Как назвать влагалище вежливыми словами

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:35 

Опрос-

cento miles
кто это видит и читает?

Вопрос: Отметьтесь, кто видит это голосование и прочитал этот вопрос.
1. Я! 
7  (100%)
Всего: 7
19:48 

siužetas

Big Brothers
karma police members
04:06 

Big Brothers
karma police members
влад берет длинную паузу. до встречи, многочисленные поклонники, хахаха!

12:50 

Глава 30

Big Brothers
karma police members
МАЛЬЧИК УСАМА

Паулюс пропьянствовал около недели.

Сегодня Паулюс очнулся еще ночью в совершенно ясном уме и трезвом рассудке, словно очень хорошо отдохнув. За стеной было тихо – и огромная желтая луна на небе. Стрекотали сверчки. В первую очередь Паулюс закурил... и снова стал обдумывать происходящее... брат мертв. А паулюс еще жив… паулюс – выживший лев. и наверное, его последний шаг все-таки может немного подождать... Сначала нужно разрядиться… снова почувствовать себя живым. почувствовать грех, увидеть смерть… но не спешить... особенно теперь, когда Паулюс остался один. Что такое спешка, паулюс уже понял. Ему сильно повезло, что полиция не нашла Ону и брата. Докурив, Паулюс стряхнул пепел на пол…

Нет. Паулюс не остановится. Нужно продолжать. В качестве жертв он недолго думая выбрал соседей, которых слышал недавно через стенку… самые обыкновенные люди… там был детский плач и крики и смех… то были мужчина и женщина… они никак не выходили у него из головы. Третьего обитателя соседнего номера, мальчика по имени Усама паулюс оставит в живых… убивать детей не в правилах паулюса…

«надо выяснить, кто эти люди. Понять, чем они живут» - решил он.

пару дней можно просто понаблюдать… в ожидании ведь есть свое удовольствие. Растягивать утро… растягивать ночь… растягивать жизнь…

* *

Еще в предрассветных сумерках Паулюс вынес плетеное соломенное кресло на веранду под навес и стал ждать начала дня. Ожидая, он пил вино и беспрерывно курил сигары… паулюс старался запоминать каждый миг, замечать каждую деталь, ловить каждое ускользающее мгновение…. Вскоре заалел ямайский рассвет.. «самый прекрасный рассвет на свете»… Становилось шумно. Воздух все раскалялся...

Часов в 8 из дома вышла женщина. Она вела за руку ребенка. Это его соседка и ее сын. Идя, черный мальчик смотрел в землю. Мама что-то говорила ему, а он шел, потупив взор и не отвечал. У остановки, находившейся совсем рядом с домом, она прежде, чем посадить сына в автобус, дала ему хороший подзатыльник, но на этот раз мальчик не расплакался. Паулюс улыбнулся… двери закрылись... Женщина посмотрела вслед уезжающему автобусу и пошла в другом направлении… паулюс выпил за эту женщину, паулюс выпил за всех мертвых женщин на свете… правда, они не знают, что мертвы…

он продолжал сидеть так на веранде и пить... прошло около 5 часов. Мужчина все не появлялся…

**

Когда же наконец из подъезда вышел очередной ниггер, паулюс сразу понял, что перед ним – его сосед. Паулюс это сразу понял – несмотря на то, что им еще не доводилось встречаться… но нужно было удостовериться – а для этого необходимо услышать голос. Паулюс сказал, подняв руку, как гладиатор:

- Ave, Caesar! Morituri re salutant!

Но мужчина словно и не услышал. Лишь пройдя метров 7, он обернулся. и окинул паулюса злобным подозрительным взглядом. Ошибки быть не могло – это он. Паулюс приветливо улыбнулся и поднял вверх бутылку с вином. Мужчина отвернулся и зашагал прочь…

Это точно он…

допив очередную бутылку, паулюс поднялся наверх, без труда вскрыл шпилькой замок соседнего номера и проник внутрь…. Нужно было провести обыск...

**

Во время обыска под кроватью у «ниггера» обнаружился большой пакет травы и несколько толстых пачек десяти долларовых купюр.. Поразмыслив, Паулюс отсыпал себе небольшую часть… «хорошо, что не придется через весь город тащиться к skinny the pimp» - подумал он. Остальная часть подождет его следующего прихода.. деньги он не взял по той же причине…


… вскоре паулюс уже сидел на веранде, смотрел сквозь темные очки на окружающий его мир и курил огроменный, тут же скрученный косяк. Следов своего пребывания в номере паулюс, конечно же, не оставил… Ниггер возвратился почти сразу же…. Задержись паулюс в номере на пару минут – и их встреча была бы совершенно иной… для одного из них она скорее всего окончилась бы смертью… Паулюс жестом пригласил негра присоединиться.. На этот раз тот вошел в контакт…. затянувшись, он сказал…
- ты растафария со мной… ты растафария среднюю дурь со мной… у меня есть дурь получше, сиарик… (you rastafaria with me… You rastafaria ok-stuff with me…. But I’ve got some betta stuff, man….)
- серьезно? Сколько? (really? how much?) – спросил паулюс.
- сегодня очень хороший день… очень хороший день для того, чтобы делать растафария с моей дурью, старик… всего 500 долларов, старик (it is a very nice day… it is a very nice day to do the rastafaria with my stuff, man… only 500 dollars, man…)

Паулюс недолго думая, согласился. Ниггер сходил за травой. Обмен произошел тут же на террасе. За 500 долларов паулюс получил всю ту дурь, что решил не брать...

**

Часа через два паулюс увидел уже знакомого ему мальчика по имени Усама.
- hey, Usama, tell me, where are you going from? – обратился к нему паулюс
- From school, sir.
- come here, man, I want to have a small talk with you.
Мальчик подошел к паулюсу ближе…
- my name is Paulius. Tell me: who is your daddy?
- he’s a dealer, sir.
- he sells drugs, huh?
- yes, sir.
- and your mom? Does she sell drugs too?
- no, she’s a prostitute.
- she fucks the clients?
- I think so…
- does your father like that?
- why shouldn’t he?
Мальчик стоял перед паулюсом и смотрел ему в глаза грустным взглядом. «это одни из самых прекрасных глаз, которые я когда-либо видел…» - подумал паулюс.
- here, take this. – паулюс дал ему 10 долларов.
- thank you.. - Мальчик взял.
- when does your mom come back?
- at about 6 pm. my grandma takes me and she serves clients at home. I have free time till then, Can I go?
- hold on for a second. why did you cry yesterday?
- I hate my parents.
- ok. You can go now. No, wait…. Take this. – паулюс протянул ему еще десятку.

Остаток дня Паулюс провел, лежа на кровати у себя в номере, куря траву и слушая в плеере бетховена…

* *

Через пару дней Паулюс полностью убедился в достоверности слов мальчика. Отец почти все время бывал дома – и никуда не выходил дольше, чем на 30 минут. Довольно удачно тогда получилось, что он не вернулся во время обыска… Каждый вечер около 6 часов бабушка забирала мальчика к себе часов на 5. Этого времени вполне должно хватить для задуманного…

**

…Время пришло. Удостоверясь, что мальчика забрали, Паулюс прихватил с собой револьвер и постучался к соседям.
- who is it? – послышалось из-за двери.
- it’s me, Paulius, The Lithuanian guy. I want to talk with you.
- ok.
Дверь открывается… паулюс заходит внутрь…... остальное было проще простого и обычней обыкновенного. Давно отработанная схема. Пригрозив револьвером, паулюс приковал их наручниками к трубе. Они кричали довольно громко – громче, чем хотелось бы паулюсу, поэтому паулюс засунул им в рот по кляпу.

Набив карманы наличностью. Паулюс извлек из холодильника бутылочку пива и чипсы…. Он включил радио на волне 60-тых. После чего закурил и оглядел своих будущих жертв. Они совершенно беспомощны… «надо будет отрезать головы им, как Киту… Интересно, какое у них будет выражение глаз, когда я начну резать им горло? – подумал он, - И с кого бы начать?»…

Раздался стук в дверь. Паулюс выждал. Через некоторое время ушли.

Дожевав чипсы, Паулюс принялся точить нож… по радио играла группа jefferson airplane.

Паулюс сказал, обращаясь к пленникам:
- просто кивните, если вы меня понимаете..
Они кивнули.
- сейчас я скажу вам кое-что, а потом я буду задавать вам вопросы… видите, я точу нож?.. знаете, что я им собираюсь сделать? Я собираюсь отрезать им ваши головы, вот, что я собираюсь сделать…. на днях я убил собственного брата… не из-за денег… не из-за женщины… не из зависти или гордыни… я любил его… и я убил его… скоро и вас я отправлю туда же… вы думаете, я не смогу отрезать головы этим ножом? – паулюс рассмеялся, - поверьте... этим ножом я могу сделать многое... теперь кивайте, если я прав. Я прав?
Они не ответили..
- хорошо, этого вы можете не знать… Вы боитесь смерти?
Оба кивнули.
- вы убьете друг друга, чтобы выжить?
Ниггер кивнул сразу же. Женщина, поколебавшись, тоже кивнула.
Пауза.
- а как насчет вашего сына? Усамы?
Отец кивнул. Мать помотала головой.
Паулюс вытащил кляп изо рта мужчины.
- как? Ты убьешь собственного сына?
- я не уверен, что это мой сын. Она шлюха…
Паулюс дал негру хлесткую пощечину.
- не смей так говорить о своей жене!
Паулюс засунул кляп ему обратно в рот. И походил по комнате.
- вы недостойны смерти! – сказал наконец он, - но еще менее вы достойны жизни! вы безнадежны!
Он подходит к женщине, задирает голову ей вверх и подносит нож к ее горлу… Через минуту женщина мертва... ее голову паулюс под звуки песни элвиса «welcome to my world» поставил на столик... Теперь очередь мужчины…

Тут Паулюс слышит звук вставляемых в дверь ключей. Он убирает нож от горла мужчины, хватает револьвер и направляет его на дверь. Дверь открывается. На пороге стоит усама, мальчик. Почему-то именно сегодня он не захотел остаться у бабушки и вернулся домой. На лице его отображается ужас. перед ним - мертвая обезглавленная мать и лужа крови... Глаза отца наполняются слезами...

Убивать родителей на глазах у ребенка определенно не входило в его планы…
- Усама! Послушай меня! – сказал он, - Не бойся! Это просто шутка. Я сейчас уйду… Погоди.

Паулюс отобрал у пацана ключ.
- через 10 минут вытащи кляп изо рта отца. Если ты это сделаешь раньше, я приду и убью вас обоих, понятно?
- ...да, сэр.
- ты умный мальчик, Усама.. ты поймешь. Потом папа скажет тебе, что делать…

Паулюс вышел из номера, запер дверь и пошел собирать свои вещи... Паулюс был в бешенстве.
Его план провалился. Нужно было срочно сваливать.….
Все вещи поместились в рюкзак … Его, так же, как и плеер с ножом, после убийства брата Паулюс оставил себе…


Сев в такси, Паулюс назвал водителю адрес бара skinny the pimp.

* *

Паулюс был очень расстроен и раздосадован.. Планировалось убить дилера. А тут ему помешали. Поэтому устроившись неподалеку от бара, Паулюс тотчас же отправился на поиски новой жертвы... Ему не терпелось. К черту безопасность. Это не его стиль. Особенно сейчас.

- мне недолго осталось ждать до тех пор, как я увижу врата...

Слава богу, ему не пришлось искать долго. В одном из близлежащих районов возле мусорки в одиночестве копошился бомж...

Паулюс обошелся с ним без лишних сентиментальностей. Подойдя к нему вплотную, он всадил нож ему под ребра. Бомж закряхтел и упал. Паулюс оттащил его в рощу и полоснул там несколько раз по горлу. Бомж умер, захлебываясь собственной кровью. Затем Паулюс из каких-то своих соображений аккуратно отрезал филейную часть мертвого тела.

* *

«В итоге-то это был не такой-то уж и плохой день, -
думал Паулюс, сидя в баре у скинни the pimp, – я все еще жив... Правда, я допустил несколько грубых ошибок. Все из-за моей чертовой сентиметальности. Убийство бомжа, к примеру, у которого, кстати, оказалось с собой 107 долларов и великолепная дурь, а в целом его убийство вызывает у меня чувство омерзения. И еще полиция, наверное, уже ищет белого парня из Литвы по имени Паулюс... может, они уже опрашивают таксистов… У меня мало времени…»


- эй, белый парень. Ты сыграешь с нами хоть на этот раз?
- паулюс.
- что?
- Меня зовут паулюс. Какой buy in?
- 50 долларов. – ответил Джонни.

Паулюс присоединился к игре… при первой же раздаче ему выпало две шестерки. Джонни повысил pre-flop на 5 баксов. Паулюс ответил. Макхольм тоже. Небраска сфолдился.
- открываем.
Джонни выложил на стол три карты. Двойка червей, пятерка пик и король бубей. Паулюс повысил на 5. Макхольм и Джонни ответили.

Валет крестей. Паулюс повысил еще на 5. Макхольм и Джонни ответили. Затем Джонни открыл последюю карту. Шестерка.

Паулюс повысил на 10. Макхольм после долгих колебаний сфолдился. «у меня было два короля» - сказал он. Джонни пришел в ярость.
- макхольм! Нельзя говорить, что у тебя было, пока игра не окончена! Это может повлиять на исход! Я повышаю на 20...
Паулюс ответил.
- вскрываемся. У меня две пары. – сказал Джонни, потирая руки.
- у меня три шестерки. – сказал Паулюс и под возгласы одобрения Макхольма и Небраски притянул к себе выигрыш. Затем Паулюс угостил ребят сочным стейком, сделанным из принесенного им свежего мяса, посмеялся, выпил пивка и ушел.

* *

«Мой брат был прав, - подумал паулюс, - то, что действительно важно, происходит незаметно для глаз - как сперматозоид, выполняющий свою работу. Как первая раковая клетка. Или первое дуновение весны... Еще он сказал, что убийства будут становиться все бессмысленее и бессмысленее. И тут он тоже оказался прав! Мне нужна другая цель. Если, конечно, я и на этот раз выйду сухим из воды. Впрочем, это не имеет значения. Я близок к концу, как никогда раньше….

14:14 

Глава 29

Big Brothers
karma police members
BAGEERA NIGHT CLUB

Паулюс стоит перед вывеской: «Bageera Night Club». Темная ямайская ночь, и паулюс никак не может разобраться в том, что же ему делать дальше этим вечером да и вообще по жизни. «Зайду-ка я внутрь» - решил он.

Внутри было множество «мартышек» - сплошь туземцы да несколько иностранцев. Клубная атмосфера. Громкая музыка, мигающий свет. Паулюс сел в кресло и заказал кальян. Мартышки танцевали и веселились, словно ничего кроме этого не имело значения. Очень шумно. Паулюс надел капюшон. «Что это за люди? И почему это им так весело? С чего это они так странно двигаются?». На миг Паулюс почувствовал себя Микки Рурком. Зашел в бар на краю света просто, чтобы выпить пару шотов…

К нему подошли две испанки. Случился следующий разговор:
- здравствуй, парень. Чего ты тут делаешь один?
- я зашел просто, чтобы посмотреть, выпить.
- давай потанцуй с нами.
- я не танцую…
Зато танцевали они – минут 5 они вертелись вокрут Паулюса, но паулюс никак не мог расслабиться – просто молчал и пил и курил и выглядел он, должно быть, очень скучным типом. Так по крайней мере думал он сам. В подтверждение этого испанки вскоре исчезли, вновь оставив паулюса наедине с собой.

«Странно… - подумал он… с одной стороны я их всех презираю, а с другой стороны это я, кто чувствует себя ущербным…». Этот вопрос предстояло решить. Паулюс сначала думал что-то под звуки громкой музыки, потом он вспомнил строчку из песни «I don’t think, I drink» и вроде бы перестал думать…. Он сидел и курил кальян и пил... Вроде бы он не думает, вроде бы его дух смирен и спокоен. Вроде бы не думает. Не сегодня. Сейчас ему нужно расслабиться...

Тут его осенило: «Господи, я же могу их всех убить!» Эта мысль принесла Паулюсу огромное облегчение. «Они к этому совершенно точно не готовы…. У меня есть преимущество…». Паулюс почувствовал, как в груди у него прошла радостная волна.

«Ха-ха, я могу вас всех убить! Я могу вас всех убить! Я могу вас всех убить!» – закричал паулюс по-литовски, зная, что никто здесь не понимает этот язык. Радостный, он вдруг захотел танцевать. Через минуту он уже выделывал всякие незамысловатые па на сцене и люди показывали ему знаки одобрения. Вновь объявились те две испанки. Они терлись о него сиськами и жопами. Паулюс не хотел их, но продолжал свой дикий танец. «Все так просто. Никто не решит мои проблемы за меня» - подумал он. «Я могу вас всех убить! – вновь закричал он, - Я могу вас всех убить! Я могу вас всех убить!». На лице его блуждала тихая спокойная улыбка.

20:17 

Глава 28

Big Brothers
karma police members
БОГ ЛЮДЕЙ – ЗОМБИ, ВОСКРЕСШИЙ ИЗ МЕРТВЫХ

ямайский полдень. слышно каждую летающую муху. а они тут все огромные, как космические фонари. Пальмы стоят на солнцепеке, негры попрятались под навесы, а паулюс сидит в гостинице, в сотый раз чистит ствол и вспоминает отца. он выглядит более уравновешенным, чем пару дней назад, когда выстрелил в зеркало. С него льет обильный пот… на этот раз паулюс говорит с отцом вслух:

- отец, ты мертв. все слова сказаны, все занесло снегом... а тут, где я, снега нет, тут жарко, как в аду. Я чувствую себя подобно выброшенной и отслужившей вещи… негры оборачиваются мне вслед, и я не уверен, что не говорю им что-то по-литовски, когда прохожу мимо… мне очень тебя не хватает. могу ли я поговорить с тобой? я очень далеко от твоей могилы. но ничего... я могу перенестись туда воображением...

паулюс продолжает шептать:

- это довольно легко.. я не вижу окружающего меня здесь, и я вижу кладбище, где ты похоронен. я иду, а навстречу мне идут люди, возвращающиеся с кладбища... кто-то идет за мной следом.. у некоторых в руках - цветы и свечи.. сумерки... они похожи на зомби.... словно бы их бог - это тоже зомби... воскресший из мертвых..... хаха! но вот я слышу обрывки фраз... о, эти люди наполнены всей возможной на свете мелкой человечностью, они говорят ценами, брендами, пошлостью.. люди, говорящие о том, чего не существует. понятиями, которых не существует. их эмоции отвратительны... они погрязли в чем-то несуществующем, они мертвы. они не достойны даже внимания... презренные... и я не могу избавиться от ощущения, что они все должны погибнуть от моей руки.. кто, если не я? мелкая человечность, люди погрязли в этом грехе, ад переполнен... а я… у меня есть цель… у твоей могилы я останавливаюсь... если я вскрою гроб, то увижу затхлую полурасползшуюся одежду и твои кости.. череп. пустота в глазницах... то, что от тебя осталось, твое сожранное червями тело не принадлежит тебе больше. в определенный миг в прошлом ты прошел сквозь врата смерти.. мои Врата - не на том кладбище. О, я уже заслужил свою могилу.. да, пусть люди, приходящие на твою, не видят моего имени рядом. пусть я буду один.. как всегда… пусть у меня будет моя маленькая тюрьма, в другом месте. ты ведь не против? боюсь только, никто не позаботится о моих желаниях... но в итоге это неважно....
,,,,,,,,,,,,,,,,,

что я могу сказать о тебе, отец, теперь, когда тебя уже давно нет в живых? и почему я о тебе думаю чаще, чем о брате, или об Оне? почему мне особенно больна твоя смерть?.. вскоре я тоже окажусь у Врат. я, всадник karma police... ты был хорошим отцом. тебя почти никогда не было рядом... но я чувствовал твое присутствие. я - наполовину твоя плоть и кровь. и в том, что я из себя представляю, как бы я ни думал, что это - мое, все же во мне - много тебя. ты всегда был для меня примером. я не разочаровывался в тебе. и я уважал тебя. как и брата, которого убил.. ты меня спросишь, почему я это сделал? я это сделал из уважения к нему... меня что-то угнетало… наверное, мне стало страшно.. мне показалось, что если сдастся он, сдамся и я.. и я перехитрил бога. хотя бы раз, один раз. я не сдался... в этой адской жаре я один и я не преклонил колен.. я не жалею, потому что смерть - это не больно... это совсем не больно... прими же мое уважение, отец. я люблю тебя.

