоял с открытым ртом, обескураженный. саулюс ткнул брата пальцем в бок и поиграл бровями "ну? что я тебе говорил?"
- кстати, мальчики, я что-то не припомню, чтобы вы к нам раньше приходили...
- сказала марина, - кто вы такие?
- мы кармические полицейские! – братья сняли маски.. - Вот неожиданно мы решили к вам нагрянуть... – продолжал саулюс, - посмотреть, чем вы тут... собственно, занимаетесь...
- арестуйте нас, господа полицейские! Накажите нас! – сказала фея в розовом платье и захихикала...
Никто их тут не знал. Паулюс было уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но брат движением руки остановил его...
- мы вас обязательно накажем! – сказал он. Но мы не сможем вас наказать, если вы будете сопротивляться... - у саулюса на этом моменте приподнялась бровь, поле чего он пристально посмотрел в глаза феи в зеленом платье.... - собственно, чего там... мы вас свяжем.... и не вздумайте сопротивляться, хорошо? Не зря же мы покупали эти бейсбольные биты...
Раздался оглушительный смех, даже старик что-то там в кулачок захихикал...
- я не хочу, чтобы меня связывали, - сказала фея в зеленом платье. – по-моему, это глупая идея...
- марина, ну чего ты... – сказал краснеющий парень и покраснел... - кастанеда писал, что мы должны быть открыты новому опыту... без этого условия невозможно достичь просветления...
- ничего, - сказал паулюс, - мы поможем вам достичь просветления... но для начала нам нужны веревки... мы не планировали всего этого...
- марина, у нас есть веревки? У ребят, кажется, есть какая-то мысль...
Братья переглянулись.
- Странная идея... веревки у нас нет... у нас есть наручники... хотя... что вы... за полицейские.... если у вас нет наручников?
- Забыли купить, - сказал Паулюс, и вся компания дружно рассмеялась... – ну так что? Где они?
- они здесь... сейчас... – девушка в голубом костюме феи поставила кружку с зеленым чаем на стол, затем подошла к комоду и вытащила из нижнего ящика несколько пар наручников... – вот! Такие подойдут?
- Откуда они здесь? – спросил бэтмен и покраснел. Все снова дружно рассмеялись.
Это были нормальные наручники. Паулюс, удостоверившись в том, что они достаточно надежны, сказал:
- подойдут...
Потом, нацепив дежурную улыбку на лицо, паулюс всех приковал наручниками друг к другу... по цепочке... одного за другим... не торопясь... успевая с каждым поговорить... каждому сказать какую-нибудь любезность... приятно было услышать последний щелчок. наручников не хватило только для бэтмена... первый же из группы... а это оказался старик-гном.... был прикован к батарее... после того, как все наручники были использованы, паулюс сказал:
- дамы и господа! У меня есть для вас объявление! Скоро вы все умрете! Не знаю когда в календарном плане.. может быть, даже сегодня... но очень скоро! И никакие гуру и потворствования вам не помогут!
Скованные одной цепью смотрели на него, как на актера из спектакля. Все эти феи в зеленых, розовых, голубых и белых платьях.... бэтмен.... и даже старик-гном... Они ждали продолжения. Которое вскоре последовало... Саулюс засунул каждому в рот по кляпу. Начал он с «марины», так как та была чем-то весьма недовольна... ей, кажется, не нравилась эта идея... но было поздно... красневший паренек снова покраснел... он думал уже было протестовать, но паулюс быстро его успокоил. Ему стоило только замахнуться на него бейсбольной битой... и тот покраснел и сник... одна попыталась кричать, саулюс влепил ей хлесткую пощечину и она стала тихо всхлипывать... старик продолжал пускать слюни... выживший из ума старик... он дико озирался... он не узнавал смерть. до потворников вечности только теперь начало доходить, что к чему... некоторые феи дергались... плакали... вращали глазами....
- кстати, брат, - сказал паулюс, - кто тут из них «адский буран любви»?
Саулюс, рассмеявшись, пнул легонько в бок фею в розовом платье...
- ты к ней хочешь залезть в трусы, брат? – спросил он игриво и расхохотался. – предупреждаю! До сегодняшнего дня это не удавалось никому!
- сколько тебе лет? – спросил паулюс у розовой феи. Та помотала головой.
Паулюс вытащил кляп.
- 28, - сказала она. – освободите меня НЕМЕДЛЕННО.
Паулюс немедленно затолкал ей кляп обратно в рот... Саулюс повернулся к брату.
- я не планировал этого, - сказал он как бы извиняясь. – но грех не воспользоваться таким удачным стечением обстоятельств... как считаешь? Я думал просто устроить тут погром... без убийств... брат... – саулюс подошел к брату и прошептал в его ухо:
- я их всех собираюсь зарезать... постоишь на шухере?
- нет. Я предлагаю их живьем сжечь. Как это делали с еретиками. Ты ведь должен понимать, что значит «прикладное христианство»? это величаяшая земная религия! Главное – верить!....

Паулюс принес две канистры. Когда он вошел, Саулюс проверял бумажник бэтмена. Саулюс улыбнулся: «нам постоянно везет, брат!» Засунув солидную на вид наличность в карман блюзона, он вернул бумажник бэтмену и вложил ему в руку нож.
- он упал в обморок сразу же, как ты вышел. – пояснил саулюс. – сейчас... надо проткнуть ему горло так, чтобы у ментов не возникло подозрений, что он это сделал сам...
Потворники вечности слушали разговор братьев, как загипнотизированные.
- вот. – сказал саулюс, - Готово.... вроде нормально, как считаешь?
- все нормально... ножа только жаль...
- кстати, брат, - сказал саулюс, - ты представляешь, как взорвутся завтра клайпедские газеты? об этом даже снимут сюжет! "мне всегда казалось, что это был миролюбивый человек, который и мухи не обидит". Подумают же, что это сделал он. Готов поспорить. ладно, брат. Пора разливать бензин… открой окно, брат. А то………. Не сгорят……
Оба брата взяли по канистре и начали разливать бензин. Саулюс хохотал, поливая бензином волосы и платья дам, старика… паулюс открыл окно
- ну все… - сказал саулюс, - нам пора убираться отсюда... перчатки снимем только в коридоре. Ничего не забыли?..
- жаль ножа..
- да. Ножа жаль. Ну… поджигай…
Паулюс бросил спичку. Потворники вечности полыхнули адовым огнем. Саулюс продолжал смеяться…
- ну все... пошли...