паулюс перестает чистить ствол, молчит с минуту, о чем-то задумавшись. потом выпивает, закуривает сигарету и снова начинает чистить его - снова.

- но у меня ощущение. что черта с два это все! я не разговариваю с мертвым человеком сейчас. я разговариваю сам с собой. сам с собой в некой закрытой системе. и какая-то часть меня, разговаривающая с другой моей частью, сейчас самодовольно за всем этим наблюдает. и любуется. тебе бы это не понравилось, отец. я знаю, тебе бы это не понравилось. ты не любил таких ощущений категорически. я так хорошо знаком со входами и выходами своей мысли, что я словно знаю, какая придет следующей. кто я такой? с этого вопроса всегда надо начинать. кто я? я убийца собственного брата и многих других. я немного не такой, как ты. я не верю в твою физику, с помощью которой ты хотел объяснить жизнь. но с другой стороны я верю в нее, потому что ты в нее верил... я не верю ни во что, пап, и я верю во все... я хочу знать и понимать. но это знание меня ведет во тьму, а не к свету. что ж. видимо, я вышел из света, но обречен пасть навеки во тьму. я рожден для нее.. наверное, это и есть моя вера. возможно, мой брат верил во что-то другое. я не знаю... я ничего не знаю…


паулюс надолго замолчал...... больше он не говорит вслух. Время остановилось....

- ничего... у меня остался только последний шаг, отец. один последний шаг. И конец. посмотрим, что произойдет тогда.

00:14 

Глава 27

Big Brothers
karma police members
WE ALL LIVE FOR SKINNY THE PIMP

Паулюс сидит в очередном баре и пьет пиво. Что это за место? Паулюсу все равно. Он с трудом помнит, как сюда попал. Все чертова жара. Паулюс просто сидит и пьет пиво. Какой-то худощавый старик наклоняется к паулюсу и предлагает ему разделить с ним косой. Паулюс жестом отказывается…

- ты выглядишь, словно бы ты убил человека,
- старик затянулся и закашлялся.
- что?
- убийство. Словно бы ты совершил убийство.
Паулюс остолбенел. Его лоб покрылся холодным потом. Он хлопнул себя по голове.
- трупы! Ебать! Я совсем забыл про трупы!
Он словно очнулся. Как это он мог забыть про трупы? Вот что значит остаться без брата. Все дерьмо приходится разгребать самому.
Старика сказанное паулюсом совсем не удивило.
- сколько они уже стоят?
- кто?
- трупы.
- дня два.. нет. Три.
- при такой погоде, наверное, уже завоняли. – старик покачал головой. – но ты не переживай. – он затянулся и передал паулюсу косяк, - лучше затянись-ка.. отличная дурь.
Паулюс затянулся.
- кислота. Лучший способ избавиться от трупов – растворить их в кислоте. – сказал старик, - я так делал много раз. Я тебе помогу. Где трупы?
Паулюс нервно рассмеялся.
- а ты не боишься, что их станет на один больше?
- я ничего не боюсь, сынок. Я слишком стар. У меня такой бизнес. Я могу продать тебе 200 литров кислоты и полную анонимность всего за 10 000 долларов.
- почему так дорого?
- кислота на дороге не валяется, сынок. Анонимость тоже.
Паулюс задумался. потом воскликнул:
- блядь, я не хочу, чтобы моего брата сожрали черви!
- ты убил своего брата?
- это длинная история, старик.
Cтарик затянулся и снова закашлялся. Паулюс посмотрел на него с любопытством.
- да кто ты?
- ребята! – старик повернулся к компании, играющей в покер в углу, - скажите, зачем вы живете?
Компания начала дружно топать ногами на манер we will rock you.
- WE ALL LIVE FOR SKINNY THE PIMP, SKINNY THE PIMP. WE ALL LIVE FOR SKINNY THE PIMP, SKINNY THE PIMP!
- хватит, пацаны, хватит! – крикнул старик. Компания притихла. Старик повернулся к паулюсу:
- меня все тут называют skinny the pimp. Это мои родственники.. – он показал на компанию. – толстого зовут макхольм. Того, что в полосатой майке, зовут небраска. Самый маленький - джонни.
- меня зовут паулюс.
- понятно.
Старик пожал ему руку.
- я могу достать все, что хочешь, Паулюс. Девочки, наркотики, оружие – все, что угодно.
- хорошо, я согласен.
- Запиши мой рабочий телефон.
Паулюс записал.
- эй, белый парень! Иди к нам! Сыграем в покер! – донеслось с покерного стола.
- чуть позже, - сказал паулюс. – сначала мне нужно уладить кое-какие дела...


Гостиницу sunrise hotel, где в ванной лежала Она, Паулюс проверил первой. Никаких следов полиции или иного палева паулюс не обнаружил. Все было точно на своих местах. И труп – и черные очки, и окурки в пепельнице. Ничего не изменилось – только в комнате стоял сильный трупный запах. Паулюс распахнул окно…

затем он вышел, сел в такси и поехал к брату… слава богу, и здесь все на своих местах. на удивление, труп брата не вонял совершенно. «я слышал о таком… святые не воняют…» - с трепетом и страхом подумал паулюс. Он отдернул красные шторы… Затем он взвалил тело брата себе на плечи и отнес в ванную. Тело было легким, как перо. Спустя некоторое время Паулюс набрал номер скинни.
- 100 литров к гостинице sunrise hotel, 100 к – sunset hotel. – сказал он. – я сейчас в sunrise.
- какой номер?
Паулюс назвал.
- в течение часа все будет сделано. Используй перчатки и маску, сынок.
- хорошо…

Паулюс принялся мыть пол… кровь смывалась плохо. Паулюс вышел в магазин за марганцовкой… вот он снова за работой…

Не прошло и часа, как Небраска и кряхтящий маленький Джонни внесли в номер две канистры.. та, которую нес небраска была наполовину пуста.
- получается 75 литров, не 100, если вы принесли мне половину... – сказал паулюс.
- тебе хватит, - густым басом промолвил Макхольм.
- вот перчатки и маска… разберись с этим трупом. О другом мы позаботимся сами. Дай ключ. – сказал небраска.

Паулюс дал ключ. Негры ушли. Паулюс снова остался один. Он зашел в ванную...

- ты пришел из ниоткуда - и ты ушел в никуда, брат. Надеюсь, твоя душа обрела покой. Могу сказать только, что твое тело не сожрут черви… прощай, брат. – сказал паулюс. Затем он вылил на брата две канистры. Жидкость разъедала плоть с шипением. Паулюс закрыл дверь, закурил и стал ждать.

Минут через 30 у паулюса завибрировал мобильный. «все готово» - прочитал он. «так быстро?» он зашел в ванную. От брата не осталось совершенно ничего. Не прошло и получаса... только красная жидкость... паулюс опустил руку в перчатке в то, что еще недавно было его братом, и спустил воду…


- мы съезжаем, - сказал он на ресепшене. – сколько я вам должен?
- за один день.
- отлично…

Паулюс отсчитал деньги и вызвал такси. На душе у него стало спокойней.

**

Негры ждали его в номере. Они курили траву и снова играли в покер. Паулюс зашел внутрь. Небраска оторвался от игры.
- все сделано, белый парень! Можешь сам в этом убедиться! Если не возражаешь, черные очки дамы я оставлю себе! они мне приглянулись!
- не возражаю…
Паулюс осмотрел ванную. Никаких следов. Оны больше не существовало даже как трупа. Отлично. Паулюс снова почувствовал облегчение. Словно бы сбросил кожу – как змея.
- пора убираться отсюда – сказал он.
- ALL IN, - закричал джонни и придвинул к общей куче долларов 20.
Макхольм и небраска повернулись к столу.
- хуй с тобой, Джонни, call.
- fold.
Парни вскрылись. У джонни был фулхаус.
- ах ты маленький засранец!
- ххахахаха!
- все, парни, пошли отсюда…

Паулюс возвратил ключ на ресепшене. платить не пришлось. Паулюс и три негра сели в розовый кадиллак и поехали обратно… небраска был в новых черных очках. из колонок громко орал боб марли.
- сделайте потише, парни. – сказал паулюс, - Мы палевно едем…
Эта реплика вызвала у негров бурю радости.
- I SHOT THE SHERIFF! BUT I DIDN’T KILL NO DEPUTY! – заорали они хором и расхохотались. Паулюс постарался расслабиться.

**

скинни сидел за кассой.
- все в порядке, парни? – спросил он.
- да, скинни..
- отлично.
Паулюс выложил на стол 10 000 долларов. Скинни пересчитал.
- макхольм! – позвал он.
К скинни подошел толстый негр.
- вот твоя доля.. – он дал ему 50 долларов.
- Небраска!.. Вот твоя…
Старик закрыл кассу.
- а как же я, скинни? – спросил Джонни.
- ты проштрафился вчера. Я тебе сколько раз говорил, не трогай Лолу. А ты?
- но я люблю ее…
- чтобы я об этом больше не слышал! – сказал скинни, - ты понял? Никакой любви с подчиненными. Скажи, что ты меня понял!
- я понял, скинни…
- вот и хорошо… мальчики! Налейте гостю выпить!
Перед паулюсом появился стакан текилы.
- я бы покурил еще…
- 20 баксов.
- хорошо.
Паулюс положил на стол 20. старик вытащил из своего портсигара огромный косяк.
- угостишь? – спросил он.
Паулюс ухмыльнулся и прижег.
- если нужна будет девочка, скажи.
Паулюс кивнул и выпил стакан текилы.
- эй, белый парень. – крикнул джонни из-за покерного стола, - Иди к нам! Сыграем в покер...

Но Паулюс отказался и на этот раз. Вскоре он попрощался со всеми и поехал к себе…


…В тот вечер разразилась гроза. Паулюс сидел на соломенном кресле на веранде, когда это произошло. Небесная вода падала на дома, на дороги, траву, на пальмы, на людей.. Молнии ударяли так близко, что, казалось, заденут и паулюса. Гром был оглушительным. «Ну же, молния, ну же, Перунас, ударь в меня» - шептал Паулюс. Но молнии продолжали бить по другим местам. «Если не ударишь, - сказал Паулюс, - значит, тебе интересна моя игра, значит, ты хочешь еще посмотреть на меня, значит, я делаю все правильно… ну же, ударь меня, я готов… я готов…»

Дождь продолжал идти. Через некоторое время показалось солнце.

03:00 

Big Brothers
karma police members
заметка на полях: за время выкладывание предыдущих глав на сообщество не подписалось ни одного человека, отписалось трое или четверо пятеро. идем к успеху. хехехе. впрочем, я выкладываю, потому что я выкладываю. осталось не так уж и много.

с любовью, влад

00:30 

Глава 26

Big Brothers
karma police members
ЗЕРКАЛО

Прошло несколько дней, и Паулюс сидит в гостиничном номере и смотрит на себя в зеркало. Перед ним у зеркала - пустые бутылки из-под виски, остатки сигар, разбросанный пепел. Взгляд Паулюса тяжелый и мутный. Иногда он испуганно озирается по сторонам. На нем – белый фрак. Белый фрак и больше ничего.

Белый фрак, но вновь, как и тогда, когда его прорвало у гроба отца, он чувствует страх и потерянность. Вот садится муха на его руку, обхватившую ствол.. он этого не замечает. Он глядит себе в глаза, и смотрит в них так глубоко, как никогда еще не смотрел, и ему страшно... Каждая клетка его тела словно кричит ему из зеркала: я – плоть, я плоть, я тленна, я – не ты… но ты умрешь.. умрешь... а пустота из глаз его вмещает в себя все... и эти крики... чтобы хоть как-то вырваться из наваждения, он бьет себя по щеке, но глаза его не упускают самих себя в отражении ни на секунду, и он продолжает видеть свой труп, смотрящий на него из зеркала...

- С чего же все началось? – вдруг шепчут его губы, и в глазах мелькает какой-то огонек. – уж не с того ли случая, когда я ударил ножом плоть того мертвого ублюдка по кличке кит? Это было так давно… нет, это было как будто вчера.. Да, вот я выхватываю нож из руки саулюса и всаживаю его в уже мертвую плоть с отрезанной головой... раз, другой, третий, четвертый… а зеленые листья шуршат на ветру... а муравьи ползают... как же я тогда смог остановиться? А! Саулюс! Саулюс оттащил меня от трупа… мой брат… брат… которого я убил.

Паулюс вздрагивает... Нет, нет, это произошло гораздо раньше, может, еще тогда, когда он жил в каунасе, когда был жив еще его отец. Когда он работал в соласе охранником… и паулюс тотчас же зацепился памятью за один эпизод того самого дня… А паулюсу тогда снились сны, страшные сны, в которых дети с лукавыми глазами взрослых стучались к нему в дверь… к нему, спящему на рабочем месте… и он не отпирал им дверь. А они лезли через крышу, через окна… и вот этот мальчик, которого Паулюс наблюдал в камеру и видел, как тот украл мороженое.. и паулюс заводит его в мониторную, на свое основное рабочее место. И спрашивает:
- Как тебя зовут?
- Андрюс.
- почему ты украл мороженое?
И мальчик молчит, и смотрит на него своими ясными глазами…
- почему ты украл мороженое?
И мальчик снова ничего не отвечает, и тогда Паулюс спрашивает:
- Скажи телефон своей мамы..
И мальчик называет его, и Паулюс набирает номер и говорит:
- Здравствуйте, меня зовут паулюс. я работаю охранником в торговом центре «Солас». Ваш сын Андрюс украл мороженое. Отпускать его или подождать вас?
- О, господи, как же это он так. – отозвалось в трубке, - Спасибо вам, пусть идет домой, отпустите его, пожалуйста.. уж я накажу его как следует. он у меня попляшет, придурок!
Паулюс положил трубку...
- Иди, - говорит Паулюс мальчику.
Мальчик стоит, дрожа и не шевелясь.
- Иди, - говорит Паулюс.
Мальчик уходит. Паулюс остается один.

И Паулюс остается один, а мальчик идет домой к маме, и Паулюс ни черта не знает, что ему делать с этим мальчиком, этим миром, этой непогодой, этой мрачностью, с этой нескончаемой каунасской ночью, с этой невыносимой секундой, которая и не думает кончаться.. тик-так. Тик-так. А паулюс все здесь, в соласе, в царстве тьмы.. Ямайка не снилась ему тогда даже в самых прекрасных снах!

и вот он слышит скрипку.. откуда она взялась? паулюс этого не знал, но она снова звучала в его голове. затягивая, затягивая.

и теперь, находясь в дешевой гостинице на ямайке, облаченный в белый фрак, Паулюс сидит за столом и смотрит себе в глаза, и рука его – на стволе. за окном светит солнце, дует ветерок, он слышит голоса двух идущих мимо гостиницы ниггеров... и снова эта скрипка...

что изменилось? что произошло? где что-то пошло не так?

Или же все началось еще раньше, когда ему было четыре года, и он с отцом был на рыбалке на молу… а под молом – камни… и его отец сидит на краю и рыбачит... И видна только его спина и надетый на его голову капюшон. И в округе – никого… и слышен только крик чаек да плеск тихих волн… и маленький паулюс отворачивается на секунду, увлеченный причудливой игрой света, а когда возвращает взгляд – на месте отца нет никого. Никого. Паулюс мелкими шажками развернулся на 360 градусов. Никого. Его отец исчез. Его забрало морское чудовище. Он просто испарился, он тихо утонул.. о, этот ужас и детская истерика... Это воспоминание четко запечатлелось в его мозгу, оно навсегда останется в его памяти.. позже ему рассказали, что у отца запуталась леска. И его не было максимум 2 минуты.. он был там, чуть ниже края, на камнях.. но тогда паулюс этого не знал, он просто видел, как вдруг навсегда исчез его отец.

- навсегда. прости, брат...

Да, да, а с тех пор минуло мгновенье и – вжжжжик… - и Паулюс, он же Каин, он же братоубийца, сидит напротив зеркала и созерцает свой собственный труп.

- Или может, определяющим мгновением был вплетенный в волосы цветок?... или ее последние два звонких крика на травяном поле?

...Вдруг он видит кого-то в сером халате и капюшоне позади себя. Он резко оборачивается, но нет, там никого нет. Он поворачивает голову обратно к зеркалу. Нет, ему показалось. Он снова начинает упорно смотреть себе в глаза, словно желая вернуть того человека в сером капюшоне… но ничего не получается, и кровь начинает стучать ему в уши, и он словно слышит смех… назойливый, надоедливый отвратительный смех. Сознание паулюса начинает падать в бездонный колодец, и оттуда смех слышно еще более отчетливо…

Паулюс не замечает, как поднимает револьвер и стреляет в зеркало, разбивая его вдребезги.

Тут же где-то снизу воет собака. Паулюс нервно улыбается, прикуривает сигарету и ждет, отбивая пальцами дробь по револьверу.

11:59 

Глава 25

Big Brothers
karma police members
Ш CМЕРТЬ САУЛЮСА
* *
II

.

Тьма сгущалась все более... Тьма, глубокая, как самый глубокий бездонный колодец. А на дне – сияние... яркое сияние... – думал паулюс, идя по булыжниками мощеной прямой дороге. В руке у него – наполовину пустая бутылка вина. «А на левом плече моем - дьявол» - подумал Паулюс. «Где он? – думал Паулюс, - где мой возлюбленный брат, который должен умереть... Этот миг настал, - один лев должен съесть другого. На этом легенда должна окончиться. Эта книга близится к концу. Где он? Наверняка, в том самом номере 277 гостиницы сидит и ждет меня, - Паулюс присосался к бутылке, - Я знаю, сидит дома и ждет меня. Я знаю»...
Дом, еще один дом, забор, поворот, гостиница. Мотыльки, бьющиеся о горящий фонарь. Паулюс обошел гостиницу Sunset сзади. Их окно горит. Отлично. Надеюсь, никого внутри. А если кто-то там есть... ничего страшного. Я убью их всех.

Обойти гостиницу. Зайти внутрь. Стеклянная дверь. Тишина. Только далекое гудение чего-то. Или это в моей голове? Администратор, смотрящий бокс по телевизору. Порхающая бабочка – в стекло. Лестничный пролет. Нужная дверь. Паулюс нащупывает револьвер... «я должен быть выжившим львом... я буду выжившим львом. Один минус один равно один.» Паулюс отворяет дверь...