Братья как ни в чем не бывало вышли из здания...
- давай сегодня посмотрим баскетбол в баре... не дома...
- давай. Дай закурить.
братья садятся в грузовик, припаркованный в квартале от места преступления. и заводят двигатель.
- адский буран любви.... - сказал паулюс и рассмеялся впервые за несколько дней... - адский буран любви! ну надо же!
Саулюс улыбнулся и включил радио.
- тебе понравилось? Это то, чего ты хотел?
- в общем-то да. Мне понравилось...
- ты на пороге новой жизни! – вскричал саулюс. – ты на пороге новой жизни, брат!
паулюс на это ничего не ответил.

23:42 

Big Brothers
karma police members
до воскресенья еще далеко. пока - фотка. Паулюс и Саулюс Раманаускэй.


Вопрос: где паулюс? ))))))
1. слева 
9  (69.23%)
2. справа 
4  (30.77%)
Всего: 13
20:51 

lock Доступ к записи ограничен

bandini
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

08:51 

Котовский

bandini
Котовский

Виталик доел котлету, доскреб ложкой гречневую кашу, бросил тарелку в раковину и пошел одеваться. Было уже двенадцать часов, и Сережа наверняка ждал его в штабике – они договорились еще вчера.
Виталик закрыл дверь, повесил ключ себе на шею и пошел к лифту. Рядом с кнопкой вызова было написано черным маркером «Жать здесь». Это они с Сережей написали. А на этаже, где живет Маринка, они написали «Маринка – сука в юбке с прокладкой Always». За это им уже попало.
В лифте Виталик немного попинал стенку, там, где отстала пластмасса, а потом стал разглядывать наклейки. Больше всего ему понравилась голая тетка с большими мягкими сиськами, которая сидела, растопырив ноги. Он попробовал отковырять ее, но тетка прилипла прочно. Тогда Виталик ногтем соскреб большую часть сисек, оставив только голову и немного ног.
Во дворе было тихо и пусто. Только на скамейке сидели пенсионерки и разговаривали.
- Здрасте, - сказал Виталик Марь Семеновне, которая жила на одной площадке с ними. У Марь Семеновны было большое пузо и толстые ноги с вылезшими наружу уродливыми синими венами. Дверь у нее в квартиру была деревянной, и Сережа как-то предложил поджечь ее. «Ты чё? – сказал Виталик. - Дурак что ли!» Сережа стукнул ему в живот за дурака, и больше они об этом пока не говорили.
- Ишь, вежливый какой, - ехидно прошамкала одна пенсионерка. Виталик ее не знал. Наверное, она пригреблась с соседней многоэтажки, где жила все больше молодежь, и где ей было скучно. В груди что-то закипело - Виталику захотелось назвать ее старой сукой или того хуже пердящей мандой, но он удержался. За это могло влететь ремнем от отца.
Сережи еще не было. Виталик послонялся немного туда-сюда, нашел пустую пластиковую бутылку от минеральной воды и стал ее пинать. Он решил, что между двумя березами будут ворота, и забил туда за пять минут штук двадцать мячей, один даже головой. В списке бомбардиров он с отставанием в два мяча от Димки Сычёва был на втором месте. Его приглашали в «Челси» или в «Манчестер Юнайтед», но Виталик болел только за «Спартак» и не пошел.
В кустах под балконами валялись сморщенные старые презики и жестяные банки из-под «Колы». Виталик взял одну на пробу, поставил на асфальт, залез на скамейку и прыгнул, стараясь попасть по банке левой ногой. Банка оглушительно хлопнула. Пенсионерки переполошились. Они ругались и махали клюшками, а Марь Семеновна даже встала со скамейки. Виталик сбежал от них в кусты, туда где был штабик. Там лежало несколько кирпичей, а под кустом смородины были закопаны два американских доллара, которые Сережа стащил у старшего брата, и журнал Playboy. Чтобы журнал не испортился от земли и сырости, они завернули его в пакет.
Виталик откопал журнал и в сотый раз стал рассматривать картинки. Сказать по правде, журнал ему не очень нравился. В нем показывали только сиськи, и то не всегда. Вот как-то у Сережи дома, когда не было никого, они достали одну кассету у Сережиного брата в комнате и стали смотреть. Там показывали не только голые сиськи, но и большие пиписьки у мужиков, которые назывались хуй, и пиписьки у женщин, которые, как сказал Сережа, назывались пизда. Женщины и мужчины по очереди, а иногда и все вместе лизали друг другу пиписьки и терлись ими друг о друга. Это называлось ебаться. Они смотрели где-то полчаса, потом им стало скучно, и они пошли кидаться презиками с водой на балкон.
Вскоре во время тихого часа Сережа шепотом предложил Маринке, которая лежала на соседней кровати: «Давай ебаться!» Виталик не спал и слышал это, потому что его кровать стояла рядом. «Как это? – тоже шепотом спросила Маринка». Сережа объяснил, что нужно лизать пиписьки друг другу. У Виталика, который лежал осторожно, боясь пошевелиться, екнуло сердце, и от волнения он пустил струйку в трусы. Сережа с Маринкой накрылись одеялами и принялись возиться. Вскоре Маринка захихикала. «Щекотно! – сказала она, высунув голову из-под одеяла. – Дурак!». На шум пришла воспитательница и цыкнула на них.
На следующий день перед тихим часом к Сереже подошла провожаемая галдящей стайкой девчонок Надя, Маринкина подружка, и сказала, что тоже хочет поебаться с ним. Через неделю Сережа поебался со всей группой, только с Наташей Гусевой, толстой как булка, не стал. Он оставил ее Виталику. Писька у Наташи была противная и пахла чем-то резким. Ебаться Виталику не понравилось. А через два дня Танька Пущенко проговорилась маме, и Сережу со скандалом выгнали из садика. На улицу его не выпускали месяц.
Виталик долистал журнал до страницы, где было написано крупными буквами «10 способов сделать ваши отношения острее», когда в штабик залез Сережа.
- Здорово, еблан, - сказал он.
- Сам ты еблан, - обиделся Виталик.
Сережа треснул ему по шее.