Сначала ему показалось, что Саулюс спит. Но присмотревшись повнимательней, он увидел, что у брата открыты глаза. Каменное, смертельно бледное лицо. Ник кейв, тихо играющий из cd player‘а. Паулюс сделал шаг по направлению к кровати. Саулюс остановил его жестом и словами «Привет, брат... я знаю, за чем ты пришел...» Что-то в голосе саулюса было невероятно знакомым... как будто это уже когда-то происходило.... в груди прошла радостная волна. Саулюс выключил player, присел на кровати и продолжил: «ты ведь пришел, чтобы убить меня, брат?»
- вообще-то..... да. – ответил паулюс.
- я знал это. Я ждал. мой миг настал. Я рад, что ты пришел, брат. Я рад, что это будешь ты.
Паулюс перенес вес с одной ноги на другую..
Саулюс встал, подошел к окну, с секунду посмотрел на необычайно звездное небо, в котором - вечность, обещание и вечный холод и безмолвие... "и это все тоже бессмысленно.... но ничего... скоро мы все узнаем" саулюс задвинул красные шторы. Он закурил и сел на табуретку. Паулюс молчал.
- ну что ж. Сделай это...
Паулюс пристально смотрит на брата.
- мне вспоминается наше детство, - сказал Саулюс, - если и помирать, то только от твоей руки. мы связаны навсегда. сделай это.
Паулюс достает револьвер.
- о! Нет, брат! не револьвер! Погоди! – саулюс открывает рюкзак и достает оттуда нож. – вот это.
- нож? Почему нож? – говорит паулюс.
- нож в твоих руках прекрасен, - отвечает саулюс, - прости мне эту слабость.
- Как пожелаешь.
Паулюс берет в руки нож.
- брат, я должен сделать этот шаг. дальше, больше, понимаешь? - говорит паулюс.
- я знаю. не переживай. делай свой шаг.
- последняя просьба? – спрашивает паулюс.
- У меня нет просьб, брат, - Саулюс улыбнулся, - Я люблю тебя, брат.
Паулюс медлит мгновенье, но вот он замахивается ножом, лезвие блестит, как тот голодный безумный бездонный колодец. Лезвие блестит и кровь течет..... и окурок в пепельнице еще тлеет.... тело падает на пол.... паулюс садится на колени и обнимает мертвого брата, пачкаясь в им же пролитой крови.
И начинает плакать навзрыд.

Бог – это любовь, Бог – это смерть, это Паулюс с ножом в руках, это мокрая собака, скалящая зубы, это темная кровь причащения, струящаяся из отворенных вен.

21:11 

Глава 24

Big Brothers
karma police members
THE KILLER AWOKE BEFORE DAWN

Братья раманаускэй, как в старые добрые времена, пили пиво и виски, курили сигары, слушали все того же старого доброго брамса, ввалившись в гостиничные кресла... как-то по-особенному сегодня звучал мертвый пердун. вдруг паулюс прервал молчание.
- знаешь, что я предпочитаю висению на кресте?
- висению на кресте? что же?
- вот послушай. христиан не только распинали на крестах, но и бросали на съедение львам. И это, на мой взгляд, куда более поэтичная традиция... только представь! Толпу христиан выводят на цирковую арену... они стоят там, на горячем песке... напряжение растет... люди жаждут крови... император скучает... на арену выпускают львов... но те, хоть и голодны, не спешат нападать... множество бликов и взглядов, устремленных на них с трибун, как бы ослепляет их... христиане стоят на арене... львы лениво потягиваются... и тут... определяющее мгновение.... не то движение... не то звук... кто-то из христиан дает слабинку... червоточинка растет и заражает страхом все вокруг... львы нападают, ломаются кости, рвется мясо, слышно несколько криков ужаса среди женщин с трибун, но их заглушают рукоплескания толпы... мелькают вырванные сердца и легкие, слышен хруст костей в зубах хищников... император теперь смотрит с вниманием...
паулюс выдержал паузу. Саулюс сверлил его глазами.
- прости мне мое красноречие, - сказал паулюс, - но мне эта прекрасная традиция рвет возг... висение на кресте и это... есть любовь и есть смерть.. вот и все, что есть. Остальное только делает вид, что существует. На самом же деле его нет...
- так с убийствами покончено? – спросил саулюс.
Паулюс пожал плечами:
– думаю, да... понимаешь, здесь какое-то безвременье. А я привык считать часы смертями...
- тебе нужна любовь, брат! Как сказал берроуз, «самое естественное обезболивающее».
- да. Я знаю. иногда мне хочется снести кому-нибудь башку. Вокруг одни долбоебы..
- это точно.
Пауза.
- нам нужно идти дальше, брат. Дальше, больше... – сказал саулюс и сбросил пепел с сигары в пепельницу.

**

из-за пазухи Паулюс бережно вынул обернутый в газету сверток.
- у меня для тебя кое-что есть, брат. – сказал он.
- неужели?
Паулюс сорвал бумагу.
- это архангел мочит беса, а бес – архангела. Мой подарок тебе.
Саулюс выпучил глаза и словно впал в некий транс.
- помнишь, в детстве? Мама дала тебе денег, чтобы ты купил какую-нибудь икону. Ты хотел именно эту, не правда ли? А продавщица не захотела тебе ее продавать. Дала тебе молящегося иисусика. Помнишь? «Мальчик, зачем тебе эта? Возьми лучше вот эту!» - Паулюс расхохотался - Уже тогда в тебе начала зарождаться ненависть к человечеству!
- спасибо, брат. Я теперь несколько иначе смотрю на вещи, чем тогда, но все равно, спасибо. Эта икона – недостающее звено. Время настало...
- какое время? – паулюс разлил обоим по виски.
- знаешь, брат, - сказал Саулюс, - я очень изменился после сандры... ее убийства... иногда я думаю, что у меня начала подтекать крыша... я стал видеть видения... я вижу ангелов... бесов... Я прозрел... я знаю, я на правильном пути...
Братья выпили и Паулюс очень аккуратно поставил рюмку на круглый столик..
- ... в доказательство того, что это действительно так, я хотел бы отвести тебя кое-куда... думаю, время настало... все сходится...
- что сходится, брат?
- самолет... черный дым... валяющаяся в грязи пуговица... недоставало только одного звена... иконы... теперь она появилась.
- не без моей помощи.
- все связано, брат! Бог есть! Все связано, и я люблю тебя! Помни об этом! Но теперь нам пора... нельзя терять времени... готов ли ты к счастью? Готов ли ты принять радость, покой и смирение?
- брат, ты о чем вообще?
- брат, просто пришла пора и мне сделать тебе подарок...
Пауза.
- девушка, брат!
Пауза.
- какая девушка?
- ты знаешь...
- девушка, вплетающая в волосы белые цветы покоя?!
- именно она!
- то есть это не фигуральное выражение? То есть... Что за безумие?
- ничего не происходит просто так, брат. Все связано. Я думаю, наши судьбы написаны на небесах, так как от себя не уйдешь и душу не спрячешь. Вставай, брат. Ты же не хочешь пропустить лучший вечер в своей жизни?
- не издевайся над моей детской мечтой... – паулюс нахмурился.
- я? Брат! Никогда! Просто все сходится.. я видел знаки... Бог есть... пойми..


Примерно через час скитаний по городу паулюс начал сомневаться в том, что брат действительно знает дорогу. Круги, что они делали, были совершенно бессмысленными. К тому же саулюс очень напоминал безумца - бормотал себе что-то под нос и словно совсем не слышал того, что говорит брат. Паулюсу это начало надоедать. Он уже готов был повернуть обратно, как саулюс радостно заорал:
- наконец-то! Вот он! Видишь камень? Я же говорил! Вон за теми кустами – наш бар... – ты готов?
Паулюс не ответил... братья пробрались сквозь заросли и их взору открылось здание, освещенное неоном. Надпись гласила следующее: «A******* 666***». Паулюс несмотря на весь свой скептицизм вдруг почувствовал, как у него подпрыгнуло сердце в груди.
- я видел это место раньше! – сказал саулюс.
- да... кажется, и я тоже...
Двери распахнулись, братья зашли внутрь... им в глаза ударил яркий свет.. а возле стойки и впрямь стояла девушка с белым цветком в волосах...
- вот, она, брат... – сказал саулюс.
- я вижу...
Паулюс стоял как зачарованный. Сон ли это? Наваждение? Совпадение? Подстава? Или может, это привидение?.. Неужели это действительно она, девушка, вплетающая в волосы белые цветы покоя?.. Паулюс не мог оторвать от нее взгляда. Это мысль она приходит быстро она мелькает словно молния в дюнах словно привидение девочки

Она словно почувствовала это... обернулась... медленно подошла к паулюсу... сняла цветок со своих волос... и вплела его в волосы Паулюса...
- Это что, шутка? – выдохнул он.
Саулюс рассмеялся и зааплодировал. Не успело сердце паулюса пробиться и 4 раз, как он слился с ней в долгом поцелуе.. что-то явно происходило. Словно бы кто-то нашел свое бессмертие... Или это шишка упала с сосны на одну дюну? Или это the killer awoke before dawn?

- почему ты вплела мне в волосы цветок?
- я не знаю... что-то на меня нашло, – она рассмеялась, потом добавила, - просто он красивый, как ты.
- почему белый?
- у меня только такие и есть...
- я люблю тебя.
Она рассмеялась. Саулюс заказал выпить.
- как тебя зовут?
- Она.
- просто Она?
- просто она.
паулюс рассмеялся.
- меня зовут Паулюс. Я проделал огромный путь, чтобы встретиться с тобой. Я хочу взять тебя в жены, Она. Ты выйдешь за меня?
- какой ты скорострел!... он всегда такой?
Саулюс рассмеялся.
- у меня есть деньги, крошка, - сказал паулюс. – мы можем их потратить вместе..
Девушка оскорбилась, однако не сильно.
- я не продаюсь за деньги...
- прости...
Пауза.
- что ты делаешь в этом баре, Она? – спросил саулюс.
- мою посуду и помогаю по хозяйству. – она рассмеялась и тронула паулюса за нос, - пошли куда-нибудь, где тихо. Побудем там вдвоем... у меня сегодня выходной.
Паулюс не мог поверить в свою удачу..
- все связано, брат.. Бог есть! – подмигнул Саулюс.
- я согласен, крошка. Если что, брат, я крикну ОКЛАХОМА.
Смеющиеся Паулюс и Она вышли из бара...

**

... оставшись один, саулюс почти тотчас же почувствовал острую тоску. Стены сомкнулись. Вот он сидит за стойкой, пьет двойной ром, и ему страшно. Он дрожит. Он боится пошевелиться.. Неправильное движение может привести к смерти. Не тот вопрос, не тот ответ, не та мысль, не тот поворот. Саулюс обернулся. Старый ниггер смотрел на него исподлобья... Не тот поворот, лишний кивок, и зверь, наблюдающий за тобой, срывается с цепи и сносит тебя на своем пути...
- повторить? – спросил бармен.
Саулюс ни слова не говоря встал и двинулся по направлению к выходу.
- эй! – грубо окрикнул его бармен – мне плевать, что вы друзья Оны. Мне не нравится, когда такие, как вы, приезжаете и думаете, что вам все можно. Ты мне должен 7,50.
- что? Ах, да. Вот.... – паулюс протянул десятку.
- сдача, - сказал бармен.
- оставь ее себе, - сказал саулюс.
- Я СКАЗАЛ ВОЗЬМИ СДАЧУ.
Саулюс чувствовал, что на него смотрело по меньшей мере 6 пар черных глаз.
- какое же все-таки, блядь, невыносимое место, эта ваша ямайка – сказал он.

он взял сдачу и вышел из бара в ямайскую ночь.

…>

- ты знаешь, я еврейка... тебя это не смущает? – она сказала это, скидывая халат...
- нет, меня это не смущает...

* *

С этого вечера жизнь братьев и впрямь перевернулась. Братья стали меньше времени проводить вместе. Паулюс все свое время проводил с Оной, постоянно занимаясь с ней сексом и почти перестав пить. А саулюс вновь вернулся к своему давнишнему увлечению: взяв вина или гашишу, он читал библию на берегу... и это был другой берег, другого моря, другая сторона его жизни – и саулюс читал библию как заново...

...Воспоминания овладели им. Вот он откладывает библию в сторону, посыпает ее песком и вспоминает то время, когда ему было 15 лет. Он видит все ясно и отчетливо. Сейчас он лежит на ямайском песке, как лежал тогда на литовском, когда пришел на море, чтоб сразиться с бесами, один на один. Хотя нет, скорее их были тысячи, а Саулюс был один. Или не один? Он помнит, как ему казалось, что кто-то незримый стоит рядом и наблюдает за происходящим – происходящим не снаружи, но внутри него. Может, это был он сам? Он, который уже прошел некоторый путь, который ему тогда только предстояло пройти. Солнце жарило его юное загорелое тело, тогда еще без татуировок, отцовский велосипед со спущенной шиной лежал рядом. Его Саулюсу придется тащить всю дорогу пешком домой, а потом чинить – долгое и нудное занятие. Но сейчас – полдень, и солнце стоит высоко. А Саулюс лежит на песке.
Вот он переворачивается на спину.
- Я должен построить в душе своей сад, - произносит он вслух, повторяя сказанные тогда слова. – и никакие демоны мне не помеха. Ну, кто из вас хочет сразиться со мной? Кто?
Желающих была масса – мальчика, бросившего вызов духам, втоптать в грязь хотели все. Саулюс чувствовал их дыхание рядом, их настойчивый шепот, их готовность воспользоваться любой слабостью, везде найти лазейку, проникнуть в любое отверстие... Но откуда-то из глубины его души сочилась сила и лился свет. Саулюс пообещал себе тогда всегда следовать правде, ничего не бояться. И этому обещанию суждено было сбыться. Даже когда Время свинцовой поступью заходило в построенный им сад, он всегда стоял на страже. и никто из бесов не мог уничтожить все цветы. Саулюс рад, что он справился. Многих из них он одолел. Но что-то все равно было не так. Вот прошли годы, он так же лежит на песке и кажется, что главный бой еще впереди.
- похоже, мальчиком заинтересовался сам князь тьмы... – произнес саулюс задумчиво и отпил добрый глоток теплого вина из бутылки. Затем он вытащил библию из песка и тщательно отряхнул ее от него.

Он случайно открыл ее на 314 странице.


Глава 20 1-я ЦАРСТВ
22 Если же так скажу отроку;
«вот, стрелы впереди тебя», то
ты уходи; ибо отпускает тебя
Господь.

Саулюс закрыл Библию.



**


Паулюс никак не мог изменить это самое «Она». То есть они были разными – внешность, характеры, которые он не пропускал сквозь себя, а пропускал мимо, мимика, пристрастия. Это просто была «Она» - теплая вагина, мягкая грудь. Что-то что укрывало от холода. Что-то, что давало немного шанса пережить ночь. Она приходила, уходила. «а смысл?» - думал Паулюс в те секунды, когда ему было хорошо, когда он кончал в нее своим семенем. Потом эта мысль сменялась другой: «а, это же Она. Мне так не холодно, неужели этого недостаточно?» Он шел, стриг ногти. Понуро, уставившись в эти столетние доски. Ногти на ногах давались хуже всего, поэтому с ними он ждал дольше обычного. Потом возвращался, забирался в теплую норку и улыбался – хоть на эти 30 минут у него под одеялом было тепло. Потом Она уходила. Мучительно, медленно, терзая его утренним первым солнцем. Это было самое ужасное. «Ну почему Она не уходит до, почему Она уходит после?!» каждый раз молча спрашивал он у нее. Но Она уходила слишком поздно, когда волна страха подходила к сердцу, сжимая дыхание этой железной перчаткой, когда руки начинали дрожать рябью и сквозь пелену снов прорывалось сознание того, что это все – реальность. Где-то на полпути между пятнами на простынях и пальцами, изогнутыми ветвями, Паулюс вскрикивал от недостатка воздуха, но заставлял себя замолчать, борясь. Иногда Она говорила «ты теперь мой на всю жизнь!» Паулюс искренне радовался, но потом это сумрачное утро приходило вновь. Мятые ими простыни, вонь его внутренностей. Она уходила.

В мире был изъян. И Паулюс чувствовал это. В каждом кирпичике, которые он изучал сотнями, был изъян, что уж говорить о большем? Она была лишь оболочкой. Паулюс думал о ней, когда нюхал цветы, или когда смеялся, когда ему ве-зло. Но, в остальном, он чувствовал этот изъян. Он знал, что однажды, когда все двери откроются, он сможет видеть все вокруг бесконечным. И Ее тоже. Но также он знал, что он слишком заперт внутри себя. Что это именно он не может изменить мир вокруг.

Ну и? Все так тихо и медленно. Как сказать? Ну, «спокойно». "Ничего не болит, ничего не беспокоит", как говорит Брат. Кажется, что достигнуты промежуточные итоги. Она уходит с воскресной газетой… Паулюс, он же… такой парень… когда приходит осень, он молотит своими кулаками по воздуху. Поговори с дьяволом, Она. Нет. Сначала о нем. Появится. Ждешь кого-то. Смотришь, Она идет. Забыть? Поговорить о ней. Да нет, все в порядке. Точно говорю. Ну а когда без нее. Притворяться? Все в порядке? Потом… Поговори о дьяволе. Появится? Ждешь кого-то. Нормально. Что уж там мне думать о том, что Она ушла. Все тихо. Ушла. Без меня.

- пожалуй, пожестим, - думал Паулюс, - нет, не пожестим, - думал Паулюс, - какая разница?
Она познакомилась с ним так мистически. Он же видел ее уже где-то? Стакан в руке. Мне что, еще один раз? Она не ответила. Над ее левым плечом висел дьявол.

- ну, ты прости меня. Пожалуйста, - он думал, что это будет невыносимо говорить. Этот лев ест из твоих рук.

"Из моих рук", - думал Паулюс.

И лев лежал, он ел из рук. И было не так холодно. Он ел из ее рук… Потом они играли джаз и блюз. В основном про убийства мальчиками девочек и он подмигивал ей. С искренней улыбкой. Почти танцевал. Он думал о том, как сшибает ее на землю. А Она молит его не убивать. А Паулюс только бьет ее в ответ сильнее. «Это была кровь из моего носа» - пел он. Ну а потом… Она же много не говорила. Она просто уходила. А он шел в некоторое место, иногда его приходилось поддерживать. И показывать ему. Ну, если бы… Как бы не впервой. Он чувствовал себя крайне круто, вдыхал, слушал. Но потом природа брала свое. Ботинки. И Она. Немного сверкают. Она излечивала его сердце. Костюмированный бал. Наконец темнота. Она?
- да ладно, - Паулюс улыбался, ему было спокойно, он понимал, что все это… Ладно… Покурил, уже не больно. Больше не больно, не больно. Тебе показать билеты в боль?


* *

Однажды она отвела Паулюса в травяное поле. У них случился конфуз при переводе на английский. Она имела ввиду обычную, не прущую траву. Паулюс сделал вид, что огорчился. Но когда они пришли на место, у Паулюса возникло радостное чувство, что он на Куршской косе. Никакого отличия. Так же щебечут птицы, так же палит солнце и они вдвоем среди засохшей травы.
.- Наверное, тут много насекомых, - сказала она.
Паулюс улыбнулся.
- давай покурим. – предложил он.
- давай! – радостно сказала она. – секс с тобой под гашишем это нечто. Улет башки.
Он рассмеялся и поцеловал ее.
Затем достал плюшку, раскурил сигарету, аккуратно положил плюшку на сигарету и засунул ее в прожженную в бутылке дырку.
- мне страшно, - сказала она. – я нечасто курю гашиш, ты же знаешь... а вдруг мы сгорим?
- я люблю тебя, - сказал он. – затянись.
- мне страшно. Ой. – она затянулась, потом протянула бутылочку Паулюсу. – держи.
- нет, давай еще, до конца.
- хорошо.
Она затянулась еще раз. Затем подождала и выдохнула. «молодец» - подумал паулюс. Затем он поцеловал ее.

Она вздрагивала всем телом от его прикосновений. То, как сладко она постанывала, сводило паулюса с ума. «хороший гаш» - подумал он. Ничего не существовало кроме Паулюса и Оны, его и ее. В округе – нет людей.
«ты бы знал, что у меня сейчас творится в голове» – сказала она и снова углубилась в поцелуй.

Он вошел в нее.

Она была так красива, и солнце плавно опускалось в море, и паулюс подумал, что сейчас, вот сейчас, все прошлое, настоящее и будущее происходит одновременно, то есть прямо сейчас. И что это не просто она лежит на полотенце среди высохшей травы. Это все женщины, всех времен и народов лежат сейчас среди этой желтой травы и смотрят на него такими хитрыми прищуренными глазами...
Это ощущение усиливалось одновременно с тем, как усиливались ее крики. На последних двух, особенно звонких, он кончил.
- я люблю тебя, я люблю тебя, я люблю тебя, - говорила она.
Когда она начала плакать, он положил свою голову ей на живот. Она гладила его волосы пальцами.... мало-помалу рыдания прекратились. Вдруг она громко расхохоталась и паулюс присоединился к ее смеху.
Затем он посмотрел на нее. Она посмотрела на него.
- я люблю тебя, - сказал он.
- шесть лет.
- что?
- тебе сейчас шесть лет.
- да, я знаю. я знаю. Я почему-то смущаюсь тебя.
- давай вместе посмотрим на небо?
- давай.
Они легли рядом.
- я не видел здесь ни одного насекомого, Она.
- они просто пошли спать.
- потому что к ним в гости пришли цари земли.
- да, они такие, ой, все, нам пора спать. – она показала это мимикой.
Они снова рассмеялись.

«любовь может отложить на тебе неизгладимый отпечаток и остаться с тобой до конца жизни» - вспомнил паулюс Цитату из Гамсуна. Или же это все подстава? – подумал он.

* *

Как-то у паулюса с Оной завязался разговор о литературе. Она оказалась читающей девушкой и восторженно отзывалась о сартре. Паулюс мгновенно помрачнел, и на лице его появилось то самое жестокое выражение.. Паулюс показал ей портрет Селина на своем сердце. Она скривила рот. Паулюс сказал:
- Ты, к примеру, не болеешь за Жальгирис, ты даже не знаешь, что это такое, и я тебя не виню за это... просто мы с тобой словно на разных уровнях чистоты... вот и все... тебе нравится сартр, я же считаю его жирной еврейской свиньей... понимаешь?
- не говори так о моем народе.
- а ты знаешь, как твой народ поступил с Селином, с этим величайшим гением? Совсем недавно еврейская община во франции добилась исключения его из списка чествуемых писателей на 2011 год из-за его «антисемитских» взглядов... ты знаешь, о чем это говорит?
- мне это ни о чем не говорит.. я даже селина не читала...
- еще бы! Зато ты читала сартра! И ты еврейка! Это говорит о том, что ДАЖЕ МЕРТВЫЙ, СЕЛИН ОПАСЕН.... КАК Я, МОЙ БРАТ И ТАКИЕ КАК МЫ! МЫ СПАСИТЕЛИ, МЫ ПУТЬ И СВЕТ. Твой народ убил любимого тобой христа... и они убили селина... пусть тебе будет стыдно за твой народ!
- паулюс, но я – не святая!
- но ты веришь, что святые – гуру, верно? а никаких гуру на свете не существует, есть только ты и твоя вонь... да... в тебе есть червоточинка, крошка. Ты такая же еврейка, как и все остальные...
- я тебе сразу сказала, что я еврейка. раньше тебя это не волновало...
- я был счастлив...
- паулюс... хороший мой... я тебя прошу... наслаждайся мной, жизнью, Богом и природой... и пусть твое сердце обретет мир...
- хорошо, детка...

...С этого дня Паулюс снова стал пить.


**

Шло время... о саулюсе ничего не было слышно. Как-то утром паулюс просыпается в постели один. Из кухни доносятся запахи жареных овощей.
Паулюс поискал рукой под кроватью бухло, но ничего не нашел.
Через какое-то время она зашла в комнату.
- доброе утро, паулюс. Ты меня любишь?
- Погоди-погоди. Где мой вискарь, крошка?
- а зачем он тебе?
- Э-э, крошка! Он мне сейчас очень нужен!
- больше, чем я?
Паулюс промолчал.
- выбирай. Либо я, либо бухло. Ты слишком много пьешь.
Почему она отдаляется от него? Почему наставляет на свой путь... трусливый, лицемерный, лживый и слабый? Каковы ее идеи? Кто она?
Она вздохнула:
- твои овощи – на плите.. позавтракай.
- Мне нужен хорошо прожаренный стейк и стакан виски!
- паулюс, у тебя похмелье. Тебе сейчас нужны овощи...
Паулюс вновь промолчал.
- ну, мне пора... пойду займусь серфингом... присоединяйся... тебе будет полезно...
- нет, спасибо...
- пока не прекратишь бухать, я к тебе не вернусь...
- ок.
Она пожала плечами и вышла из номера. все рушилось. Паулюс встал с кровати, блеванул в толчке, закурил, поссал и посрал.


* *

Паулюс пробухал несколько дней. Она все не появлялась. Вот он лежит и смотрит в потолок...

Он не спит, однако все происходит как во сне. Сначала его душа словно вышла из тела. Или это сон? Потом паулюса пронзила жгучая острая боль, словно столп света сошел с него. Перед паулюсом на потолке появились огромные изогнутые красные глаза... Паулюс попытался пошевелиться, но не смог. Он попытался закричать, но изо рта его послышалось лишь легкое шипение и показались слюни..
- ты теперь навсегда в моих руках... – послышался голос дьявола. – у меня есть к тебе задание...
- иди нахуй! – хотел прокричать паулюс, но не смог.
Не сказав, что это за миссия, глаза вскоре пропали. Паулюс продолжал смотреть в потолок. Это определенно был дьявол. Паулюс не знал, как ему быть и как вырваться из этого оцепенения... Внезапно тихо отворяется дверь, и в комнату заходит... брат. Он подходит к Паулюсу.
- спишь, брат? – спросил Саулюс, и паулюс не смог ответить, – спи...
Саулюс накрыл его одеялом...

* *

Когда паулюс очнулся, брата не было рядом с ним. Паулюс встал, допил остатки вискаря, затем он вышел на веранду. Там его и встретил брат, держа в руках первый утренний косяк. Паулюс с удовольствием затянулся.
- мне просто было как-то жутко сидеть одному в номере, и я пришел к тебе, брат.
- Понятно. – паулюс еще раз затянулся.
- брат, ты докурил? Пойдем, я тебе кое-что покажу...

Паулюс надел розовые тапочки, что она подарила ему, и зачем-то темные очки. Братья поднялись на верхний этаж. Саулюс открыл дверь. Они зашли в пустой номер.
- садись.

Паулюс сел в кресло. Брат налил ему вискаря.
- все связано, брат... Бог есть...
- по ходу я разбежался с Оной, - сказал Паулюс.
- я знаю.. ваши пути пересеклись лишь на мгновение...
- возможно.
- или ты думал, что это будет вечно и что белый цветок решит все твои проблемы? И проблемы мира? Человечества? И Бога, черт подери! Нет, брат. Они приходят и уходят, как волны, оставляя за собой лишь грязь. И оставляя тебя одного с разрывающимся сердцем. Вопрос в том, встанешь ли ты на ноги после них, не прикончили ли они тебя окончательно.... здесь cаулюс сделал паузу, затем продолжил - сегодня ночью будет твое последнее посвящение... с этих пор ты будешь один, без меня. Наши пути разойдутся. Каждый пойдет своей дорогой. Вчера я разговаривал с Богом, и я многое узнал.
- саулюс, у тебя и впрямь течет крыша... ты же знаешь об этом, да?
Саулюс улыбнулся улыбкой привыкшего себя укрощать человека.
- первое, куда ты пойдешь без меня, - ванная. Там Она. Если хочешь, поговори с ней и попрощайся...
Пауза. Застыв, Паулюс сидел в кресле в черных очках и молчал.
- она не плакала, не скулила и не угрожала... знай это. если ты захочешь поговорить со мной, ты сможешь меня найти в отеле Sunset, номер 277. я буду там.. до встречи, брат... я люблю тебя...
саулюс вышел из комнаты.

* *

Паулюс сидит в кресле и не спешит подниматься. Затем он неторопливо тушит сигарету и допивает вискарь. После этого он встает и идет в ванную...

Голая, она лежит в красной воде. Ее глаза распахнуты. В них застыл ужас. Аккуратно перерезанное горло – почерк брата... В Оне больше не бьется сердце, в ней больше не теплится и не бьет ключом жизнь. Это была уже не Она. Паулюс опустился рядом на колени.

- я все время думал, что в мире есть какой-то изъян... но может с кирпичиками на стене все в порядке? может, изъян - во мне? И это со мной что-то не так?... это возможно…так что… я должен быть безупречным войном, я должен быть безупречен…

Паулюс погладил ее лицо.

- я больше никогда не буду так счастлив, как тогда, когда познакомился с тобой. Так счастлив и беззаботен. Я люблю тебя, моя мертвая любовь... я должен быть безупречным войном, я должен быть безупречен…

За все это время на лице паулюса не отобразилось ни единой эмоции. Он надел на ее глаза свои темные очки. Затем встал с колен.

- ты хочешь,чтобы я шел дальше, брат? да? Как ты там говорил? «дальше, больше.. даже, если будет непросто» хорошо, брат, я пойду дальше...

18:54 

Глава 23

Big Brothers
karma police members
РАЙ И АД

На следующий день стало жарко. Братья проснулись в гостинице Sunrise и недолго думая направились к морю. Ключ они оставили негру на ресепшене. Было как-то странно идти по улице, полной негров. Но идут-то братья к морю.. И вот они снова здесь. Надо отметить, что ямайская природа с ее холмами, пальмами и морем завораживала паулюса. Он чувствовал себя как в детстве, ведь он был очищенным, он был очищенным, очищенным. Он был молод, силен. Здоров, полон сил и молодости. Бытия в себе, и он испытывал невообразимое наслаждение, немыслимый успех, настоящий праздник духа.
- охуенно! – заорал он и принялся носиться кругами по песку.
Брат ухмыльнулся.
- всего лишь пляж. Но нам не хватает мохито!
Пока паулюс выделывал коленца на песке, совершал невообразимые прыжки, саулюс сходил за мохито.
- здесь настоящий рай! – крикнул паулюс приближающемуся брату. Саулюс подошел, дал брату бокал и расположился рядом.
- рай, говоришь... ну что ж. Будем наслаждаться им, пока можем. пришлось совершить немалый путь...
- ага...
Братья снова уставились на волны. Каждый думал о своем и попивал мохито... прошло около получаса. Прибой все шумел и шумел...
- пошли? – сказал саулюс.
- да, конечно, брат.
По мере их углубления в город, паулюс как-то занервничал.
- у нас все при себе, да? Документы, карточки...
- да. А что? Тебя что-то тревожит?
- не знаю. что-то есть злое в людях. Несмотря на то, что все тут курят. Есть какое-то напряжение... мне не нравятся эти люди. Одни негры к тому же. Испытываю некий страх.
- страх – последствие всякой лжи, как говорил Достоевский.
- какой лжи?
- а хуй знает.
Пауза.
- а чего ты ожидал? – спросил саулюс.
- я ожидал рай.
- мы ищем не рай, брат. Мы ищем путь.
- куда? в рай?
- да какая разница? Рай, ад – это твои состояния на пути.
Пауза.
- куда, брат? На пути куда? – спросил паулюс.
- я не знаю, брат... я не знаю... Пошли в бар.
"в Бар!» - подумал Паулюс.
Братья отправились в бар, ближайший, из него доносился боб марли. Паулюс надеялся увидеть там свою мечту, но вместо белых цветков он получил пару текил от накуренного бармена. тем не менее ему понравилось. Саулюс выглядел более сосредоточенным. он пристально посмотрел брату в глаза:
- время еще не настало, брат. оно наступит. и оно наступит очень скоро

17:28 

Глава 22

Big Brothers
karma police members
ЯМАЙКА

- Ты знаешь, брат, хорошо, что мы уехали. Просто охуительно. Хорошо, что мы здесь. Пиздец. – сказал паулюс, одетый в шорты и майку, босиком ступая по обетованной земле, - У нас есть все, что нужно. И мы в раю. Все мосты сожжены. топор войны зарыт. Новая жизнь! Новая жизнь – это всегда круто! Мы тут освоимся, все будет заебись! Жизнь прекрасна! Она не стоит на месте! Жизнь непредсказуема, сейчас, сейчас...! Идем вот сейчас к морю... Что может быть лучше? Охуенно. Охуенно. Может быть, действительно родина там, где задница в тепле? Да и не было у меня никогда своей родины. Нечем мне гордится. Даже язык у нас, у литовцев, какой-то совсем слабый. я же учился в университете. И имею некоторое представление о филологии. Думаю, русские филологи правы. Литовский язык – говно.
- при чем здесь язык, брат? Мы в раю
- говно. Говно.
- ну ладно. вижу, тебя еще прет. Почему литовский язык говно? – спросил саулюс.
- настоящая литература есть только у русских, англиков, америкосов, французов и норвегов. Те страны, куда съебывает вся литовская молодежь. А литовский язык сейчас на том уровне, на котором стоял русский 200-300 лет тому назад. При ломоносове. Тогда тоже ведущие профессора, пиздели, мол, барбаризмы, нельзя, мол, в язык принимать. Русский в этом смысле сегодня богат, разница будет стилистическая. Но это не будет ошибкой. Другой стиль. Русские это понимают. А на литовцев мне насрать. Нечем мне гордится. Тупая завистливая страна.
- а как же жальгирис? – спросил саулюс.
- да, ты прав. Жальгирис – святое... – братья свернули от дороги налево и пошли вдоль деревянных домишек.
- еще куршская коса.. – добавил паулюс.
- нет, - сказал саулюс, - у тебя сейчас есть другая коса. Не напоминай мне об Угне...
Пауза. Братья продолжают идти к морю. Сгущаются тучи. Это странное зрелище - братья раманаускэй в раю, а тут сгущаются тучи. Скоро пойдет дождь. Внезапно Паулюс начинает цитировать стихи:

Но вспомните! И вы, заразу источая,
Вы трупом ляжете гнилым,
Вы, свет очей моих, звезда моя живая...
вы, лучезарный серафим!


- блядь, что это было такое? – вскричал саулюс.
- шарль бодлер, падаль.
- да, но какого хуя ты мне это сейчас прочитал?
- захотелось.
- ты какой-то странный, брат. Кстати, ты еще пиздюдей от меня не получил за убийство на косе.... так что не пизди много.
Паулюс промолчал. Поднялся ветер.
- мы уже почти подошли. слышишь море?
- слышу-слышу..
- вот здесь, за этой рощей.
Паулюс кивнул и выплюнул жвачку.
- я бы хотел продолжить наш разговор – сказал он через минуту.
- ну хорошо. – ответил брат, - Давай продолжим. так русский язык, говоришь, могуч и велик? А туземцы тебе как? Will you rastafaria with me?
- да негры, хули. Мне русские больше нравится. – сказал паулюс, - Достоевский, к примеру.
- пушкин?
- пушкин... высоцкий.
- да. Высоцкий.
- есенин.
- точно.
- маршак.
Братья заржали.
- а ты агнию барто читал?!
- ой, ой, я не могу, у меня живот болит! – саулюс корчился от смеха.
- а этот, буковски разве не русский?
- да нет, брат, американец...
- брат, я не жалею, что убил ту девушку на косе, - сказал паулюс внезапно.
Саулюс перестал смеяться. Братья пошли дальше в молчании.

Дождь настиг их как только они увидели море. Оно было очень хорошим морем, оно было ямайским морем – и хоть оно и не поглощало тебя так, как балтийское, но все же... этот разреженный воздух, биение жизни в тебе и в том, что вокруг тебя. Вот Братья Раманаускэй стоят вдвоем и не шевелятся... Молния, гром, молния и снова гром. Ветер, и пальмы, и джунгли колышутся, и слышен шепот и гром природы. и море шумит и все совсем не так, как дома, в литве. Лучше ли? Однозначно лучше! Молнии сверкают много раз подряд и братья стоят на земле, на которой могли и не стоять, и они черти знает где, черти знает зачем, и только один бог знает, чем же все закончится.
- брат, прости меня, - сказал паулюс. – ты – мой единственный брат. Прости меня, если что не так. Мы тут.
- ты меня тоже, брат. Да, мы тут.

22:50 

Глава 21

Big Brothers
karma police members
ЭПИЗОД В САМОЛЕТЕ

Они сидели в самолете, саулюс – возле окна, паулюс – рядом с ним. Кепка скрывала глаза саулюса, он молчал. Паулюс жевал жвачку. За окном были облака, облака и ничего более.
- я еще никогда не летал в самолетах, - сказал паулюс. – мне страшно.
- значит, тебе нужно выпить… - сказал саулюс задумчиво.
- нет, брат. Не поможет. Я под амфитамином…
- что??
Саулюс оторвался от газеты и смотрел на брата выпученными глазами. Паулюс продолжал интенсивно жевать жвачку.
- я под амфитамином, брат.
- и давно?
- уже полчаса как. Мне было скучно.
- брат. Да ты же сдохнешь! Нам лететь до хуя и с лишком! Бля… ты и меня в гроб сведешь! ну ты даешь!
- я когда был маленьким… не, я не хочу об этом рассказывать. Хотя могу. Я могу! Просто мое состояние это как духовный прорыв. Гениально. Я им всем покажу. Я им всем расскажу. Как бы там ни было, а меня не остановишь. Нам долго лететь? Эй, стюардесса! – он схватил за руку проходящую мимо стюардессу, - Девушка, Вам помочь? Дайте воды мне и моему брату… мне очень хочется пить. Вы слышите меня! Пожалуйста, немного воды – это то, что нужно мне и моему братышу… БРАТЫШ. Какое славное слово, правда? – он повернулся к саулюсу, - Вернее я хотел сказать классное… БРАТЫШ, хахаха, БРАТЫШ. Он – мой БРАТЫШ.
- извините моего брата, он боится летать в самолетах.
- ничего страшного, - ответила та. – я сейчас принесу воду.
Паулюс продолжал жевать жвачку, громко чавкая. Стюардесса принесла воду.
- спасибо, детка, - сказал паулюс. – спасибо тебе от меня и моего БРАТЫША САУЛЮСА!!!! Кстати, передате экипажу, что Паулюс любит их. Так и скажите, что паулюс их любит. Я и мой братыш саулюс. Меня зовут паулюс. А вас?
- рита.
- нам надо будет как-нибудь познакомиться, рита. Я и вы в самолете. Это романтично, правда?
- хотите что-нибудь перекусить?
- я бы съел вас на завтрак. Но я никогда…
- мой брат не будет есть…. – сказал саулюс. – можете идти.
Стюардесса ушла.
- чего ты ее послал? Брат? Ну может быть это я ее послал. Но я же никуда ее не посылал верно?
- это пиздец… - сказал саулюс. – брат, попробуй молчать. Просто жуй жвачку…
Паулюс попытался последовать совету брата. У него это получилось – ровно 5 секунд.
- я еще никогда не летал в самолетах… - сказал паулюс. На этих словах любопытный мальчуган с другого ряда привстал на сиденье и посмотрел в их сторону.. Черноволосая женщина, по всей видимости его мать, схватила его за руку – и мальчуган пропал из виду.. – но мне еще предстоит много перелетов, - продолжал паулюс, - очень много, и это первый. И я пролечу его… я пролечу! Как ебаная космическая ракета! Девушка, вплетающая в волосы белые цветы покоя, уже совсем рядом!
Саулюс застонал. «Что это с моим братом?» - думал он, - «по-моему, он совсем ебанулся». Хуже места и времени для употребления амфитамина он себе вообразить не мог.