- Больно же! Дурак!
- Смотри чё у меня есть! – Сережа достал спичечный коробок с нарисованным кораблем «Бригантина». В коробке сидел молочного цвета таракан и загнанно шевелил усами.
- Ух ты! – сказал Виталик.
- Он муки объелся, - объяснил Сережа. – У нас в шкафу есть пакет с мукой, так он ее и нажрался. Будем его испытывать.
Сережа закрыл коробок и спрятал его в карман.
Виталик под руководством Сережи построил полигон и обнес его высокой стеной из кирпичей. На полигоне была вырыта траншея, куда Сережа запустил таракана. Таракан настороженно замер. Сережа подтолкнул его палочкой. Таракан выбрался из траншеи и побежал к стене, где между кирпичами была щель.
- Лови, - закричал Сережа, - а то убежит!
Таракана поймали и посадили обратно в траншею, а щели замазали землей.
Потом Сережа принялся гонять таракана по полигону. Таракан бегал неохотно и все принюхивался, выискивая дыру.
- Придержи его! – скомандовал Сережа.
Виталик прижал таракана к земле. Сережа примерился и оторвал левый ус. Таракан дернулся, выскочил из-под палочки и побежал.
- Держи! – крикнул в запале Сережа.
Виталик поймал таракана у траншеи. Сережа оторвал второй ус. Таракана отпустили, тот забился в траншею и сидел без движения. Сережа потерял к нему интерес, забрал у Виталика журнал и стал разглядывать его, присматривая, впрочем, за тараканом.
Из-за кустов появился кот – здоровая рыжая скотина. Кот был Маринкин и звали его Котовский. Он был ужасно вредный, а Виталика ненавидел лютой ненавистью. Котовский пугался лифта и писался как котенок, если вдруг попадал туда. Сережа открыл это случайно, и потом они с Виталиком почти час возили его с первого на седьмой этаж, пока Марь Семеновна не пошла на обед. Кот загадил всю кабину, цапнул Марь Семеновну за ногу, когда та вызвала лифт, и, выскочив из кабины, с сумасшедшим мявом ускакал куда-то в кусты. Сережу, однако, Котовский побаивался.
- Чё надо? – спросил Сережа.
Котовский скосил на него одним глазом и лениво махнул хвостом. Тут он заметил белого таракана. Таракан Котовского заинтересовал. Он присел, забил хвостом и прыгнул, прихлопнув таракана лапой и уронив один кирпич из стены. Затем с урчанием съел.
- Ты чё, опупел совсем? – заорал Сережа, схватил кирпич и саданул Котовскому по спине. Кот тонко, почти истерически мяукнул и упал.
- Ты ему спину сломал! - крикнул Виталик.
- Не ори, он нашего таракана съел.
Котовский лежал без движения. Только хвост судорожно подергивался, и еще Котовский обгадился.
- Сука, - сказал Сережа и пнул кота. – Теперь ТЫ будешь для опытов.
Виталик испуганно посмотрел на Сережу.
- Это Маринкин кот!
- Он таракана съел. Где я еще такого возьму?
- Я тебе поймаю! Тыщу таких!
Виталик взял кота и попробовал поставить его на ноги. Кот был жутко тяжелый, болтался как сумка и хрипел.
- Всё равно он сдохнет, - сказал Сережа. – Я уже видел, когда кошку сбили на дороге, она так же лежала.
- Ничё не так же!
Котовский не шевелился. Глаза у него помутнели.
Сережа перетащил Котовского на тараканий полигон и достал зажигалку.
- Надо его сжечь. Никто не узнает.
Виталик молчал. Сережа поджег Котовскому хвост. Завоняло паленой шерстью. Хвост не горел. Сережа попробовал поджечь шерсть на туловище. Шерсть выгорала проплешинами. Вдруг Котовский открыл глаза и мяукнул. Виталик испуганно шарахнулся.
- Не ссы, - сказал Сережа. – Он дохлый уже.
Виталик сидел, обхватив коленки руками, и дрожал. Сережа опалил кота со всех сторон, а напоследок сжег усы на морде.
- Ножик есть?
Виталик покачал головой.
- Блин, и у меня нет, придется домой топать. – Сережа вылез из кустов, огляделся и убежал.
Виталик посмотрел на кота. Тот выглядел страшно. Шерсть сгорела не вся и приобрела какой-то иссиня-угольный оттенок. Кое-где проглядывала обуглившаяся кожа. Виталик отвернулся. К горлу подступала тошнота. Густо воняло сгоревшими волосами и это наверное было хорошо, потому что сладковатого запаха мяса Виталик бы не вынес. Как пахнет горелое мясо, он узнал в деревне, когда у бабушки сгорел сарай с коровой и козами. В сарай попала молния, а потушить его не успели.
Вернулся с ножом Сережа. Нож был хороший, десантный.
- У брата взял, - сказал он.
Сначала Сережа отрезал и отбросил в сторону хвост. Несильно потекла кровь. Потом Сережа воткнул нож Котовскому в брюхо и, пыхтя от усилия, вспорол его. Вывалились кишки и еще что-то непонятное, сизое. Лапы Котовского дернулись. Сережа отрезал кишки, морщась от крови и какой-то слизи, и попробовал разрезать кота пополам. Это у него не получилось. Тогда он схватил Котовского за заднюю левую лапу и откромсал ее, переломив кость. Отбросив ногу, он попытался снять с кота шкуру. Освежевав левый бок, Сережа бросил это дело, то ли потому что надоело, то ли потому что во дворе послышался шум. Напоследок Сережа отрубил, примерившись, голову. Закончив, он скривился, обтер нож и руки о траву и сказал Виталику:
- Пошли отсюда.
Виталик поднялся и пошатываясь пошел за ним.
Через два дня на подъезде появилось объявление, написанное кривыми Маринкиными буквами: «Пропал кот. Очень хороший и добрый. Зовут Котовский. Особые приметы: любит, когда его чешут за ухом. Хозяева очень скучают и просят вернуть, если кто видел. Обращаться в 27 квартиру».
Но никто так и не обратился.

@темы: 2004, Бандини

18:19 

перевод

2ая часть перевода первой книги стихов Ч. Буковски «it catches my heart in its hands».

он намекал мне временами на то, что я ублюдок, а я советовал ему послушать
Брамса и я говорил ему, чтобы он научился рисовать и пить и не быть
подкаблучником и рабом денег
но он кричал мне "Господи Боже! помни о своей матери,
помни о своей стране,
ты убиваешь нас всех! ...