О-охх... Саулюс откинулся на сиденье. Лететь предстояло долго. Но награда того стоила. многое уже позади. осталось чуть-чуть. Все эти убийства.. А был ли в них какой-то смысл? Спросить Паулюса? Нет, лучше его сейчас не возбуждать на такие темы – а то весь самолет будет знать, с кем они едут. Состояние под амфитамином – не совсем удачное состояние для таких разговоров. Тем более в самолете! Был ли смысл во всех этих убийствах? - снова подумал саулюс. Он уже ничего не знал наверняка. Одно было очевидно: они все еще живы. И это после того, как они нарушили все мыслимые и немыслимые запреты. Это все какое-то удачное стечение обстоятельств. Бог на их стороне. и теперь все позади. И они летят в эту чертову обитель Бога. Которую они заслужили. Саулюс посмотрел на брата. Паулюс жевал жвачку и дико озирался по сторонам. с чем он сражается? ему надо успокоиться. понимает ли он, что все кончено? война выиграна! и это конец. «надо будет преподать ему урок, - подумал саулюс, - надо будет преподать ему урок». Кажется, Паулюс опять хочет что-то сказать. Но саулюс опережает его:
- я люблю тебя, брат.

10:53 

Глава 20

Big Brothers
karma police members
ПАРА ВЫСТРЕЛОВ

- как поедем, - спросил Саулюс – на нашем грузовичке? автобус? автостоп?
- конечно автостоп, и обязательно через Каунас!, - Паулюс подтянул ремни своего рюкзака плотнее.
- зачем нам делать крюк? поехали прямиком в Вильнюс! лучше проведем время в duty free!
- не, через каунас, мне надо сделать там пару выстрелов, - Паулюс рассмеялся, а Саулюс нахмурился.
- слушай, какие пару выстрелов? всё. мы закончили. мы едем! - он помахал билетами перед носом брата, - всё-ё-ё. мы-ы-ы-ы е-е-едем.
- пара выстрелов, всего пара выстрелов, последних выстрелов. Обещаю, это займет 2 минуты. ничего особенного. а потом сразу в duty free.

Саулюс согласился, хотя делать крюк не входило в их планы. Братья вышли пешком из города. Они шли легко, продолжая хором напевать песенку, немного переиначенную под себя:

there are two killers on the road
If ya give these men a ride
all your family will die
killers on the road, yeah.

Убивать никого не хотелось, хотелось просто петь и радоваться, Паулюс выставил большой палец через 5 километров после черты города и тут же, как по заказу, остановилась старая шкода, с древним дедом за рулем:

- куда вам, сынки?
- каунас, - ответил Паулюс
- ну, садитесь, коли люди хорошие! - братья по старой привычке оба сели на заднее сидение.


<…>

- я вообще не люблю когда меня касаются, когда я болею, - сказал Паулюс - не знаю почему. как будто какое-то дополнительное раздражение. зуд. мне хочется в такие моменты вывернуть кожу наизнанку...

<…>

Они проехали около половины пути, когда Паулюс вдруг задергался в конвульсиях. Старик тут же прервал свою дружелюбную беседу… поначалу саулюс еще участвовал в обсуждении особенностей скотоводчества под алитусом, но вот уже около часа старик беседовал сам с собой... и тут паулюс вдруг задергался в конвульсиях..
- останавливай, дед! – вскричал саулюс.
Машина остановилась, саулюс с дедом вылезли из нее, схватили вместе тело паулюса, отнесли его на лужайку, в тень леса… положили его на траву. паулюс был неподвижен, изо рта его стекала белая пена... «Это его кондрашка пришиб, - говорит дед, - надо вызвать скорую».

тут Паулюс открывает глаза, достает револьвер. раздается выстрел. Пуля попадает точно тому между глаз. Тело валится на землю с глухим звуком.
- это был первый выстрел, брат, - сказал паулюс, вытирая пену, - Осталось еще два.
- бля, ты же говорил, «пара выстрелов, брат, всего только пара выстрелов»?
- этот не считается, брат. Этот еще пока не считается...
Саулюс покачал головой и помог брату оттащить труп подальше в лесные ебеня, ведь по обеим сторонам этого пути располагался лес.

После этого Паулюс сел за руль и нажал на газ. До Каунаса оставалось менее 100 километров. ."Совсем скоро", - произнес вслух Паулюс и показал брату большой палец.

<…>

- не знаю, как тебе, брат, а мне нужно хряпнуть чего-нибудь, - сказал саулюс, когда они уже увидели эти белые многоэтажки каунасского даунтауна.
- нет проблем, брат. Наша посадка через 6 часов. Мы все легко успеем.
Паулюс свернул в гору и вскоре братья ехали вдоль частных бедных литовских домишек.
- я четыре года прожил в каунасе, эти пейзажи мне очень знакомы - сказал Паулюс.
- Да, брат, я знаю… сверни вон туда. Там, кажется, магазин.
- хорошо, брат.
Братья припарковались на стоянке и вышли из машины.
Внимание Саулюса привлек сидящий рядом с кустами маленький котенок, дрожащий от холода или страха. Это был совсем маленький котенок, дворового типа, серый, полосатый. Он был совсем один. И совсем не испугался подошедших к нему людей.
- Надо ему пожрать чего-нибудь дать, я мигом… - сказал паулюс.
Саулюс остался один. Мимо пробежала собака… завидев котенка, она устремилась к нему и Саулюс уже было хотел хвататься за нож, но собака, виляя хвостом, просто бесцеременно обнюхала маленькое существо, потом отбежала пару метров, потом задрав лапу поссала и побежала дальше. Вскоре вернулся Паулюс. Нес он с собой порцию кошачих консерв, бутылку текилы и две пачки сигарет. Одну из них он бросил брату. После этого паулюс открыл пачку консерв и вывалил содержимое на асфальт. «не надо было всю, - сказал саулюс, - кот съест все, потом блевать будет». «ничего, ничего, - сказал паулюс, - съест, проблюется, потом съест блевотину. Все в порядке».. братья прижгли по сигарете.
Мимо проходят двое детей. Мальчик и девочка… как только девочка завидела кота, она радостно взвизгнула и побежала к нему. Котенок же тут же попытался удрать под машину. Но не успел. Девочка схватила его на руки и начала тискать и гладить. Котенок ничего пока не мог с этим поделать. «Надо же, какая ирония,
- подумал саулюс, - взрослых не боится, собак не боится, а детей опасается...»
- эй, - крикнул паулюс, - ты чего? Не видишь, что ли? Ему не нравится, когда его тискают. А ну-ка отпусти его!
Девочка нехотя отпустила котенка и взяла мальчика за руку. Метров через десять она, не останавливаясь, прокричала через плечо: «Я вообще-то первая его нашла! И кормила его больше вас! Я его хозяйка! А не вы!»
Братья переглянулись. «Люди любят контролировать других, - промолвил Саулюс, - Мир, брат, не изменишь…». «А мне по барабану!» - ответил паулюс.
Братья снова залезли в машину.


Они ехали по закоулкам каунаса уже около 40 минут, и саулюс как-то перестал улавливать ими проделываемый маршрут. Какими принципами руководствуется его брат, ведя машину? Он прошерстил один район, другой, третий. Кого он ищет? Ищет ли он что-то определенное? Казалось, паулюс сам не знает, чего хочет. Лицо его было очень задумчивым и отстраненным. Саулюс сделал еще один глоток из бутылки текилы и передал ее брату. Паулюс как следует к ней приложился.
- брат! А куда мы вообще едем?
- я просто хочу напоследок оставить свою подпись в каунасе, - сказал паулюс, - У меня с этим городом очень многое связано… мне нужно здесь напоследок расписаться.
- в кого ты хочешь стрелять?
- погоди, брат. Мы уже приехали...
Паулюс остановил машину неподалеку от здания полицейского коммисариата района алексото и закурил.
- постой, брат, - сказал саулюс, - что ты собираешься сделать?
в ответ паулюс ухмыльнулся.
- почему именно это здание? - спросил брат.
- любое здание подойдет. Лишь бы там были менты. Патруль тоже бы подошел, но с другой стороны… у них только-только начался обед... там почти никого не будет. К тому же прикинь, каково оскорбление? Завалиться к ним прямо в логово!
- каков план?
- ты сидишь здесь и страхуешь меня. Я иду и мочу всех собак.
- ого!
- просто посиди в машине и будь готов сразу отсюда рвануть. Я проникну в логово к ментам и захуярю их там всех.
- паулюс! Ты ебанулся! Они же вооружены!
- эффект неожиданности, - сказал паулюс и рассмеялся, - эффект неожиданности, брат. К тому же у них обед.. Я сделаю пару выстрелов – последних выстрелов. - паулюс погладил ствол и рассмеялся, - и мы сразу дернем в вильнюс. Ямайка близка, как никогда! Там я буду паинькой. Начну новую жизнь. Но закончить старую надо с блеском! Пара последних выстрелов!
- мы рискуем всем.
- не больше, чем обычно. Все под контролем, брат. Они ничего не успеют сделать. У нас самолет совсем скоро. Я быстро. Сиди здесь.
Паулюс затушил сигарету о коробку передач и открыл дверь.
- брат. – сказал саулюс. – прости, но я пойду с тобой.
- ладно, - сказал паулюс.
- только осторожно, брат.
- конечно. Осторожность – мое второе имя. – ответил паулюс.
Паулюс спрятал револьвер под майку… и вышел из машины. Саулюс догнал своего младшего брата и они вместе зашли в здание.


Внутри сидел только один мент. «Отвлеки чем-нибудь его» - сказал Паулюс. «Чем? И на сколько? Надолго?» «Да любой байкой. И знай: я в любом случае его пристрелю». «Ну хорошо».
- добрый день, - сказал саулюс подчеркнуто вежливо. он посмотрел на брата - меня обманули цыгане. – на этом моменте мент откинулся назад в кресло, - при покупке определенной продукции, - говорил саулюс – при покупке определенной продукции… меня облапошили. Я не получил ничего, а они получили мои деньги. Эти злоебучие цыгане совсем охуели! Мне не нравится, что этот сброд делает в городе моего брата!
- Что это была за продукция? – спросил мент, лысоватый, четкий литовский гоп.
- не могу сказать пока. Впрочем, я не заявляю о факте пропажи. Я заявляю о факте мошенничества.
-о каком именно факте мошенничества идет речь – настаивал мент, - и при каких обстоятельствах случилось происшествие?
- речь идет об обмане, об отвратительном акте мошенничества. – сказал саулюс, интонационно подчеркивая каждое слово.
- Подождите, вы что, шутите?
- вам лучше об этом расскажет мой брат. Он – непосредственный участник тех событий.
Паулюс сказал:
- Я сначала схожу в туалет с вашего позволения. Уж очень надо..
Паулюс направился в туалет.

Мент снова откинулся на спинку кресла… он не выглядел удивленным, он просто устал, столько долбоебов приходят сюда со своими проблемами… еще одна ебаная осень. Он демонстративно сделал телевизор погромче...

Саулюс внимательно смотрел на мента....

Вскоре из туалета вышел Паулюс...

- паулюс, расскажи господину полицейскому про цыган. – сказал саулюс.
Паулюс достал пушку.
- мне похуй, цыган ты или нет, - сказал паулюс, - главное, что ты мент, грязная псина. только псы идут в менты. вы в лучшем случае - полицейские морали, а мы с Братом - полицейские нравственности. мораль - в поступках, нравственность - в помыслах.. (на этом моменте саулюс снова вспомнил о девушке, которую паулюс убил топором на косе, мент потянулся к своему пистолету, а паулюс наступил ногой ему на яйца.) - паршивому псу - паршивая смерть - продолжал он, - всем вам скоро наступит пиздец, и паулюс раманаускас приложит к этому руку, - паулюс выстрелил. баБАХ. Саулюс подошел к брату. баБАх – снова раздался выстрел. Мозги мента на стенке.
Саулюс не повел и бровью.
- надеюсь, это и есть твоя пара выстрелов? – устало сказал он, - это все?
- почти. – ответил брат. - кстати, как тебе моя речь? всегда мечтал убить мента.
- ничего. неплохо.
Оттащив мертвого мента за диван и накрыв испачканное кресло плащом умершего, братья вышли из здания и сели в машину, паулюс – снова на водительское, саулюс – рядом с ним. Саулюс пристегнул ремень. Паулюс не торопился.
- ну, брат? Съебываем отсюда!
- погоди. Брат.. скажи мне… я поступил правильно?
- возможно, брат.
- адский взрыв фашизма – рассмеялся паулюс.
саулюс промолчал. Через минуту машина завелась и они поехали, оставив здание коммисариата позади. Раздался рев полицейской сирены. Возможно, не по ним.


До Вильнюса Братья добрались без происшествий. Оставили дедовскую развалину еще на окраине, остановили такси и так добрались до аэропорта.

Сразу же, как Паулюс и обещал, зашли в дюти-фри.. взяли по пиву...

- ...н-да-а.. - сказал паулюс, сидя напротив брата за столиком - прекрасный цветок смерти… что может быть лучше, чем когда чувство твоей правоты проходит через все твое тело? Чувство законченности – прекрасное чувство! на этом кончается наша старая жизнь, что весьма жаль. по-моему, она была прекрасной. Мне нравилось убивать. но топор зарыт, с каунасом теперь окончательно покончено. Наш отец мертв, а я… я должен идти дальше. Карма моя очищена... Я верю в это. Серьезно! меня ждет на Райском острове Любовь и Новый Свет. Я это заслужил. Прощай, Литва.

Саулюс продолжал молчать.


<...>

…Вечером, едва самолет братьев оторвался от бетонной полосы аэропорта Вильнюс, на побережье возле Клайпеды выбросило тонны дохлых шпротин. Рыбу стали разбирать местные жители. “Надо предупредить людей, - сказал кто-то. - Это может быть опасно”.

20:16 

Глава 19

Big Brothers
karma police members
СЛОВНО САХАРНАЯ ВАТА


Смеркалось. Братья не спеша шли в сторону кладбища Лебартай. Настроение у них было просто отличным. Темнота их не пугала. Перед отъездом нужно было проститься с отцом. Пусть он лежал закопанный в земле, а дух его горел в аду - свидание было необходимо. На этом настоял Паулюс. Саулюса это немного удивило, брат был далек от какой-то бы то ни было религиозной традиции, однако возражать он не стал. Ясно было – это последняя возможность повидаться.
- Ты знаешь, что у меня обрезанный член?
- Никогда не знал об этом, брат, - ответил Саулюс.
- В натуре тебе говорю. Хочешь глянуть?
Саулюс невольно обернулся, словно проверяя не слышит ли кто. Паулюс захохотал над ним, выронив сигарету изо рта.
- Бля, брат, теперь ты и МЕНЯ смущаешь, - произнес он, сквозь смех. - До этого я думал, что нет ничего в том, чтобы два нормальных мужика увидели члены друг друга. Но теперь я тебя боюсь. Серьезно! Я тебя боюсь, брат!
И Паулюс снова заржал.
Саулюс достал из рюкзака, висевшего за спиной, пару пива, ловко открыл, используя мобильный телефон. Братья сделали по глотку. Лес, который предварял кладбище, был уже совсем рядом.
- Так будешь смотреть? - спросил Паулюс через некоторое время. Эта фраза вызвала у обоих такой приступ хохота, что они уселись на землю и долго и от души смеялись. Это был один из тех дней, когда все очень близко к ста процентам. Последний день в Литве.
- А в чем разница, кстати? - спросил Саулюс, когда они успокоились. - С чисто технической точки зрения. В использовании.
- Не поверишь, брат, - ответил Паулюс, - а хуй его знает!!! Не с чем сравнить.
- Сукин ты сын! – восхищенно воскликнул Саулюс. - Крыть нечем.
- Гы-гы-гы, - заржал Паулюс в ответ. – Все чотко, брат. У меня всегда все чотко.
- Мы вообще чоткие пацанчики.
- Движемся на райончике.
- Все, что нужно в карманчике.
- Нужен кто – в телефончике.
Братья снова заржали. Паулюс закурил. Они ступили в лес.
- Помнишь ту девушку, на косе? - внезапно спросил Саулюс. Было около семи или восьми часов. Братья уже довольно долго шли по лесу. Это был хороший лес, в нем росли разные деревья, не только сосны. - Я все никак не могу забыть ее. Почему-то она застряла у меня. Прямо вот здесь. - Саулюс показал на область головы над левым ухом.
- Да брось ты. Все они шлюхи.
- Может быть, брат. Но это неважно. Сейчас мне кажется, что я должен был целовать ей ноги. Понимаешь, брат? Знак полного подчинения. Растворения своей личности. Именно там, на косе. Это единение. Совершенно неважно, что она собой представляла. От нее не требовалось такого уж многого - я простой человек. Это такие поступки, которые потом кажутся глупыми, ты смеешься над ними, я смеюсь над ними - но их нужно делать. Я тебя не обвиняю, брат, это твой порыв, этот топор.. это чистая поэзия.. звук дождевых капель, бьющих по коре сосен.. но девушка.. брат..
Саулюс замолчал. Стало совсем темно. Рюкзак с пивом почти опустел, но кажется, там еще что-то оставалось. А еще предстояла обратная дорога. И вообще дорога. Длинная дорога - путешествие на край ночи.. туда где рождается самый яркий день..
Могила отца была неопрятна. Заметно было, что к ней никто не прикасался с тех пор, как в землю воткнули крест. Паулюс достал бутылку водки и вылил грамм сто в изголовье. Уже совсем ничего не было видно, братья не захватили с собой фонарики. В их карманах лежали только документы и банковские карты. Они стояли долго, в полной темноте, передавая друг другу бутылку.
Отец пропускал.

Обратно шли еще медленнее. Ни черта не было видно в этом лесу.
- Кажется, мне нужно посрать! - трагически произнес Саулюс. - Сру, я только и делаю, что сру, - воскликнул он в продолжение.
- Такова жизнь, брат... Но тут же совсем темно!
- Думаешь, кто-то подползет сзади и будет нюхать мое говно?
- Кто знает, кто знает. Извращенцев в наше время столько, я не удивлюсь, если один из них ползает по лесу.
- А что делать? Хочется.
Саулюс остановился и присел, где шел.
- Прямо на дороге? Ну ты даешь! - воскликнул Паулюс.
- Я не уверен, что тут дорога. Думаешь это так?
- Не знаю. Сиди. Я достану топор на всякий случай.
- Знаешь, мне вдруг пришло в голову. Мы должны закопать его. (Это тот самый топор, которым была зарублена девушка на косе). Я хочу закопать его. Это будет символический акт освобождения.
- Освобождения Литвы от нашей тирании. Ха-ха-ха.
- Ты потворствуешь вечности!
- Конечно! Все мы в какой-то степени ей потворствуем.
- Я - нет. Срал я на вечность. - С этими словами Саулюс исторг здоровенную и вонючую какашку. - Думаешь, ей есть до нас какое-то дело? Ты помнишь, где мы скоро будем? Мягкий песок, волна бьется о самый прекрасный берег, который ты только можешь себе вообразить. Ты садишься, смотришь на волны, раскуриваешь косячок, отхлебываешь из большого бокала мохито.
Саулюс встал.
- Я всё. Пойдем отсюда. Нужно найти место.
- По-моему любое место подходящее.
- Давай здесь.
- Давай.
Братья остановились. По прежнему было темно, как в дьявольском котле. Братья видели только смутно белеющие руки и головы друг друга.
- Копай у корней деревьев, там земля мягче. Просто прикрыть топор.
- Хорошо.
Вскоре яма была готова.
Паулюс бросил в нее топор. Братья поднялись с коленей, отряхивая руки о штаны. Закурили. Саулюс сплюнул и медленно произнес:
- Трое славных малых отправились за море, один упал на землю и их осталось...
Он не закончил. Носком ботинка Паулюс стал закапывать яму.