Я иду сквозь дом отца (он все еще должен за него 8000$ после 20
лет на одной и той же работе) и смотрю на его мертвые ботинки
как его ноги выгнули их кожу будто он злобно высаживал розы,
а он действительно это делал и я смотрю на его мертвую сигарету, его последнюю сигарету
и последнюю кровать на которой он спал в эту ночь и я чувствую что дожен переделать все это
но я не могу, потому что отец всегда твой хозяин, даже после того как ушёл;
я знаю, что такие вещи происходят сейчас и будут еще происходить но не могу остановить мысль о том, что


умереть на кухонном полу в 7 утра
когда остальные жарят яичницы
не так уж и круто
до тех пор пока это не происходит с тобой


я выхожу из дома и подбираю апельсин отдираю его яркую кожу;
они всё еще живы: трава растет вполне хорошо,
солнце, с кружащимся вокруг русским спутником, посылает вниз свои лучи,
где-то лает собака, соседи подсматривают за тем как я иду.
я здесь совершенно чужой, и всегда им был (я думаю), что-то наподобие бродяги,
и я точно уверен, что он рассказывал обо мне хорошего (старик и я
дрались как горные львы), говорят, что он оставил все какой-то женщине
живущей в Duarte но мне все равно - пусть забирает:
он был моим
стариком


и он умер


я захожу внутрь и примеряю светло синий костюм
лучший из всего что я когда-либо носил
я взмахиваю рукавами как пугало на ветру
но это не срабатывает
я не могу сделать так чтобы он жил
неважно, что мы ненавидели друг друга.
мы были совершенно похожи, мы могли быть близнецами
мой старик и я: так нам
говорили. у него стояли его луковицы
готовые к посадке
пока я валялся со шлюхой с третьей улицы.


отлично. дай нам это мгновение: стоя у зеркала
в отцовском костюме
тоже ожидая
смерти.

читать дальше

@темы: Игорь Хлопов перевод, Ч. Буковски, литература

03:56 

cento miles
Аккаунт Big Brothers забанен на сутки. Но владельцам почему-то можно постить записи. Пишет влад, один из трех великолепных владельцев данного сообщества.

Причина бана (цитата):

Как вам объяснить вежливыми словами, что название с использованием влагалища лучше "пизды", которая была в предыдущем варианте, всего лишь процента на три, но тоже недопустимо на главной странице сайта? И мат в свеженькой записи, которую вы зовете почитать поднятием дневника по СМС тоже не годится для продвижения. Вы хотите выставить нас на посмешище, чтобы мы придумывали новые правила в ответ на каждую вашу новую фигню? Нам это не интересно. Персонально для вас сообщаем: будем банить ваш логин на срок, возрастающий вместе с количеством новых выебонов (попытка говорить на вашем языке, чтобы было понятно). -- benlondon (судя по почте)? Ты ли это? ))) Я тебя прошу, хорош выделываться. -- нос

Это пишет влад, бенлондон не имеет к этому никакого отношения. Я считаю, что попытки подстроиться под чью-либо "бесплатную" крышу ни к чему хорошему не приведут. суета сует. я считаю, что игра не стоит свеч. впрочем, я могу продолжать.

всем передаю пламенный привет.

20:10 

Запросы #3

Big Brothers
karma police members
Очередная подборка запросов, по которым приходят в сообщество. Очень хороший улов. Кошмар, что в голове у людей творится. И да - душа детектед. Хуй! Пизда! Душа! Ура!

как всегда своих фаворитов кидайте в комменты.

=============================

это было сто лет назад в прошлой моей жизни а может и вовсе не моей.
русская пизда
pizda vo ves rost
частушки хлопов
пизда княгиня
эрекция пизды
пизда широким планом
хуй в пиздд видео
китайская писечка
хохлушка развратна
черный дьявол удильщик
розовый заяц готы
пизда и хуй вместе
Быстрый поиск
себастиан бах педик
волосатая пизда индейки
пирс в пизде
соитие женщины и собаки
соитие с природой 1 раз-50 рублей
большая пизда карликов
мясо светится в темноте
картинки розового кролика с длинными ушами
ала в красном пиджаке
какое место нужно целовать пизду девушки
целкина пизда
не смей трогать мышку на моем столе
жирная пизда нараспашку
парень говорит ча-ча-ча
удачные и неудачные дни рассказ
видео кровавоя пизда капает
самая большая пиз-да в мире википедия
плохо на душе сапись в коненты
на уроки лижит пизду матиматици
как выпросить у родителей деньги на бухло
зависимость расположения пизды от формы жопы
как различить большая у девушки пизда или маленькая
черви в пизде
иисус бухло
на столе сидит белая кто она
я родилась в соитии
конным спортом девственность
яйца парней
видео кудри на пизде
пизда в душе
соитие с мамой
вечный двигатель бухло
голые старлетки
чтобы я сделал если бы мне предложили ограбить киоск
схема как хуй в пизду входит
как отлечить пизду от письки
посмотреть хорошо раздвинутые негритянские пизды
голые куклы с пездою
соития пожилых людей
душа денег
марк твен могила
ограбить киоск
чем заняться в свободное время вдвоем
каунас город дождей блядей
желчь изливается в горло
заканчивают в пизду
таблетки чтобы стать импотентом
задницы в спортивных штаниках
хуй пизда революция
как по английски будет слово огонь
не пошёл бы ты в пизду вафел бородатый
сколько литров вмещает влагалище
эрекция медведя
хорошая пизда сама сок даст
заговор на эрекцию
как выглидила пощтовая
садист из-за плохой эрекции
русская степь