- Что-то я устал, брат, - сказал Саулюс.
Он свернул с дороги, хотя никто из них по-прежнему не был уверен, что они идут по дороге, и уселся на землю, привалившись спиной к дереву. Паулюс плюхнулся рядом. Каждый ощущал тепло другого, но несмотря на это братья вдруг стали далеки друг от друга как никогда. Даже в детстве, когда они могли не видеться друг с другом месяцами, не говорить за это время ни слова другому - они были ближе. Саулюс достал последнюю бутылку водки из рюкзака. Пить было абсолютно бессмысленно. Глаза даже не видят горлышко. Водка скользит легко, из темноты в темноту. Раздался щелчок зажигалки - Паулюс прикурил. В дрожащем огоньке родился первый человек, родился, закричал, изверг семя и снова погрузился во тьму.
Кто-то из братьев вдруг заговорил - по-литовски - молился.
Блядский лес рядом с кладбищем. Души всех, кто там был похоронен, слетались сюда. Нет никаких причин для криков ворон по ночам. Когда-то давно в этом лесу лег тевтонский отряд. Старые кости: старая кровь тянет как магнит.
- Брат, - шепотом произнес брат. - Мне страшно.
Вдалеке - пространство изменило свое значение, может быть, это было рядом - возникло что-то, оно было словно сахарная вата в аппарате, обклеенном блестящей фольгой. Это был комок спутанной паутины, кокон, которым оплетают заболевшие листья деревьев насекомые.
- Ты видишь? - шепотом произнес Саулюс.
- Да, - таким же шепотом ответил Паулюс.
Они смотрели не отрываясь. НЕЧТО обнаружило признаки движения, категорию времени, большое белое тело струящееся сквозь пространство. Оно росло. В темноте, где не было никаких ориентиров, оно достигло невероятных размеров.
Кажется это был человек. Да.. совершенно точно.. кто-то из братьев ясно увидел очертания фигуры пожилого человека. Послышалась песня. Из глаза - Паулюса? - выкатилась крупная слеза и стала в уголке, как будто заслушалась:

Eik, katytė, pelės gautų
Eis pelytė tinklo kirstų
Eis tinklelis strieliaus gautų
Eis strielelis vilko šautų

Eis vilkelis ožkos pjautų
Eis ožkelė karklo grautų
Eis karklelis upėn augtų
Eis upelė uolos plautų

Eis uolelė kirvio šveistų
Eis kirvelis jungo kirstų
Eis jungelis veršio jungtų
Eis veršelis pėdos gertų

Prigėrė kibirkštėlė

В детстве эту колыбельную пел им отец.. каждый вечер.. когда был дома. Это бывали редкие вечера. Очень редкие - настолько, что каждый из них запомнился навсегда.
Братья закрыли глаза. По дороге, от которой их отделяло несколько десятков шагов, проехал велосипед с фонарем, выглядевшим в полной темноте словно кусок сахарной ваты.

Они очнулись утром, задубевшие от холода. Первым проснулся Паулюс. Он пихнул брата в бок, удостоверяясь, что тот еще жив. Низкое солнце косыми лучами освещало трещины на коре сосен, рассекая казавшиеся монолитными тела деревьев слепящей сеткой золотистых отражений.
Сигареты закончились. Саулюс зашвырнул пустую пачку куда подальше.
- Как думаешь, брат, что это было? Привидение?
- Кто его знает.
- Это ли не доказательство существования жизни после смерти?
- А может привидение нам просто... эээ... привиделось?
Братья засмеялись. Наступал новый день.

22:10 

Глава 18

Big Brothers
karma police members
САНДРА МАРОЗАЙТЕ


Им не впервой уже было просыпаться похмельными и после убийства. Они уже привыкли к этой скорости. Но собраться с духом и выйти к людям пока не могли. они оба лежали под одеялами в разных комнатах. И перекидывались фразами. Саулюс судорожно нащупал полупустую бутылку пива у кровати. тех двух женщин уже в квартире не было. Он смутно помнил, как они ушли рано утром. На работу. Официантки в кафе.
- я вчера еще был в казино, - крикнул паулюс из другой комнаты.
- как ты все успел?
- не спрашивай. Я не знаю. Дело в другом… помнишь этого мента, который живет напротив?
- да. Иван свиньин, кажется…
- ага. не поверишь, вчера я его встретил!
Паулюс зашел в комнату к саулюсу. Саулюс продолжал лежать с до подбородка натянутым одеялом.
- брат… ты никогда не задумывался над тем, почему нас не находят?
- потому что мы хитрые сукины дети?
- не только! – паулюс прикурил сигарету и дал ее брату. Потом прижег себе и надолго замолчал.
- брат! Тебе что-то известно, что неизвестно мне? Говори.
- да нет, брат. Я думаю, тебе самому известно, какие тупые у нас менты. они действительно поверили в то, что это бэтмен зарезал потворников вечности, потом поджег помещение и, сидя в огне, проткнул горло себе. Он сам начал об этом разговор. Мы сидели за стойкой, я спросил, как дела у нашей доблестной полиции. И он сказал, что люди стали пропадать в городе. Я говорю: то есть их кто-то похищает? И он ответил, что скорее всего это цыгане… сдают их на органы… мутные дельца… их никогда не раскрывают...
- а потворники вечности?
- с ними все прекрасно. Они горят в аду.
- погоди, брат. У них на нас ничего нет?
- совершенно ничего. Они…. Или по крайней мере он… далек от мысли, что все эти пропажи людей… убийства потворников вечности – дело рук одних и тех же людей…. Да кому могут быть понятны мотивы?
- верно. Тот, кто понял тебя, стал равным тебе, и он на твоей стороне, брат. ну что ж. Это хорошие новости. Мне кажется, теперь можно встать с кровати.
Саулюс встал. Паулюс тоже встал. Братья обнялись.
- ну что ж. сегодня не будем ночевать здесь. – сказал саулюс, - С трех часов сегодняшнего дня эта квартира нам официально не принадлежит. Деньги уже на наших счетах. Я уже поделил их пополам и выслал тебе твою часть на твой счет….
- сколько это?
- вышло очень выгодно заключить сделку. У тебя там 100 000 литов. У меня столько же.
- сколько это в евро? Нам нужно переходить на другую валюту теперь.
- где-то по 29 000 на брата.
- неплохо!.
Cаулюс кивнул.
- да, кстати, брат. – cказал паулюс, - Насчет этого ивана свиньина. Когда я уходил из казино, я дал ему 50 литов на то, чтобы он отыгрался.
- он взял?
- конечно взял. И пожелал удачи.
Саулюс улыбнулся. Братья снова обнялись.
- слушай, брат… - сказал паулюс.. – ты вчера сказал в клубе, что я твою историю знаю…
На этом моменте по лицу Саулюса пробежала туча.
- но ведь я ее совсем не знаю… что там у вас произошло?
- брат. Я не готов об этом говорить. Я тогда был другим человеком.
- хорошо, нет проблем…

…Воцарилось глубокое молчание. Саулюс чувствовал, что его история вот-вот сорвется с губ – благодаря этому молчанию. Паулюс ничего не говорил. Просто рассматривал стену, как ни в чем не бывало. Саулюс ждал, паулюс тоже ждал. Шло время. Наконец Саулюс заговорил. Сначала он говорил тихо, потом - возбужденнее. Видно было, он хочет, чтобы история дошла до брата нужным образом.
- я всегда был больше теоретиком, чем практиком. И любил фантазировать. Мне было лет 12-13, и стремление к женщинам только-только начало проявляться. Я фантазировал. Конечно, как и все, я фантазировал с таким романтическим уклоном. Вот иду я, вижу красивую женщину, подойти познакомиться стесняюсь… и воображаю: вот сейчас на нее кто-то нападет, и я спасу ее… но чаще всего она просто терялась в толпе. Так и шло время. Я наблюдал за тем, как все получается у остальных, и я ненавидел их за это. Они казались мне настоящими людьми, а сам я себе казался выдумкой. Уродом. Они смеялись, танцевали, а я учился не мигать в темноте…
Саулюс сделал паузу и закурил.
- каждый вечер я проводил за чтением поэзии. Я читал их всех: пушкина, рембо, есенина и мильтона, китса и киплинга, лонгфелло и петрарку, байрона и лермонтова… ну неважно. Их слова звучали у меня в голове и горели огненными буквами перед глазами. Когда я отрывался от чтения, я подходил к зеркалу и делал напротив него разные выкрутасы…
- а где был я в это время? – спросил паулюс.
- ну как… мы же жили вместе тогда, - просто в разных комнатах. Мы тогда не очень общались, брат. Я был занят поэзией, а ты предпочитал играть в мяч на улице с пацанами... Так вот, я мечтал о женщине, и образ ее маячил у меня иногда перед глазами. Помню один эпизод: в один из таких вечеров я написал записку неизвестной женщине… своей воображаемой любовнице… я написал нечто вроде: «я тебя никогда не брошу. Я всегда буду с тобой вместе. Я буду любить тебя и до смерти, и после. Я найду тебя. Ты навсегда будешь моей. Я переверну мир ради тебя..» записку я сжег, а пепел съел… шло время…
- Так, потом ты теряешь девственность с той вонючей дурой, о которой ты рассказывал и разочаровываешься в женщинах?
- не совсем. Я только укрепился в желании найти свою любовь. И вот… момент настал… - саулюс затушил бычок, встал с кровати и разлил остатки водки по стопарям. Братья выпили.
- момент настал… не буду загружать тебя лишними техническими деталями. Я не заметил, как это все произошло… мне было весело, ей было весело… мы ушли из компании, в которой были… пошли в бар…. Танцевали там, будучи полуголыми. Никаких задних мыслей – только утверждение любви. Я видел только ее, и мы танцевали. Потом я ее поцеловал.. мы уходим из бара.. она останавливается… и говорит: «саулюс…» «да, детка, все, что угодно!» «поцелуй меня нежно…» наши сердца бились в такт не только во время секса…. Я влюбился по уши. Мы проводили очень много времени вместе. Много смеха и огня в глазах… Впервые мы поссорились так: она делала какие-то задания по университету, а я лежал на диване и смотрел на нее. «сандра, подойди ко мне» - сказал я. «нет, я делаю уроки… потом»… она не заметила, что я не просто так попросил ее. Мне нужна была она… я погибал и не знал, какого черта ,происходит… «сандра… обними меня…» «сейчас.. .секунду».. она что-то написала в тетрадь, обняла меня наспех и оставила дальше лежать на диване… я съел это… это был первый кол… это было так глупо, но вся жизнь наша – это глупая шутка. я продолжал лежать на диване…. Я старался прятать свою боль… это вознаграждалось только во время секса… и когда я ее обнимал… а однажды она прижалась ко мне и спросила: «саулюс, я тебя устраиваю? Может, мне нужно что-то изменить? Тебе все нравится в сексе?» я весь дрожал от голой боли и сказал: «меня все устраивает». Она заснула через 10 секунд… а я – нет. Я клялся себе, что я изменю ее: сделаю такой же, как и я сам. Я все стерплю, думал я. Она – это она, а я изменю это, я изменю божий закон. Я переделаю эту «вещь в себе». я сделаю ее «вещью во мне». Однажды я сорвался и заперся у себя на неделю. Не ходил на работу. Не отвечал на звонки. Она приходила каждый день. Я не открывал. Продолжал пить. На 7 день я пустил ее. Она испугалась…. «теперь я знаю, какой ты на самом деле…» а я ответил что-то вроде «нет, детка, я не такой.. я люблю тебя… люблю тебя…» В общем, все катилось по наклонной прямиком в ад. Я такой дурак. У меня ничего не получилось, и я решил: или убийство – или самоуйбиство. Разрываясь между этими решениями, я вошел в запой, трахался с разными женщинами… и она от меня ушла… и я ее не видел… пока случайно она не оказалась у того ларька…
- ну пиздец. и что ты думаешь об этом теперь?
- я не знаю, кто я, брат…… кто я? во мне что-то перевернулось этой ночью.. как будто что-то открылось… я не знаю…
- Нам пора собирать вещи, надо ехать за билетами... - сказал Паулюс и поставил пустую бутылку из-под водки под стол.

* *
- мы отрезали хвосты, мы отрезали хвосты! - братья танцевали на косе ... выделывали коленца на косе... и напевали нехитрую песенку, только что ими придуманную, - мы отрежем всем концы, мы отрежем всем концы!

подошел паром, братья перестали хохотать, зашли на борт и уселись на скамейки, рассматривая билеты. каждая печать, каждый непонятный код на них бурно обсуждался. сегодня был последний день их старой жизни и первый день новой. цифры на билетах вполне могли содержать знаки. впрочем, какая разница, что эти знаки таят в себе? ведь братья едут прямиком в рай! прямиком к Богу, в его чертову прекрасную обитель! за бортом парома кричали чайки, и холодный ветер Балтики уже не казался так холоден. Этот ветер был принесен потоками с Ямайки, и щекотал братьям ноздри.

04:09 

Глава 17

Big Brothers
karma police members
МЕНТ

Саулюс ушел из клуба, и паулюс, оставшись один, как-то сразу погрустнел. Судная ночь уже умирала. Все. Счеты, можно сказать, сведены. Еще мгновение - и начнется очередной день. А там - раз-два и пора ехать на ямайку. Паулюс взял еще одно пиво и встал, прислонившись к стене... Паулюс стоял и пил пиво, прислонившись к стене, когда увидел старого своего знакомого. Впрочем, знакомы они были только односторонне. Паулюс знал этого человека, а этот человек Паулюса не знал. Он вообще мало, что знал и понимал. Жил он прямо напротив их с Саулюсом дома. Братья часто наблюдали его в бинокль…

Да, в клубе Паулюс увидел Ивана Свиньина, мента, известного в клайпеде тем, что брал взятки с правонарушителей и все проебывал в казино. Это и называется «дурная репутация», - подумал паулюс...

Это была в общем-то желанная встреча. Паулюс часто думал о том, как все будет, когда будет. Но даже сейчас Паулюс не знал, что произойдет. Не очень хотелось, но в голове мелькнула мысль придушить свинью. Но тогда сначала надо было выяснить, один ли тут Иван и чем он тут, собственно, занимается. Хотя чем он тут может, блядь, заниматься?..

Иван Свиньин был крайне пьян. Он еле передвигал ногами и разговаривал сам с собой, как это делает множество алкашей.

Паулюс пил пиво, прислонившись к стене, и наблюдал за ним… Ничего не происходило. Довольно скоро Иван Свиньин направился к выходу...

Паулюс, конечно же, двинулся вслед за ним.

Домой жертва не пошла. Стрельнув сигарету у девушки у выхода, попытавшись подкатить к ней яйца, потом, будучи отшитым что-то пробурчав про демократию и подарок на рождество, Иван Свиньин направился в находившееся напротив казино…



…Внутри было довольно пусто. Лишь несколько литовцев просаживало здесь свои последние литы. Очевидно, Иван свиньин был тут завсегдатаем, так как его пустили внутрь, не спросив документов. Иван свиньин сделал пару мелких ставок, выиграл, потом проиграл, а потом сел за барную стойку... Именно там его и поджидал Паулюс.

- если я такой лживый, как она утверждает, - обратился к паулюсу иван свиньин, - зачем же я бежал к ней на помощь по первому сигналу? Я хотел быть с ней маленьким мальчиком, и я был искрен в своих порывах. Или может ее самолюбие и ее суть человеческая тешат себя тем, что сильный мужчина, который много лет поднимался к тому положению, что занимает теперь, бросает себя к ее ногам? Она обвиняет меня во лжи, но где же тут ложь? Где же тут ложь, спрашиваю я вас? Ее покарает господь, ее покарает господь! Да… сэр… ее покарает господь. – иван свиньин, довольный своей тирадой, отсутствующим взглядом посмотрел на паулюса.
Паулюс сидел и молчал.
- ох, хотел бы я еще сыграть да деньги кончились. У тебя, может, есть 50 литов? Хочу на 17 поставить...
- да, конечно, - сказал паулюс.
Иван свиньин схватил купюру и сильно покачиваясь, направился к столу. Паулюс наблюдал за тем, как иван свиньин успешно ее въебал. Вскоре Иван вернулся обратно.
- дай еще! – сказал он.
- нет, лучше выпей для начала. - Паулюс подвинул ему рюмку водки.
Иван свиньин выпил ее.
- а что там за подарок на рождество, о котором ты говорил? – опередил повторную просьбу паулюс.
- хехехехехе, о, о, идем, я покажу! Идем! В капоте! – иван свиньин чуть не упал на пол, но паулюс успел его подхватить и усадить на стул.
- постой, не торопись. Успеется. Сначала расскажи мне о своей работе, - сказал паулюс.
- у меня хорошая работа, трудная… я мент. - сказал иван свиньин и паулюс посмотрел ему в глаза, - а вообще... Люди стали пропадать в городе…. Наверное, цыгане сдают их на органы… появился тут табор. суки. ненавижу цыган... может, у тебя есть еще 50 литов?
- а что там произошло в литературном клубе? – спросил паулюс.
- ты это о тех маньяках?
пауза.
- каких маньяках?.. – спросил паулюс, удивленно подняв брови.
- а ты не знаешь?
- нет.
- Там темная история… похоже, они организовывали там оргии и один из них спятил. Облил всех бензином и поджег. Проткнул себе горло ножом… вот такая херня… давай, я покажу тебе подарок! – сказал иван свиньин.
- я тебя провожу, - сказал паулюс.
Иван свиньин уже совсем не мог двигаться. Паулюсу пришлось взять на себя большую часть его туши.
- вот ключи, - сказал иван свиньин.
На улице было прохладно. На стоянке стояла только одна машина – ментовская.
- дочь моя! Моя племянница мне – как дочь! Я подарю ей фигурку деда мороза! Она у меня в багажнике…
- может, еще выпьем водки? Вот ночник, я схожу, возьму еще, - сказал паулюс.
- нет, да! Водка! Водка! Водка! Водка! – сказал иван свиньин.
Паулюс открыл дверь, посадил внутрь ивана свиньина, захлопнул дверь и отправился в магазин.

**

Паулюс думал, что у него был план. Он собирался вытянуть из мента имеющуюся у того информацию, влить большую часть водки ему в горло, а потом придушить гада. Но когда он вернулся в ментовскую машину… его взору представилась следующая картина. Заднее сиденье, на которое его положил паулюс, было уже все в блевотине. лицо ивана свиньина было в ней перепачкано. он хрюкал во сне. паулюс не смог сдержать смеха. Нет, на сегодня хватит убийств – подумал он, - это точно. Как-то не хочется. Убивать ивана было как-то совсем не интересно. Сойдет и что-нибудь попроще на этот раз. Не уходить же просто так? Паулюс снова задумался об убийстве, отсутствующе созерцая заблеванную тушу вырубившегося мента... "Нет, в пизду, пошло оно все в жопу..", - махнул рукой он.