@темы: запросы

01:49 

cento miles
кривой зуб мудрости

все больше понимаешь свои ошибки,
все больше признаешь истины, как-то:
чувствуешь себя хорошо? пройдет
бросаешь писать? пройдет
идешь по направлению к смерти
и ничто не заставит тебя больше размениваться?
пройдет.
ни на что не способен?
тоже пройдет.
решил, что ты мощный и великолепный? ошибка.
ты в отчаяньи? это просто нервный срыв.
учишься ждать, ждать, ждать.
но это так просто по сравнению с тем,
что приходится быть среди людей среди бела дня,
когда ты идешь в магазин или куда-то еще.
живешь в общежитии и хочешь уединиться с женщиной?
тебе придется идти в душ, а потом выходя видеть их внимательные лица,
сидеть на работе, везде где они есть
и ждать вечера, когда ты наконец сможешь открыть
бутылку, ах ты мир, большое больное скопище
многочисленных ходячих мясных туш (кое-какие мозги и затерявшиеся между двумя кусками мяса души),
все больше и больше. все дальше и дальше.
джим, сидящий на балконе в лос анжелесской гостинице,
готовый прыгнуть вниз,
бальзак, раскуривающий сигару и пишущий еще с сотню
своих страниц за этот вечер,
буковски, уходящий в запой,
буковски, женящийся на одной из своих женщин
селин, путешествующий по направлению к америке,
селин, ожидающий смерти,
смеющийся селин,
ницше, сидящий в своей комнате, полуслепой и сходящий с ума
от осознания того, что он - вовсе не сверхчеловек,
вновь пишущий ницше,
хаксли, принимающий лсд,
бомж, роющийся в мусорке,
миллионы русских солдат, идущих на смерть
высоцкий с гитарой на сцене,
высоцкий, нежно разговаривающий с мариной влади по телефону,
моя мать, выращивающая цветы,
моя мать, говорящая, что придушила бы меня еще в пеленках,
кабы знала, в какую сволочь я
превращусь,
мой отец, решающий кроссворды, мой отец,
снова решающий кроссворды,
святые отшельники в лесу
артуро гатти, ложащийся в 9 раунде,
гитлер,
проститутка на таити,
человек с тремя ногами и двумя функционирующими детородными
органами (я слышал, у него любящая жена и 11 здоровых детей)
человек с двумя головами (он зарабатывал себе на жизнь тем,
что расхаживал по трактирам и демонстрировал, как пьет –
маленькая голова всегда забавно морщилась при этом) -
от пьянства, кстати, он и погиб,
прохожий за окном с позвякивающими бутылками в сумке
все больше понимаешь свои ошибки
все больше понимаешь, что и других не избежать
все больше понимаешь, что можешь умереть когда угодно
все больше понимаешь, что ты можешь не умереть еще 80 лет,
все больше понимаешь, что смерть - это, должно быть,
друг,
все больше прощаешь всем и все,
все больше питаешься от собственного света,
легкие, печень, почки, сердце
стареют,
а ты становишься все сильнее и сильнее.
куда все это приведет? все больше понимаешь,
что это не имеет такого уж большого значения.
это просто нервный срыв. это пройдет, - говоришь себе,
но это ничего не меняет, а потом ищешь алкоголь по комнате, не находишь его,
берешь валерьянку, пьешь ее и
засыпаешь, как младенец в своей койке,
и ангелы кружатся над тобой. пока мир продолжает
двигаться, пока... то да се да то да се.
ах, да, недавно в моем общежитии не проснулся строитель,
уборщица все так же подметала окурки в коридоре,
"ты прикинь, какой-то строитель умер сегодня" - сказал мне сосед
"перепил наверное, засранец" - сказал я
и ко мне подошла моя женщина,
и я поцеловал ее. "сходим сегодня в бар?" - спросила она,
"да, почему бы и нет?" - я затушил окурок и пошел в душ,
а потом в мир, к солнцу и людям, по своим делам,
которых в тот день, черт побери, у меня было немало.
ну что ж, все очень просто: я разобрался
со своими делами, а потом мы сходили в бар.

@темы: влад

01:50 

cento miles
кебаб

однажды то место, где покупаю я
КЕБАБЫ,
было закрыто. я стоял,
глядя на закрытую дверь, и с горечью осознавал,
что война поджидает меня за каждым
углом
я вспомнил о беслане, о норд-осте,
о чечне и о знакомом своём одном
по имени максим,
собравшись с духом, я пошёл в другое место,
где сожрал другой кебаб, похуже классом.
мне было стыдно.
кебаб из другой точки, кебаб-ублюдок,
ты - как гопник в компании поэтов,
но я сожрал тебя, сожрал из принципа.
я долго не мог отойти от обиды,
неделя была испорчена.
однажды я должен был пойти на свидание,
у меня было три пятьдесят,
я мог бы купить розу, красивую красную розу,
но я купил КЕБАБ,
cожрав, я понял, что никакие розы, свидания
и никакие бабы мне не нужны.
КЕБАБ, КЕБАБ, КЕБАБ,
КЕБАБ, КЕБАБ, КЕБАБ,
КЕБАБ, КЕБАБ, КЕБАБ.

@темы: влад

18:58 

Джаз

bandini
Джаз


1.
Огромное облако, имевшее очертания Южной Америки двигалось над городом. По проулку летели синтетические пакеты, облипая ноги прохожих и морды собак. Собаки недовольно мотали головами и рычали.
Рядом клали асфальт. От него волной шел плотный жар. От этого жара плавились стрелки часов и стекали под ноги. Тротуары были залиты металлом.
Возле лотка с газированной водой образовалась очередь. Мужчины в расстегнутых рубахах и женщины в сланцах. Кружили в воздухе пакеты. Очередь двигалась медленно. Подошел и стал в конец молодой человек. В желтых парусиновых штанах он был похож на вопросительный знак. Мотая головой, юноша взял стакан сельтерской и отойдя в сторону залпом выпил. Струйка воды стекшая по уголку рта, оставила на его лице блестящую дорожку.
— Морока, — сказал подошедший следом за молодым человеком старичок. Один ноготь у него был особенно огромен, отвратительно желт. — Давненько не было такой жары. Слыхали, что делается?
Молодой человек слышал. Город был взволнован новостью — вчера на Старослободской зарезали нищего. Глаза у него были мутного, пивного цвета.
— Как думаете, пищевики? — спросил дед. Молодой человек не ответил.
Ноготь старика привлекал его внимание все больше. Для чего ему такой, как у ворона. Облезлый ворон с желтым ногтем. Молодой человек глянул на старика, разыскивая бельмо. Тот продолжал.
— Пищевики, точно тебе говорю. Совсем разбушевались. Силу свою показывают. Скоро решительный матч.
— Да, в воскресенье, — досадливо подтвердил молодой человек.
— В Васильевском парке. В четырнадцать ноль-ноль. При любой погоде. Вы приходите, юноша.
Отчего же нет бельма. Оно было бы даже... к лицу.
— Нет, я к футболу равнодушен, — рассеянно ответил молодой человек и отошел.
Имя его было Сева.
Он направился в парк. Розоватая тротуарная плитка скрипела под ногами. Усевшись в тени, Сева укрылся газетой. Как назло попался спортивный раздел. Успехи норвежских лыжников. Финские военизированные стрелки победили в международных соревнованиях. Канадские мастера шайбы и клюшки подрались во втором периоде товарищеского матча. В конце петитом сообщалось о воскресном матче. Стоило пожалеть, что никакого отношения не имеешь к этим соревнованиям. На занятиях по физической культуре в школе Сева никогда не стоял во главе шеренги. Владик Комаров стоял. И где он теперь? Кандидат в мастера! Костя Пономарев — представляет завод на престижных областных состязаниях. Щуплый Виталик Новгородцев громит дворец пионеров в шахматы. Но Севе не было дела. Он отложил газетку в сторону и задремал.
Когда Сева очнулся, солнце садилось. Мимо прошла девушка в ситцевом платье. Сева поднялся и пошел за ней, привлеченный чем-то неясным. Из глубины парка доносились звуки музыки. Играли джаз, кажется, с трубой. Девушка повернула голову в ту сторону. Сева ощутил вдруг поднимающуюся откуда-то из желудка тошнотворную волну. Стало ясно, что незнакомка принадлежит к тому определенному сорту девушек, которые иногда оказываются и не девушками вовсе. Внезапная догадка окрасила происходящее в трагические сиреневые тона. Люди вокруг исчезли, Севу окружили все какие-то выблядки да страшилы. Под ситцевым платьем девушки ниже резиновой полоски трусов явственно проступил уродливый отросток. Она села на скамейку. Ощущая неизбежное, Сева сел рядом.
Девушка посмотрела на него, закрыла глаза, приложила руку ко лбу и засмеялась простым, прелестным смехом.
— Видите ли, — как-то неловко, сбоку начал Сева. — Обычно я так не поступаю. Не понимаю, что на меня нашло. Эта жара плохо действует на меня. Я совсем не могу говорить. Меня Севой зовут. В воскресенье матч, вы знаете? Пищевик и Всеобуч. На Васильевском. Мне футбол неинтересен. Я в газете прочел. Вы меня слушаете? Вам, должно быть, совсем неинтересно.
— Нет, вы, кажется, славный.
— Что ж, это хорошо, что я вам нравлюсь. И вы мне нравитесь. Жарко сегодня. Я встретил чудного старичка. Знаете, с таким ногтем. Желтым, закостенелым. Как у По, неверморрр... Он мне рассказывал про нищего. Жуткая, нелепая история.
Быстро темнело. Зажигались фонари. Шипел газ. Девушка опять приложила руку ко лбу. Сева коснулся ее колена и снова ощутил, как желудок откликается на сообщение нервных окончаний. Это было невыносимо.
— Пойдемте... — пробормотал он.
— Куда?
— Куда-нибудь. Туда. — Сева неопределенно мотнул головой в сторону музыки. — Какая разница.
— Зачем?
Сева промолчал. Музыка усилилась, навалившись на них всей своей синкопированной тяжестью.
— Делайте что хотите, — наконец сказала девушка.
Помедлив, Сева подал руку, и они сошли со скамейки на зеленую траву. Насекомые пели от непереносимой любви друг к другу. На пути росли хорошие, густые кусты.

2.
Назавтра Сева бузит в кабаке. Это кабак нижайшего пошиба — даже не кабак, а так, наливайка — из тех, где пить приходится стоя, где столы вытираются липкой тряпкой (или, что вероятнее, не вытираются вовсе), а под ногами насыпаны опилки, сметаемые в конце дня. Компания подбирается соответствующая — все сплошь пьяненькие, грязные мужички с пузырями на коленках и заросшими унылыми физиономиями. Они берут по чекушке, мятые пирожки с картошкой, опрокидывают, долго стоят.
Сева свой здесь. Когда он входит, его хлопают по плечу. Всеобщим клоуном влазит он на стол. В руках блестит полный стакан. Начинается представление. Примерившись, Сева седлает любимого конька и гарцует, закладывая изящные виражи, достойные Котовского. Когда заканчивается вдохновение, Сева требовательно протягивает руку в зрительный зал. Мужички, ропща, подливают. Речь Севы продолжает струиться, словно моча энуретика. Зал он держит бесподобно.
— Я жрал ее. Я жрал ее губы липкие, и глаза; [...] Я был богом, и я парил вокруг, отрывая куски от нее зубами. Шел дождь, садилось солнце, падал снег, ее тело блестело под светом фонарей. Густые испарения шли от травы. Рыча, я таскал ее по частям под корни деревьев. Приходили собаки, я отгонял их, защищая свое. Она лежала, бесстыже, непривлекательно. Я скакал вокруг, выбрасывал коленца и выл. Я жрал ее; грыз кости, высасывая оттуда мозг. Она следила за мной, ее глаза вращались. Я сжимал ее в объятиях. Глазные белки покраснели, забил хвост. Торжество наполнило мою грудь. Она вся дрожала, как будто сквозь тело ее пустили напряжение. Взялась корочкой кожа. Трава вокруг пожухла, желтый лист упал с дерева. Рот отрыгнул крик. Я схватил его, словно самую большую драгоценность, и тут же проглотил. По всей вселенной гремели взрывы новых звезд. Падало и тут же всходило солнце. Луна отплясывала камаринскую. Оркестр принялся наяривать со страшной силой, так что от звука портилось вино в подвалах. Я не выдержал. Джазу, завопил я со всей мочи, джазу, джазу!
Ручьем льется пот с Севы. Он похож на чрезмерно увлеченного врача. Выкипяченным ножом вскрывает свою память, чтобы извлечь воспоминания. Однако обнаженный внутренний мир так увлекает, что Сева забывается и вырезает все подряд. Опустошенная память выглядит как скомканная авоська.
Затихает музыка, в воздухе остается висеть лишь едва слышимое медное дрожание тарелки. Сева приходит в себя, недоуменно озираясь. Физиономии вокруг одобрительно гудят. Слышатся хлопки — это днища стаканов бьются о столы. Сева пытается спуститься с поверхности импровизированного манежа, однако попадает ботинком в тарелку с закуской. Летят ввысь пирожки, Сева валится на пол и засыпает.