Но надо было что-то делать.

Паулюс открыл капот тачки, взял оттуда фигурку деда мороза, тот самый подарок племяннице, не без труда приспустил штаны спящего и засунул статуэтку тому в анус… настолько глубоко, насколько мог. Иван свиньин только хрюкал во сне. Ему даже не было больно. Тогда паулюс сделал резкое движение, и иван на время прекратил храпеть. Статуэтка влезла достаточно глубоко. Паулюс ухмыльнулся. После этого паулюс расстегнул ширинку и поссал на спящего, аккуратно, стараясь попасть и на лицо, и …. Он обоссал его всего.

«жалко, что я не хочу срать», - подумал паулюс. Он застегнул ширинку и стоял так, любуясь картиной.

«чего-то не хватает», - подумал он. Паулюс достал свой складной нож и сделал ивану пару надрезов на руках и ногах. «вот будет загадка-то, а?» - подумал он и расхохотался, - «То, что нужно! Представляю, как эта свинья утром проснется!»

паулюс оставил кровоточащего, облеванного, обоссанного ивана свиньина в тачке, и, пребывая в наипрекраснейшем расположении духа, отправился обратно в клуб, где его ждали две клубные литовские девчонки. ключи от машины он выбросил в мусорку.

«Обязательно расскажу брату – подумал он, - а впрочем…. Боюсь, он не поймет…. Подумает, я был неосторожен и допустил ошибку…» Паулюс ухмыльнулся, потом глубоко вздохнул. Нужно будет привести ему девчонку, - подумал он. – ему это нужно. Да, это то, что ему сегодня нужно.»


**
………Саулюс сидел с бутылкой в руке в кресле, в темноте, в полнейшей тишине, забывшись в полудреме, когда одна из этих женщин зашла к нему в комнату. Как они вернулись вместе с паулюсом в дом, он не слышал. Но проснулся от ее присутствия. Присутствия женщины. из другой комнаты раздавались негромкие стоны, возня и смех... саулюс увидел ее раздевающийся силует, потом она подошла к его кровати и легла. Саулюс неспешно встал со своего кресла, подошел и погладил ее бедро. Ее губы нашли его губы во тьме. Мужчина и женщина в одной постели. Саулюс трахал ее и во время секса ему пришло в голову, что он – секс - иногда ничем не отличается от онанизма... И как только он это понял, он сильно схватил ее за задницу и кончил – бессмысленным белым семенем – в ее теплое и мокрое женское нутро.

22:04 

Глава 16

Big Brothers
karma police members
ПАУЛЮС РАМАНАУСКАС

Как только они увидели огни ночной клайпеды, что-то внутри них изменилось. Сложно было сказать, что именно... Они оставили грузовик в гараже, переоделись и не долго думая пошли в «California», а именно так и назывался клуб. не так уж далеко от стойки, выделяясь на красном фоне, блистали шесты, на которых извивались танцовщицы…... рядом танцпол с кучей разного пляшущего сброда. Саулюс взял текилу и лонг-аленд, а Паулюс – водку и пиво. Они сели за столик, находившийся ближе к краю, к стене... единственный свободный. играла бийонс. Бармены продолжали суетиться. Наспех выпив за упокой души сандры, они направились в курилку. Они прихватили с собой пиво и лонг-аленд.
- я думаю, что любовь приносит свои агонии, - сказал паулюс саулюсу. – у меня тоже своих хватало. Я ведь был влюблен однажды. Хочешь, расскажу?
- конечно, брат, конечно!
- она жива. насколько я знаю, она от меня освободилась. А я… я пошел дальше… Она живет сейчас где-то в россии. И с ней все в порядке. Моя любовь была адовым адом для нас..
- верю, - сказал саулюс, - так оно обычно и бывает...
- я расскажу тебе, - сказал паулюс, сделав резкое движение и расплескав пиво себе на джинсы. – я расскажу! Я познакомился с ней на концерте…. в-в… это было давно…. в то время у меня было чувство, что никому за мной не угнаться, что я – впереди всех на тысячу километров! Самый крутой, самый четкий! безумный и опасный сукин сын! First line! И обо мне ходили дурные слухи! Что я скин! Что керзами ебашу панков! Это неправда, я не только панков ебашил и не только керзами... хаха. весьма неплохая репутация, правда? работает на меня. Ты понимаешь… Но в тот раз мне надо было… ха-ха-ха!
- погоди! Подожди!..
- да, брат.
- ты потише говори, чувства чувствами, но видишь тех двух баб, по-моему, они озадачены. Они все слышат. Они все слышат. Тише…
- так это только к лучшему! Ну ладно. Я буду осмотрительным, раз уж ты сказал.
Саулюс промолчал.
- Так вот, меня считали очень крутым чуваком. Это был каунас. Бабы от меня были без ума. Моя юность… Пацаны боялись. Это произошло на концерте. я шел в туалет, а там была очередь, ну и обо мне ходили странные слухи, и я был напряжен в тот вечер и безумен вообще… и напуган наверное в тот конкретный момент... Ту очередь у туалета я ненавидел и презирал… одни малолетние уебыши. Вот, кто был по-настоящему напуган!… как только я появился, воцарилась гробовая тишина… И я уже взялся было за дверную ручку без стояния в очереди… И ОНА вдруг выходит на сцену и говорит мне: «ТЫ ЧТО, СОВСЕМ РЕХНУЛСЯ ЛЕЗТЬ ВПЕРЕДИ ОЧЕРЕДИ??» она выглядела как юная девочка тогда, но такая смелая.. Я настолько был ошарашен ее реакцией… подошел к ней, взял ее за руку и сказал: «нет, я не рехнулся.. Ты не так поняла». Вся толпа это видела. Они охуели. Я тебе говорю, я влюбился в нее с первого взгляда! Я ушел оставив их в недоумении. Все в той же гробовой тишине… Они все были какими-то худощавыми, беспомощными, изнеженными… Я хотел ее выцепить после концерта… Вот что это был за концерт не могу вспомнить… Когда я ее увидел снова, то подбежал и снова начал признаваться в любви. И целовать руки…. Мой безумный огненный шар вдруг взорвался любовью!.. словом, она потом мне сама рассказывала, что ей уже к тому моменту доложили мою неправильную репутацию... И она затряслась, когда меня увидела. Думала, я буду ее бить. А я подбежал к ней и выпросил свидание на следующий день в 6 часов у начала аллеи свободы... Ну ты знаешь, где это. я был там ровно в шесть. И честно ждал ее 40 минут. Она не приходила. Я был взбешен…. Думал, она меня предала. пошел прочь и где-то через час я как-то снова там оказался…. Сами ноги привели. И… ты представляешь… ты меня слушаешь?.. и она сидела и ждала меня, представляешь?..
- что? Что?
- она извинялась за опоздание… и мы долго целовались.. а потом дождь, летний дождь пошел… я успел укрыть ее курткой как раз за минуту, как мы пришли ко мне…
- ну? Ну? Что же было дальше, - говорил саулюс.
- у-у-у, детка, это была любовь, ЛЮ-----боо-овь, понимаешь? Вдруг меня сразила любовь. Покруче, чем этого… из булгакова… Мне больно об этом говорить. Я люблю боль… знаешь, я наверное не готов был к такому подарку с небес… - говорил паулюс, - я не готов был к любви.
- к ней никогда нельзя быть готовым, брат.
- да, это было слишком много. Я чувствовал этот переломный момент. Как будто мрак нашел на меня на вершине! Сплошное безумие! Мне срывало башню! Где-то что-то пошло не так. Знаешь, до чего дошло? Ха, дошло вплоть до того, что я выдумал ей свод правил, которых она должна была придерживаться… серьезно! не говорить громко, не смеяться, не разговаривать по мобильному телефону, не ходить в миниюбке, не ходить в эти ее школьные театры, не чавкать, не плакать, не делать неправильных движений…. она повиновалась… Я ее жутко ревновал ко всему… к себе самой в первую очередь… ко школе … не знаю почему. Она еще школьницей была…. Много правил, очень много, все и не помню. Ушла ко мне в 16 лет жить от родителей. А мне было 21. я не мог выдержать этой любви. Это сводило меня с ума. Бил ее..
- бил?
- да, много раз бил, брат, много раз прилюдно… и никто никогда не вмешивался… никогда! Я много раз душил ее во время занятий любовью… она тоже любила боль. Ведь все прощала. У нас была очень сильная связь. Потом она говорила, что я гениальный актер, а я и не играл. Разве что так – перед богом… Но потом мне надоело причинять боль ей… вернее я понял, что гораздо эффективней будет, если я буду причинять боль себе.. она любила меня, сечешь? я много раз резал себе вены, до костей, терял уйму крови, такая лужица у двери в ванную расплывается… вот эти шрамы… жуткие, а? Я сходил с ума! Помрачнение какое-то нашло. Она так меня любила!..... какой секс!. Это было ненормальным. Любовь, детка, люуу-уууубовь, понимаешь? Но остановиться было невозможно. мне хотелось посмотреть, до чего могу дойти я… а до чего может дойти она.. любовь разрушительна. это называется любопытством? Или скотством? Брат?
- сложно сказать…
- она мне руки целовала... Перевязывала раны полотенцами и простынями…
- нда-а… а я этой части твоей биографии не знал. Думал, эти шрамы появились при других… обстоятельствах…
- я о тебе тоже многого не знал, пока жил в каунасе. Она говорила, что любит меня! кстати, вот один эпизод про мою ревность. Хочешь, расскажу?
- брат, чего ты, конечно хочу…
- у нас было нечего жрать и один ее знакомый принес еду. Когда я пришел, она кошеварила, а он сидел за столом. У меня сразу мелькнула в голове мысль, что он ее ебал, пока меня не было! Не могу объяснить. Я вышвырнул его за дверь, а потом бил ее и бил... бил и бил... как я ее не убил тогда – не понимаю. как ты думаешь, брат, я псих?
- ты просто очень чувствительный человек, брат.
- ты так думаешь? – сказал брат улыбаясь.
- да, брат. Не считая того, конечно, что ты ебанутый маньяк… как и я… Если ты не забыл, я два часа назад зарезал свою любовь…
- литовские бабы, - сказал паулюс задумчиво, - только и могут, что вплетать в волосы синие цветы безумия… нам нужны другие цветы... нам нужны белые цветы, брат!… Ну словом, она сейчас где-то в россии. – продолжал он, - Я не знаю, как она и что она. Никакой информации. Однажды она просто пропала. вмешались ее родители. Мне угрожали.. за ней следили… один раз я ее видел, мы поговорили и я понял, что это конец. Они ее спасли. Я уже не чувствовал себя настолько крутым и всемогущим, как раньше… Думаю, там дело у нас шло к ее убийству с моей стороны. Это хорошо для нее – что она ушла. Наверное. Хотя чувства мне говорят иное... По слухам знаю, она уехала в россию. Может, мужиков обслуживает, не знаю… Ну и после этого я замкнулся, заперся один в четырех стенах...
- вот как, значит…
- да…
На этом моменте одна из тех двух женщин, про которых говорил саулюс, встала с дивана и подошла к ним.
- извините, а не найдется ли у вас прижечь?..
Саулюс достал зажигалку и прижег. Секундная заминка.
- а мою историю ты знаешь, - сказал саулюс вроде бы брату, но на самом деле этой женщине - от смущения.
- МЫ не знаем твоей истории, - сказала эта женщина.
- она проста, как жизнь, - ответил саулюс мгновенно и замолчал…
Паулюс вышел из курилки… Подошла другая телка. Обе они были брюнетками, с толстым слоем штукатурки на лице. об обеих немногое можешь сказать. Клубные литовки, из тех, что погрязнее. Но любительницы, непрофессионалки. Просто две женщины. В таких не влюбишься, подумал саулюс.
- а вы откуда? – сказал он.
- откуда мы? Ой, откуда мы только не откуда! – сказала она и они обе засмеялись. Паулюс вернулся в курилку с еще одним пивом, он загадочно улыбался.
- привет, девчонки! – сказал он.
После короткого обсуждения стало ясно… что? что две девчонки, как водится, не прочь поразвлечься с серьезными парнями? Все как всегда. Когда они отлучились танцевать, саулюс предложил энергичному брату по-тихому уйти.
- это пошлое место, - сказал он, - по крайней мере сегодня. Не для меня это.
- да знаю, брат. Тебе непросто сейчас, я вижу. Но мне еще хочется тут побыть. Я хочу выпить. И потанцевать. ОЧЕНЬ.
- я больше не могу..
- Я еще побуду. Ладно? Ты иди, если хочешь. Все в порядке. Побудь один. У нас тут все под контролем…
- брат, знаешь, меня заинтересовала твоя история… может, она помогает мне разобраться в себе… Но нужно больше подробностей…
- да хрен с ней, с этой моей историей. Какая разница, кто там кого любил. Ах, да, брат. одна деталь, важная. Я не хочу ее убивать, я видеть ее вообще не могу. И знать не желаю. Я думаю, если бы я ее убил сейчас, я бы чувствовал … эмм…. Раздражение… но мне это не нужно, - паулюс опять дернул рукой и снова пролил пиво себе на джинсы…
Он, пританцовывая с пивом в левой руке, направился к танцполу, а Саулюс не долго думая пошел домой. Он видел, уходя, как брат кадрит тех двух баб. «Паулюс, Паулюс… брат паулюс» - бормотал он и шел, качая головой. На улице было совсем уже холодно, и пока Саулюс шел к дому у него было странное чувство, что по этой дороге, в такую же ночь, ему уже приходилось ходить тысячу раз – именно так, как сейчас. Саулюс не чувствовал ничего кроме пустоты. Сандра была мертва, но это ничего не значило, это ничего не меняло и происходящему не было никакого объяснения, никакого оправдания, в нем не было смысла, ни малейшего, ни капельки, сандра была мертва для него уже давно, и вот он идет куда-то, убив ее, идет по ночным безлюдным клайпедским дворам, по своему кривому непонятному маршруту, вот он заходит в подъезд... Кому какое до этого дело?.......

11:34 

Глава 15

Big Brothers
karma police members
САУЛЮС РАМАНАУСКАС

Возле ларька на краю пустого и бессмысленного города, в котором дворник разводил костер из листьев, стояло лишь несколько алкашей, включая саулюса. Он просто пил пиво с дикого бодуна прислонившись к витрине, когда она подошла к окошечку и купила самые дорогие сигареты в ларьке. Еще жвачку. Была хорошо одета. Слишком хорошо для этого места. Это была она, она. Черт его знает, что она здесь делала. Сначала саулюс просто не поверил своим глазам. Но потом поверил... и списал ее появление на судьбу.
- Привет... Сандра... – сказал он.
- Здравствуйте... ой. Саулюс! Это ты?
- Я.
- ничего себе... господи.... как ты ужасно выглядишь... В тебе... как бы это сказать... утвердилась твоя губительная мрачность, что ли. И эти мешки под глазами... Наверное, личная жизнь не ладится, а?
Саулюс хотел было уже сказать, что они с братом убивают людей, но вовремя сдержался. Надо держать язык за зубами. Столько проблем, столько технического мракобесия. И еще этот похмел, этот жуткий похмел. А она – всего лишь прошлогодний снег... или лист... верно?
- что ты говоришь, саулюс?
Саулюс думал, что молчал.
- что? Я ничего не.... просто мы так неожиданно встретились... – он прочистил
горло, - как поживаешь?
- я работаю управляющей в фирме, транспортная логистика. Пробую себя и в этом. Учусь в магистратуре!
Она всегда умела рассказывать такие истории.
- управляющая, говоришь... но какая разница? Президент ты, или вор или проститутка? Я не вижу разницы... одна хуйня, как по мне.
- зато я вижу!
- поделись мыслями, раз так.
- Большая разница! Я делаю чистую работу! Деньги получаю не за свое тело, а
за выполненные работы...
- какие еще работы?
- саулюс.. ты так странно на меня смотришь... что с тобой такое?
- Ты всегда была карьеристкой... хм... хм....
- ну да, такой я и осталась. Но с личной жизнью у меня тоже все в порядке. Успеваю и там, и там.
- вот как...
- да, Саулюс... тебе может это сложно понять... но когда мы с тобой были вместе... я не успевала ни там, ни там. А теперь у меня все хорошо. Я по-настоящему счастлива. У меня все как в сказке. Замуж скоро выхожу....
Паулюсу показалось, что.где-то он уже это слышал. А впрочем, все бабы одинаковые. Всем своим бывшим они говорят одно и то же. Всем своим любовникам они говорят одно и то же. Как им хорошо с ними и как они понимают друг друга с одного взгляда..
- замуж? да ты что? Серьезно?
- да...
- надеюсь, человек достойный!...
- даже очень!
Разговор становился совсем невыносимым. Саулюс сделал глоток из бутылки.
- ну, он пограничник, - говорила она, - сейчас переводится в каунасскую полицию, так как мы решили, что нужно обосноваться в каунасе... Эти поездки друг к другу просто убивают! Вообще, живем вместе, но не одни, в другой комнате еще и подруга есть. Когда он переведется, будем жить вместе постоянно. Мы квартиру снимаем с однокурсницей...
- Я так и знал! Я так и знал!
- что именно?
- я знал, что ты выйдешь за мента!
- ему 26 лет... ну да, мент. Не имеет значения, какой он профессии. Ты же сам только что это сказал...
- я не это имел ввиду...
- Ну словом, его зовут Андрей. Но это неважно. Мы женимся, Саулюс! У нас все как в сказке... может, и ребенка заведем. Мы понимаем друг друга, любим друг друга! Мы ДОПОЛНЯЕМ друг друга! А самое главное – у нас одинаковые желания и мы смотрим на будущее в одном и том же направлении, если ты понимаешь, что я имею ввиду! Вот ты говоришь, я карьеристка. Да, я карьеристка! Я хочу пойти далеко!
- ну это мы еще посмотрим...
- что?
- не обращай внимания... я псих.
- ты какой-то странный...
- давно никого не убивал просто...
Саулюс жадно присосался к бутылке... он допил ее до дна. Сандра смотрела на это действо с плохо скрываемым отвращением.
- Ты тоже не изменился. Все так же пьешь, да?
- ну...
- продолжай в том же духе, ха-ха! Ты знаешь... я тоже кое-что знаю... и могу тебе кое-что сказать – про тебя. Из тебя никогда ничего не выйдет! Ты всегда был просто слюнтяем, преисполненным жалости к себе! А впрочем, мне пора. Я тут заболталась с тобой. Удачи и бросай пить! Может, как-нибудь встретимся... при других обстоятельствах...
- это я тебе обещаю! Все связано.... Бог есть!
Она затушила окурок о мусорку, подмигнула ему напоследок и села в неподалеку припаркованную тачку. Хорошая машина... саулюс разбирается в автомобилях... но, к счастью, все это в прошлом. Он вместе с братом уже уволился из автомастерской. Может, навсегда... вот она приспускает окно и говорит:
- да, кстати, Саулюс... как проехать к автостраде? Я, кажется, сбилась с пути...
Саулюс объяснил. Машина тронулась, а Саулюс повернулся к окошечку:
- 7 пива, пожалуйста, - сказал он, мысленно повторяя про себя номер.