3.
Пьяного Севу вынесли на улицу и бросили в переулке. Он привалился к стене, подгреб под голову кучу мусора и так проспал до утренних дворников. По их шарканью он поднялся и пошел куда-то неопределенно, сверх означенных пределов, кутаясь в грязный пиджак.
В голову ему втемяшился адрес. Адрес незнакомый, но невероятно привлекательный в своей почтовой выразительности. По случаю утра заводы были еще закрыты. Сева шел, оставляя их блестящие корпуса по левую сторону. Вступала медленно гитара. Навстречу попадалась все незнакомая местность. Кажется, раньше здесь была площадка для аэропланов, они летали отсюда в европы и прочие отдаленные земли, однако же теперь все было огорожено заборами, за которыми бесновались псы. Их приходилось опасаться. Известно, что собаки недолюбливают пьяных.
Короткого маршрута к адресу Сева не знал. Приходилось идти от одного знакомого места до другого с тем, чтобы, выйдя к третьему, спросить у трамвайного кондуктора верное направление. Наконец Сева вышел к нужному перекрестку. Он остановился. Огладил рукой вихры. Дом пять ментором возвышался над прочими номерами. Сева вошел в парадное.
Ему открыла сухонькая старушка в черном. Ничего не говоря, она скрылась в глубоком коридоре. Сева постоял, озираясь, потом, не снимая обуви последовал за ней. Узкие бока коридора были обвешаны луком и плетеными корзинками. Выводил он в большую светлую комнату с синими полосатыми гардинами. Посреди комнаты стоял лоток с газированной водой и очередью. Сева стал в конец. Пузырились в окнах занавески. Жар стекал с них, и от этого намокали ноги в ботинках. Мучимый жаждой, Сева взял стакан сельтерской и отошел в сторону.
— Настоящая морока, — сказал подошедший вслед за ним старичок. Сева обернулся и вздрогнул.
Один ноготь у деда был особенно огромен (отвратительно желт!).
— Проиграли пищевики-то. Разгромным счетом, четыре супротив одного. Перейдя на чужую половину поля считанные разы. Чего же вас-то не было, юноша? Зрелище было знатное. — С этим словами дед подмигнул. На левом глазу у него красовалось свежевылупившееся бельмо.
Чувствуя отвратительную слабость, Сева наклонился и его вырвало. Среди полупереваренных пирожков с картошкой, сохранивших свой помятый вид, лежала вчерашняя спортивная газета, кусок ситцевой ткани, черное птичье перо и джазовая труба.

@темы: Бандини, 2008

21:13 

я, пожалуй, записи на 3 займусь переводом. вопреки политике сообщества убираю под кат,
потому что иначе убью всем страницу избранного наглухо

первая книга стихов Ч. Буковски

В сборнике под названием «burning in water drowning in flame» эта книга стихов первая - «it catches my heart in its hands». сейчас меня интересует канва в энциклопедическом духе. Сухие факты плюс немного аромата юности. Сколько ему было? Все говорят, что он начал писать стихи в 35. после той самой кровавой харкотины с верхнего этажа скорой. Значит где-то…?

не видел перевода книги, но смотрел последний раз черт-знает когда, сейчас морочиться не буду. Может быть одно стихотворение видел.
Википедиа считает, что эта книга стихов не первая. Ну, неужели… вы можете мне что-то гарантировать относительно издания книг в США шестидесятых годов? Хуета. Даже те, кто издавал или издавались уже мертвы. Давно мертвы.

Poetry
• Longshot Poems for Broke Players (1962)
• It Catches My Heart in it's Hands (1963)
Вот так это выглядит в энциклопедии. Сначала какой-то longshot poems… никогда не читал, поэтому не могу судить, осталась ли где-нибудь копия. Если существует какой-нибудь более ебнутый, чем я, я вполне готов послушать совета, увидеть ссылку… я не искал. 1963 год.

1963 год. Чарльзу Буковски 43 года. Он уже потерял одну любимую от пьянства, он уже давно играет на лошадях, он уже дважды женат, он уже жил в Филадельфии и новом орлеане, у него уже есть дочь, он уже публиковался и его уже отвергали. Его, его, его…. Когда читаешь, кажется, что было уже всё. и даже чуть-чуть больше. Даже смерть в благотворительной палате. Везде. Все. Всё.


почитаем, что он сам пишет о книге в предисловии к сборнику 1974 года:

«каждая из книг в сборнике вызывает во мне определенные воспоминания. Для того, чтобы написать “it catches my heart in its hands”, мне пришлось совершить путешествие в Новый Орлеан. Моему издателю было необходимо предварительно проверить, являюсь ли я нормальным человеческим существом…

Ожидая собаку (американский вариант . автобус между городами) на Union station возле terminal annex невдалеке от почтамта, где я работал на дядю сэма, я сидел в привокзальном баре, жрал скотч с содовой и думал о будущей поездке в новый орлеан, где буду оцененным и записанным в категорию бывшим зэком, у которого был допотопный печатный станок.

Джон Вебб считал, что большинство авторов (а он встречался с некоторыми неплохими, включая Шервуда Андерсона, Фолкнера и Хемингуэя) были отвратительными человеческими существами в том случае, если им приходилось отрываться от своей печатной машинки.

В общем, я приехал, они меня встретили (джон и его жена - Луиза) мы немного выпили и разговаривали в течение 2 недель, после чего джон сказал: «ты – ублюдок, буковски, но я буду печатать тебя в любом случае». После этого я уехал из города. Но на этом все не кончилось. Вскоре они оказались в Лос Анджелесе со своими 2 собаками в зеленом отеле прямо на старых улицах. Перепроверка. Пили и болтали. Я все еще оставлялся ублюдком. До свидания. Очень много обниманий и маханий платочками. Луиза даже всплакнула. it catches my heart in its hands были опубликованы.

Стихотворения с 1955 по 1963 год. Приблизительно 25 стихотворений. 35-43 (? надоело считать).
It catches my heart in its hands. Оно ловит мое сердце своими руками.



читать дальше

@темы: литература, Ч. Буковски, Игорь Хлопов перевод

01:43 

cento miles
федор

нам было лет по 8
его звали незамысловатым именем
федор
мы были друзьями и сломали
дверь в подвал дома, где он жил,
и нашли там ведро, в которое
срали бомжи, мы натаскали в это ведро
много пластмассы, бумаги и
прочего мусора
и подожгли. сделав это мы ушли
искать еще топлива.
вернувшись, мы увидели, что из подвала
валит густой дым. мы забежали внутрь
и федор начал топтать огонь в этом ведре, забыв
очевидно
про бомжей.
его ботинок оказался весь в дерьме.
и пока он чистил его разными листьями,
я сказал:
- а прикинь, весь твой дом сгорел бы.
- ага.
- где бы ты жил?
- в подвалах. и срал бы в ведра...
мы, схватившись за животы, валялись
на траве.
потом он ударился в религию
под влиянием матери, и от общих знакомых я однажды услышал
что он не собирается трахать свою девушку
до свадьбы.
еще какое-то время спустя я узнал
что он все-таки трахнул ее,
так как решил. что это как раз при соитии
происходит брак...
ах, федор, хитрый ублюдок,
даже религия тебя не испортит.

@темы: влад

01:37 

cento miles
итальянская запись. из дневника.