Через 5 минут он уже был дома. Дома все становится слегка проще. Особенно если тебя там ждет не менее похмельный брат, который смотрит порнографию или читает, или курит, или спит, неважно. Паулюс смотрел порнографию.
- бля, ну где тебя так долго носило? Я тут чуть не умер! – сказал он.
- Паулюс, я только что встретил свою единственную любовь...
- да ты что? Стоп. – он выключил звук. - И как она?
- замуж выходит...
- а, ясно – паулюс зевнул, - и за кого?
- за мента...
- за мента?! Ты меня разыгрываешь?
- нет.
- вот это да! У этих баб нет ничего святого! Им похуй, за кого выходить, лишь бы их пезды были удовлетворены и деньги у мужа были.
- она думает, что я ее все еще люблю...
- да в пизду этих баб, - сказал паулюс.
- В ПИЗДУ, НАКРЫТЬ БОЛЬШОЙ ПИЗДОЙ И МЕЛЬЧЕННОЙ ПИЗДОЙ ПОСЫПАТЬ!!! – заорали они уже вместе, хлопнули друг друга ладонью о ладонь и расхохотались.

Паулюс допил первую бутылку, открыл вторую, сел в кресло и снова включил звук. Саулюс же забрал пепельницу и отправился на кухню... он взял ручку и аккуратно записал в блокнот 6 символов и дважды их подчеркнул...
- как бы не опоздать завтра в аэропорт, - сказал зашедший на кухню паулюс. – ямайка! Мы скоро встретимся! Яху! Боб марли и там где-то моя будущая девка сейчас собирает цветы! Я тебе рассказывал про свою мечту?
- нет, не уверен... – с сигареты брата на стол упал пепел.
- братух! Я мечтаю о том.... что однажды... я зайду в бар... в эдакий дружелюбный бар... где все свои... в мире должно быть полно таких баров... и тут она подойдет ко мне... вплетет в мои волосы белый цветок и скажет...
- паулюс! У меня к тебе дело! – прерывает его брат.
- нет, братух. Какие на ямайке дела? Там все постоянно курят травку, и девушки вплетают в волосы цветы... белые! Цветы... она скажет...
- паулюс! Послушай... У меня...
- брат! Не перебивай меня! Меня это злит! Она скажет... здравствуй... паулюс...
- паулюс! Слушай! Я хочу убить ее!
- кого?
- да эту суку....
- а как же моя мечта?..
- спокойно, братух, спокойно... ямайка подождет.... твоя мечта никуда не денется. Напротив, это судьба! - он вскочил, - Если бы мы поехали завтра, то все бы пошло коту под хвост. Ты будешь счастлив, брат! Я позабочусь об этом! Обещаю! Понимашь, все связано... Бог есть! В итоге ты появишься в том баре за минуту до того, как она туда зайдет! Я тебе обещаю...
- точно? Как-то все это неожиданно...
- да сто пудов! Не парься! Точно тебе говорю! Теперь послушай меня... понимаешь... мы должны ее убить... как бы это сказать... – саулюс походил по кухне, делая резкие жесты рукой с сигаретой, - я не люблю ее больше... но у меня есть определенное чувство... понимаешь... когда-то... когда я ее любил... я знал, что она за человек, конечно... я знал, что она вся состоит из материализма... и что у нее нет души... но я верил, что я смогу это изменить!.. моя душа проваливалась в голодную пустоту... я лежал и смотрел в потолок... была полная луна... деревья за окном мерно покачивались... выли собаки... и я пообещал себе... всерьез... я поклялся!.. ты меня слушаешь? Брат!
- я весь внимание!
- да, брат! Я поклялся себе! Что я изменю это! Я выверну наизнанку ее душу! Я брошу ее в огонь! Я вытащу ее из огня голыми руками! Чего бы мне это ни стоило! О... брат... я так ее любил... – саулюс начал плакать.- братух... ты уверен в том, что хочешь ее убить? Может, ты ее все еще любишь?
- нет, брат. Не люблю. И я не хочу ее убивать. Совсем. Я христианин. Но я проиграл. Пойми. Это слишком много для меня. Понимаешь, если человек в душе - жена мента, то этого не изменить... но я вот что тебе скажу, брат! Меня оскорбляет это! Меня оскорбляет ее душа! Меня оскорбляет то, что я дал себе клятву, которую не могу выполнить! Меня оскорбляет то, что я ее любил! Я должен ее убить, понимаешь? Я должен!
- да уж... – паулюс покачал головой, - я понимаю... но как мы ее разыщем?
- у меня есть номер ее машины...
- ясно. Мы пробьем его по базе... это ее тачка?
- скорее служебная.
- ладно. Служебная значит... пробьем номер... узнаем, где она работает... выследим.. подождем подходящего случая... похитим... отвезем в лес?
- конечно. В тот же самый. Положим ее труп рядом с тем... ну... твоим первым...
- нда...
- брат! Помоги мне!
- ну а как же. На то и брат. Не переживай. Все будет сделано в лучшем виде.
Саулюс внимательно смотрел на брата, сверля его глазами.
- брат! – сказал он.
- да, брат?
- я люблю тебя!
- я тоже люблю тебя, брат. Не парься. Сейчас все пробьем по базе... Все будет хорошо!...



И вот......... по дороге едет мини грузовик, принадлежащий братьям Раманаускэй... в нем сидят хозяева, а в багажнике – связанное женское тело с кляпом во рту... Это Сандра... они везут ее... в лес... чтобы.... ну понятно. но, может быть, стоит вкратце рассказать о том, как все прошло?

Все было сделано в лучшем виде, как и говорил Паулюс. Но возникло несколько проблемок. Во-первых... Номер по базе пробить они не смогли, так как у них была устаревшая версия программы. впрочем, они не сдавались. Саулюс хорошо запомнил, что Сандра работает управляющей в фирме по транспортным перевозкам. и перезвонил все такие фирмы в Каунасе. И каждый раз спрашивал Сандру, управляющую. Она нашлась довольно быстро... Это было первым шагом. Затем они прибыли в Каунас, подъехали к зданию и стали ждать. Ее автомобиль Саулюс узнал сразу. Он стоял припаркованный прямо у входа. Мешал грузчикам работать. Те возбужденно размахивали руками, разговаривая по телефону. В конце концов она вышла. Покричав в свою очередь на них, она припарковалась в другом месте... Потом снова зашла в здание... Они ждали несколько часов, пока она не вышла снова. она постояла у входа с охранником какое-то время, пофлиртовала, куря свою тонкую сигарету.... потом смеясь, села в автомобиль... была все так же хорошо одета. (Теперь же эта одежда аккуратно упакована в мусорный мешок, а саму Сандру они переодели в спортивный костюм, по дешевке купленный в секонд-хенде.) ее автомобиль тронулся... они поехали вслед. Так они вычислили ее адрес. Вторая проблема заключалась в подруге. Им пришлось ждать, пока Сандра не останется одна... потом – звонок в дверь и два брата заходят в дом с цветами в руках... раззинутый от удивления рот сандры, ее бледное лицо... никаких лишних разговоров: прямой удар в голову, кляп в рот, связать руки и ноги и вот она в грузовике. Им повезло: она жила в частном доме, и дом этот стоит в ряду похожих домишек, и вокруг – роща, а рядом – дорога... никто ничего не видит и не слышит. По крайней мере братья на это надеялись. Плюс ко всему шел этот мерзкий осенний дождь, вымывая все следы, оставляемые шинами... Так что дождь этот был не мерзким, а... душеспасительным, что ли. Ну а дальше.... Два с лишним часа езды из каунаса в клайпеду... и вот братья уже подъезжают к началу того самого безлюдного леса на краю города... они не много разговаривют на этот раз... темно и вокруг нет фонарей... приближается зима, и в воздухе уже пахнет морозами... они идут к нужному месту около часа... саулюс несет ее на спине... вот они подходят.... а там уже вырыта могила, а в ней – лопата и прочее... все это накрыто целлофаном... сандра в сознании... паулюс расстилает ковер у ямы... саулюс же аккуратно кладет ее на него...
- ну что?...брат? – говорит Паулюс, - сможешь ли ты это сделать?
Саулюс нервно прикуривает сигарету.
- брат, я думал об этом всю дорогу... я думал об этом все эти дни, все это время...
- и?
- я не знаю.
- если хочешь, я могу сделать это за тебя...
- нет, брат. исключено. Я никогда не смогу простить тебя за это. Ни тебя, ни себя. Это должен сделать я.
- ок. Я не настаиваю. Дело твое. Я пойду поссу. Если что кричи ОКЛАХОМА.
- ладно.
Паулюс постоял переминаясь с ноги на ногу.
- и вот что еще, брат. поговори с ней. Ты любил ее...
Паулюс постоял так, думая еще что-нибудь к этому добавить, но потом махнул рукой и слился.
Сандра застыв и не двигаясь слушала их разговор. Ее глаза были широко раскрыты... они были видны в свете луны... саулюс вспомнил это ее выражение этих ее глаз. Когда-то давно, когда он любил ее и они лежали вместе на его кровати... а это были два сдвинутых дивана посередине комнаты, которую он снимал... и в полнейшей тишине он вдыхал аромат ее шеи, ее волос... она вдруг цепко хватает его за руку и говорит:
- Слышишь?
- что, детка?
- ты слышишь? Это тараканы так шебуршатся!
Это вполне могло так быть, ведь комната эта – в общежитии, а посуду саулюс не мыл уже много дней, а пол не подметал – и того дольше... а луна светила... и действительно можно было услышать эти поскребывающие звуки...
- ненавижу тараканов! – сказала она. В ее глазах отражалась луна. Как сейчас. Паулюс промолчал тогда, тщательно изучая их выражение... они были преисполнены ужаса... не просто там страха, испуга, а именно ужаса... и они всматривались во тьму, в нутро тьмы... что было за ее зрачками тогда? что за ее зрачками сейчас? Саулюс вглядывался в них, пытаясь внутренним слухом уловить отголоски своего и ее будущего... оно казалось ему расплывчатым и мрачным. Точно таким же оно казалось ему снова. И точно такими же были ее глаза. Ничего не меняется. Просто скоро кого-то убьют... Она так не любила тараканов... скоро она вся будет в их власти. Черви ведь тоже в каком-то смысле – тараканы, верно? Саулюс смотрел на нее, боясь пошевелиться. Она иногда косила взгляд вправо... на эту могилу... которая предназначалась ей. А саулюс все смотрел и смотрел. Потом он встал и аккуратно наступил на ее лицо ботинком, оставляя след грязи.
В конце концов, он вытащил кляп.
Она прокашлялась и издала несколько звуков, словно пытаясь проблеваться. Ничего не выблевала. И она ничего не сказала. Просто впилась в него глазами. Ее лицо было смертельно бледным. Облизнула губы. Снова скосила взгляд направо... Саулюс заговорил первым. Он всегда заговаривал с ней первым.
- как себя чувствуешь, детка?
Она вспыхнула так, словно бы ей вмазали пощечину. при других обстоятельствах, конечно.
- да как ты... да как ты смеешь!.. спрашивать у меня такое! Ты знаешь, что тебе за это будет? Мой жених уже работает в полиции! Ты знаешь, что он все сделает, чтоб ты страдал! Так, как ты себе даже вообразить не можешь! Как же я тебя ненавижу! Какая же ты мразь! Ты трус и подлец, вот ты кто!
- да я знаю, детка. Ты мне сейчас не говоришь ничего нового.
- а я тебе расскажу кое-что НОВОЕ! Хочешь? Ты думаешь, ты первый мне изменил, да? Нет, Я ПЕРВАЯ тебе изменила! Я с ним так трахалась тогда, как никогда не трахалась с тобой! Когда ты уходил на работу, он приходил к тебе в комнату! Мы ебались на твоей постели! У него и член побольше, да и трахается он получше! и еще кястас, и борька, и...
- а о ком ты говоришь сейчас, сандра? Подожди. Кто он?
- тадас!
Саулюс не смог сдержать смеха. Тадаса он хорошо помнил. У этого здорового мудилы никогда не помещалось больше одной мысли в голове. Да и та была о том, как еще накачать бицепс.
Реакция саулюса, казалось, совсем сбила ее с толку.. она нервно хихикнула..
Саулюс молчал. К ним подошел паулюс.
- все в порядке, брат? До ОКЛАХОМЫ еще не дошло? – спросил он.
- Подходи. Не стесняйся. Да, кстати, я вас так и не познакомил. Паулюс, это сандра, я ее любил раньше.
- знаю..
- сандра! Это паулюс! Мой безумный брат!
- рад познакомиться! – сказал паулюс, приподнимая невидимый цилиндр и церемонно расшаркиваясь.
- уроды! Трусы!
- в общем так, сандра... мы тебя убьем. Говорю тебе это сразу и без обиняков и промедлений, так как, я знаю, у тебя есть какие-то надежды, что все это не всерьез и не взаправду. Ты наверняка думаешь, что мы тебя попугать решили... так? У тебя сто процентов есть какие-то надежды. Все люди хотят жить и цепляются за щепки... даже за других людей, утягивая их за собой в пропасть... чтобы тебе было проще, лишаю тебя всяческих надежд прямо сейчас! Паулюс! Продемонстрируй ей, что мы можем!
- о-о, с удовольствием!
Паулюс словно только и ждал этих слов. Он разбежался и со всей силы пнул ее в бок. Онa согнулась пополам и стала задыхаться... ну вы знаете, как это бывает.
- какой ужас! – сказал паулюс, танцуя вокруг нее, вы все ведете себя совершенно одинаково!
Он пнул ее еще раз. Потом отошел, закурил и встал в стороне, переминаясь с ноги на ногу. Из глаз сандры лились слезы.. саулюс подошел к ней, нагнулся и облизал ее глаза.
- как вино, - сказал он. – всегда мечтал так сделать.
Сандра начала рыдать, завывая, звать на помощь. Кляп пришелся кстати... не то, чтобы они боялись, что их кто-то услышит.. это же дремучий лес... до ближайшей дороги – почти час ходу... просто неприятно нарушать спокойствие такой прекрасной пронзительной ночи какими-то бабскими завываниями. Но поговорить с ней саулюсу все еще хотелось. Казалось, он не сказал ей еще того самого важного, что должен был.
- я хочу поговорить с тобой, сандра, - сказал он.
- мне уйти? – спросил брат.
- нет! Останься, паулюс! Я хочу, чтобы ты присутствовал!
Паулюс присел на корточки рядом.
- детка... я тебя точно убью. Можешь не сомневаться. Однако если ты будешь кричать, я причиню тебе много боли. Я не хочу причинять тебе боль. Я христианин. Я не хочу причинять тебе даже неудобства! Видишь, мы позаботились о том, чтобы тебе не было холодно! под тобой – ковер! Чувствуешь! Кивни в знак того, что ты меня понимаешь!
Сандра кивнула.
- ну так вот.. я вытащу кляп... и не вздумай кричать! Хорошо?
Сандра кивнула снова. Саулюс вытащил кляп.
- чего ты от меня хочешь? – спросила она. – ты хочешь меня трахнуть, да? Тебе не дает покоя мое тело? Мы можем это сделать. Просто отвези меня обратно. Я никому ничего не скажу...
- нет, так не пойдет. мне нужна твоя душа, а не тело, детка.
- саулюс... – сказала она ласково, как называла его тогда... – может, я еще люблю тебя? Может, я еще смогу полюбить тебя? Не поступай так. Ты сильно пожалеешь!
- возможно. Но не об этом речь... Можешь не сомневаться, детка, я убью тебя. Я убью тебя вот этим.
Саулюс вытащил из рюкзака нож.
При виде ножа она побледнела еще больше, если это вообще было возможным.
- паулюс! Скажи ему! Он сумасшедший! А ты, я вижу нормальный парень! - на этих словах саулюс приподнял бровь, - Неужели ты не видишь, что он тебя использует? Он – настоящий псих! Он дьявол! Паулюс! У тебя еще есть шанс спастись! Останови его! Умоляю! Я не хочу умирать! меня должна была ждать другая жизнь!
- заткни ей рот, - приказал брат.
- нет! нет! - кричала она. - БУДЬТЕ ПРОКЛЯТЫ, ГРЯЗНЫЕ УБЛЮДКИ! БУДЬТЕ ПРОКЛЯТЫ!
Паулюс нехотя засунул ей в рот кляп. Он выглядел грустным.
- в чем дело, брат? Она на тебя действует, да? Тебе ее жаль? – спросил саулюс.
- да уж... убить женщину – совсем не то, что убить мужчину... я умею ввиду, что ты ее любил и все такое... это важно... – сказал паулюс, - возможно, нас замучает совесть потом...
- можешь в этом не сомневаться. Нас точно замучает совесть. Все связано, брат. Бог есть! За все надо платить!
- еще есть время повернуть назад...
- нет, брат. Слишком поздно. или слишком рано. Впрочем, я думаю, время настало.
пауза. многие назвали бы ее зловещей.
- а теперь.... – он присел на корточки возле нее. - Сандра! Посмотри мне в глаза!
Сандра посмотрела в его глаза, но увидев, что он поднимает нож, зажмурилась... и задергалась... саулюс опустил нож...
- нет, так не пойдет...
- брат! Давай скорее! мне не по себе! – сказал паулюс резко.
- а впрочем, в пизду. я что-то нервничаю. я в возбуждении. дьявол! что я тебе, сандра, еще могу сказать кроме того, что уже сказал? Я не люблю тебя больше.. ты готова? надеюсь, что да.
Сверкнул, как говорится, нож... Саулюс держал ее в объятиях в последний раз... «Прости меня.... прости меня... » Сандра мотала головой. Где-то завыла собака.

Через полтора часа они уже были в своем грузовике. Паулюс все время молчал. Он не проронил ни слова с момента убийства. Видя, что брат пребывает в каком-то трансе, он доделал всю работу. Завернул тело в окровавленный ковер. Присыпал все это дело землей. Уровнял. Собрал инструменты. Саулюс не смог на этот раз обойтись без сентиментальностей. На могилу он положил две перекрещенные палки. «Она должна быть похоронена по христианскому обычаю», - сказал он, - «я люблю ее сейчас, как никогда... - добавил он секунду спустя, - я чувствую, будто бы что-то умерло во мне... я думал, мне станет легче... но мне напротив тяжело... мне очень тяжело, брат... » и все такое... даже лучшие из нас бывают сентиментальными. паулюс ничего на это не ответил.. они шли сквозь лес, ломая ветки и проваливаясь в грязь. теперь они едут по дороге домой, а завывающий ветер, кажется, все шепчет что-то... и шепчет. Так назойливо, так настойчиво. Саулюс так и не смог уловить в этом шепоте ни фразы, ни смысла, ничего. Ведет грузовик на этот раз паулюс, младший брат. Он и нарушает молчание.
- я думаю, самое время ехать на ямайку... – говорит он – А завтра просто отдохнем, выпьем... посмотрим какой-нибудь концерт... робби вполне подойдет. Или элвис... Мне чертовски осточертела эта гребаная литва... на ямайке мы покурим настоящей ямайской травки. Может, начнем новую жизнь... меня там ждет девушка… брат. Ты в порядке?
Саулюс ничего не отвечает. Он медленно затягивается дымом и выдувает струю прямо в стекло. Ветер дует в стекло с одной стороны, саулюс дымом – с другой. Ничего не меняется. Разве что пейзаж. Вдали показываются огни ночной клайпеды.
- мы можем в клуб сегодня пойти, - отвечает наконец саулюс.
паулюс сам того не замечая расплывается в довольной ухмылке.

главная