я опять хорошо нарезался

детство - такая забавная штука. могу сказать, что я с тех пор изменился ровно настолько, насколько тупы и ограниченны люди. нечто вроде причастности ко всему тому, что происходит вокруг. у меня был друг, с которым я был неразлучен с 1 по 10 классы. потом он ударился в религию, влияние авторитарной матери, рос он без отца и мало прислушивался ко мне, хехехе, как бы там ни было, а время мы проводили неплохо. записывали голоса на магнитофон, передачи разные делали, творчески, так сказать, развивались. мило, не правда ли? но еще милее было то, как мы проводили зимние вечера... воображение у обоих было богатым и мы одновременно "влюбились" в одну девочку с нашего класса. даже имя ее помню: Лена Рощенко. он был пассивен в попытках "завоевать" ее, очевидно, что он и в самом деле был в нее влюблен, я же не сильно боялся выглядеть кретином, и в классе четвертом провожал ее однажды домой несмотря (или благодаря?) на ее сильное нежелание этого. хотелось федору показать как надо. она не вертела хвостом, просто не понимала, откуда это все внимание, неожиданно обрушевшееся на ее белокурую головку, помалкивала большую часть времени и в общем была серой мышкой, души в ней как-то видно не было, но все мальчишки были влюблены в нее, в общем, я ее провожал. "влад! я позову бабушку! ты хочешь меня изнасиловать!" "э-э-э... изнасиловать?" "уйди от меня!" "э-э?" из окна высунулась старуха и заорала на меня. я крикнул ей нечто вроде: "пошла нахуй!" - и кинул в окно снежок, а стрелком я всегда был метким. потом я убежал, но вернемся к зимним вечерам. мы с федькой (а это имя того старого кореша) знаете что делали? мы СОРЕВНОВАЛИСь между собой "за право обладания ею". не уверен, что мы знали, что это, "обладать", и тем более мы не знали, что это, "она", то есть леночка, отличница, что сьебалась в спецшколу после 4 класса... черт его знает что с ней теперь. в ней и тогда не чувствовалось ничего необычного. каждый вечер мы: бросали снежки, соревнуясь в меткости, в дальности броска. у нас была такая игра, "раунды". там был стадион, и мы должны были пройти путь, не делая ошибок, не оступаясь - с камешка на камешек, перелезть через стену, пропрыгать на одной ноге через бордюр, прочесть заклинание... соревновались вдвоем. кто достойней. вы только вообразите, какое благородное желание! сколько искреннего прекрасного пафоса! мы ведь занимались этим вдали от посторонних глаз, доверяя друг другу. если бы я или он посмеялись над этим вместо того чтобы участвовать, другой просто выбил бы глаз тому кто посмеялся и все... да и не во влюбленности совсем было дело - в самом процессе. мы ведь забывали о ней после первого же броска. "бля, ты глянь, почти попал! охуеть!" "ща, смотри, как проф кидает!" "хахаха! тоже мне проф! проф - это я!" мы были не влюбленными пареньками, мы были героями, побеждающими время и пространство. у многих детей есть такие игры и каждая из них по-своему уникальна. познакомились мы с ним на драке в первом классе. я был самым крутым, пиздил всех, ебнул и федору. и федор ебнул меня головой в ответ. цитирую себя дословно (никакая не аллегория, насчет мата, правда, неуверен): "бля, охуеть, привет! меня зовут влад! как тебя?" "Федя" "Федя, давай Вадика вместе отпиздим?" "давай!" мы вместе отпиздили Вадика... все мальчишки одинаковы, а Вадик заплакал... ссыкло. ну так вот: Федора я уже лет 5 не видел, желания как-то не было, но я всегда с удовольствием выслушиваю отчеты людей, которым он случайно повстречался. значит так: крутится федор, как и все мы, а коммерческая жилка у него всегда была. теперь он женат, они из одной и той же церкви (баптисты, кажется). в свободное время федор играет на синтезаторе в церковной группе. песни разные христианские. еще в 10 классе, помню, он пригласил меня на воскресную службу. посмотреть, мол, как играет, и на одном из моментов ко мне подходит пастор, кладет мне руку на плечо... я чуть не обоссался. "сын мой, чувствуешь ли ты святой дух?" "э-э? святой дух?" "да, сын мой" "э-э-э! не уверен!" "хм. странно. обычно все его чувствуют на этом моменте" - сказал он словно не мне. этот хитрый ублюдок на деньги паствы КУПИЛ СЕБЕ АВТОБУС, но это совсем другая история... я пообещал ему, что обязательно почувствую святой дух, а себе я пообещал, что никогда больше не вернусь в это место. никогда не уступлю настойчивым просьбам федора. уступил только раз. и то: только потому, что после вкушения плодов духовных покорная паства вкушала плоды земные... это меня прельстило, и я вкушал этот бесплатный вкусный хавчик вместе с ними. это почти окупило мои страдания во время службы. с тех пор федора я, кажется, больше не видел, но надеюсь, он попадет в рай, как и обещал, а я, как он и предрекал, - в ад. каждому по способностям, от каждого по потребностям. вернее наоборот, но это неважно после того, как всадишь поллитра неразбавленного вискаря, как я только что. штормит немного, ну да ладно. было бы круто, если бы дети не вырастали, а так и дохли, 12-летними. и конечно же, чем меньше детей, тем лучше. никогда не любил большие компании, большие компании детей в том числе. Федор *******. запомните это имя. он парень в общем-то неплохой и если вы в страхе, если вы боитесь пернуть, когда говорите "я люблю тебя..." - то лучшего человека вам не найти. и не забывайте, конечно же, о том, что пердеть, говоря "я люблю тебя..." вовсе необязательно. с уважением,

влад

(зимняя ночь, болония, за окном кто-то радуется тому, что Италия победила в футбольном матче, будь это даже матч между двумя итальянскими командами, я же допиваю вискарь что на дне - за любовь... и во славу... старой... доброй... ИТАЛИИ!!! пусть процветает - и остается такой же вечно молодой, как я, она сама или ни то ни другое, так как все это всего лишь ложь, ненадолго этой зимней ночью выпущенная мною! хахаха!!!)

http://fliiby.com/file/315434/m7x1d0zs4u.html

@темы: влад

11:58 

R-bar

Big Brothers
karma police members
от имени сообщества, я в своем лице:

рекомендую всем краснодарцам и гостям этого
славного города, R bar, его коктейли, его потрясающую :eyebrow: хозяйку (мастер-бластер), его кухню и атмосферу.
от души, Ань, все члены сообщества, я уверен, будут рады видеть тебя у себя! )))


главная